Виды обязательств из причинения вреда


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ

1.1 Понятие, признаки и элементы обязательств, возникающих вследствие причинения вреда

2. УСЛОВИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

2.1 Условия возникновения ответственности за причинение вреда

2.2 Условия возникновения обязательств из причинения вреда, не относящихся к мерам ответственности

3. ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

3.1 Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда публичной властью

3.2 Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда несовершеннолетними и недееспособными гражданами

3.3 Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда деятельностью, создающей повышенную опасность

4. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

обязательство причинение вред

ВВЕДЕНИЕ

Формирование правового государства включает в себя сложный и достаточно длительный процесс утверждения законности и правопорядка, роста и совершенствования правосознания всех граждан нашей страны.

Правовое государство призвано развить не только высшие социальные ценности общества в целом, но и стать практическим инструментом, обеспечивающим реализацию организациями и гражданами своих прав, а также их защиту в случае нарушения.

Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления прав собственности и других вещных прав. Оно регулирует имущественные и связанные с ним личные неимущественные отношения их участников.

В настоящее время так же велика роль одного из основополагающих институтов права — юридической ответственность, которая является разновидностью ответственности вообще.

Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом или иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц. Современное положение дел позволяет утверждать, что причинение вреда (ущерба) лицу от различного рода действий (бездействий) — очень распространенное в России основание возникновения гражданских прав и обязанностей.

Конституция России ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает их эффективную охрану и защиту.

Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и (или) возмещение причиненного вреда. Статья 1 Конституции РФ провозгласила Россию правовым государством. Это означает, что она должна отвечать вышеуказанным критериям.

Указанное подтверждает актуальность данной темы, необходимость изучения такого явления как «обязательства, возникающие вследствие причинения вреда (деликтные обязательства)».

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ

1.1 Понятие, признаки и элементы обязательств, возникающих вследствие причинения вреда

Определения этого обязательства закон не дает. Однако основная идея, характеризующая его, содержится в п. 1 ст. 1064 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Главное, что заложено в данной норме, заключается в установлении обязанности лица, причинившего вред, возместить причиненный вред. О праве другой стороны прямо не упоминается. Но закон, безусловно, имеет в виду и право потерпевшего требовать возмещения вреда, ибо обязанность может существовать только по отношению к субъекту, имеющему право требовать ее исполнения. Следовательно, здесь налицо обязательственное правоотношение, которое можно определить следующим образом: в силу обязательства вследствие причинения вреда лицо, причинившее вред личности или имуществу другого лица (физического или юридического), обязано возместить причиненный вред в полном объеме, а лицо потерпевшее имеет право требовать, чтобы понесенный им вред был возмещен.

В юридической литературе понятия «обязательства из причинения вреда» и «ответственность за причинение вреда» нередко употребляются в качестве тождественных, причем понятию «ответственность» уделяется главное место. Такая позиция получила отражение и в ГК РФ: гл. 59 ГК РФ названа «Обязательства вследствие причинения вреда», а первая же статья этой главы посвящена общим основаниям ответственности за причиненный вред. В дальнейшем закон употребляет главным образом понятие «ответственность», а не «обязательство». Представляется, что отмеченное употребление понятий не содержит противоречия, оно обусловлено их тесной взаимосвязью.

Ответственность по гражданскому праву представляет собой применение к правонарушителю мер принуждения — санкций, которые имеют имущественное содержание. Иное дело ответственность по обязательствам из причинения вреда. Здесь обязательство возникает из факта правонарушения. С того момента, когда данное обязательство возникло, оно имеет своим содержанием ответственность, т. е. возможность применения санкции к правонарушителю. Следовательно, в данном случае ответственность не дополняет, не «сопровождает» какое-то другое обязательство, она составляет содержание обязанности правонарушителя в обязательстве, возникшем вследствие причинения вреда. Белякова А. М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. Теория и практика. М., 2006

Правонарушитель несет ответственность за причиненный вред в форме его возмещения при наличии предусмотренных законом условий. Такую ответственность по традиции, идущей из римского права, принято называть деликтной, а обязательство, содержанием которого она является, — деликтным.

2. УСЛОВИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

2.1 Условия возникновения ответственности за причинение вреда

Внедоговорная ответственность возлагается на причинителя вреда при наличии следующих условий: а) наступление вреда; б) противоправное поведение лица, причинившего вред; в) причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом; г) вина причинителя вреда (п. 1 ст. 126 Основ, ст. 444 ГК).

Наиболее общим образом эти условия закреплены в ст. 1064 ГК, где речь идет и о вине, и о причинной связи, и о противоправности. В виде общего закреплен принцип ответственности за вину. Предусмотрена презумпция вины лица, причинившего вред, поскольку причинитель вреда освобождается от обязанности возмещения вреда (в данном случае — от ответственности), если докажет, что вред причинен не по его вине. Вместе с тем законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя. Эти положения находятся в полном соответствии со ст. 401 ГК, хотя в ст. 1064 ГК речь идет не об условиях ответственности за нарушение обязательств, как в ст. 401 ГК, а об условиях ответственности за причинение вреда. При отграничении вины от случая, который означает отсутствие вины, полезно использовать критерии, заложенные в абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК.

На внедоговорные обязательства полностью распространяется трехчленное деление вины в гражданском праве (умысел, грубая неосторожность, простая неосторожность). При этом мерой ответственности, по общему правилу, служит не степень вины, а сам вредоносный результат. Простая неосторожность потерпевшего в обязательствах из причинения вреда учету не подлежит, т. е. она не влечет ни освобождения причинителя от ответственности, ни уменьшения размера его ответственности. Объясняется это тем, что к поведению потерпевшего в обязательствах из причинения вреда, для которого вред зачастую сваливается как снег на голову, нельзя предъявлять те же требования, что и к поведению кредитора в договорных обязательствах, в которых каждый — и кредитор, и должник — всегда призван быть начеку.

Правила об учете вины потерпевшего закреплены в ст. 1083 ГК. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. Что же касается грубой неосторожности потерпевшего, то если причинитель отвечает только за вину, вина потерпевшего в форме грубой неосторожности, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя, влечет уменьшение ответственности причинителя вреда. Когда же причинитель отвечает независимо от вины, то при отсутствии его вины и наличии грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения должен быть уменьшен либо в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. Если, однако, вред причинен жизни или здоровью гражданина, то размер возмещения при отсутствии вины причинителя и наличии грубой неосторожности потерпевшего подлежит лишь уменьшению. Полный отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается.

В тех случаях, когда условием ответственности организации является ее вина в причинении вреда, также следует исходить из презумпции вины организации (п. 2 ст. 401 и п. 2 ст. 1064 ГК). Вина организации выражается в виновном поведении ее работников (членов, участников) и не сводится к вине лиц, выполняющих властно-распорядительные функции. Это может быть и вина рядового работника. Однако во всех случаях вина организации приобретает иное социальное качество по сравнению с виной конкретного работника, входящего в состав данной организации, не говоря уже о том, что вина организации нередко не замыкается на вине одного лица, а пронизывает поведение многих лиц и рассредоточена между самыми различными структурными подразделениями соответствующей организации (например, отдел материально-технического снабжения принял недоброкачественное сырье, производственный цех изготовил из него продукцию, отдел технического контроля дал «добро» на реализацию продукции, в результате чего потребителю причинен вред).

Сказанное об условиях ответственности организации за вред, причиненный ее работником, распространяется и на случаи причинения вреда работником какого-либо гражданина (например, индивидуального предпринимателя, использующего наемную рабочую силу, или гражданина, который пользуется услугами наемного шофера, сторожа, садовника и т. д.).

Обязательным условием ответственности при наличии как полного, так и усеченного состава правонарушения является юридически значимая причинная связь между поведением причинителя (в форме действия или бездействия) и наступившим вредом. Причинная связь может считаться юридически значимой, если поведение причинителя превратило возможность наступления вредоносного результата в действительность либо во всяком случае обусловило конкретную возможность его наступления. Если же поведение причинителя обусловило лишь абстрактную возможность наступления вреда, то юридически значимая причинна связь между поведением причинителя и вредом отсутствует. Юридически значимая причинная связь обычно называется необходимой, а юридически безразличная — случайной.

Таким образом, для возложения ответственности за причинение вреда требуется с помощью очерченных выше критериев установить наличие необходимой причинной связи между поведением причинителя и вредом. При этом, однако, в случаях, предусмотренных законом, ответственность возлагается не на самого причинителя, а на других лиц, например обязанных осуществлять за ним надзор. Впрочем, в указанных случаях можно констатировать наличие причинной связи между вредом и поведением не только непосредственных причинителей, но и лиц, обязанных осуществлять надзор. Например, родители не осуществляют надзор за поведением малолетнего ребенка, чем обусловливают конкретную возможность причинения вреда. Ребенок своими действиями превращает эту возможность в действительность.

Наконец, обязательным условием наступления ответственности за причинение вреда является противоправность, под которой вслед за Красавчиковым О. А. Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 2006; следует понимать нарушение чужого субъективного права без должного на то управомочия. Противоправность как один из элементов состава правонарушения нельзя отождествлять с правонарушением в целом как основанием ответственности, чего не избежал, например, А. Н. Трайнин. Если вред причинен случайно, то противоправность налицо, но ответственность, по общему правилу, не наступит ввиду отсутствия вины, которая необходима для полного состава правонарушения. Причиненный вред должен быть возмещен в денежной или иной форме, .обеспечивающей наиболее полное удовлетворение интересов потерпевшего, будь то физическое или юридическое лицо. В законе закреплен принцип возмещения вреда в полном объеме независимо от того, причинен ли вред гражданину или юридическому лицу. Закрепляя принцип полного возмещения вреда (абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК), законодатель в то же время устанавливает изъятия из него, предусматривая главным образом выплаты сверх возмещения вреда (см., например, абз. 3 п. 1 ст. 1064, ст. 1084, п. 3 ст. 1085, абз. 4 п. 3 ст. 1089 ГК). При этом выплаты сверх возмещения вреда могут быть предусмотрены законом или договором и прежде всего распространяются на случаи повреждения здоровья или причинения смерти. Так, ст. 24 и 29 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, предусматривали выплату единовременного пособия сверх возмещения вреда самому потерпевшему, а в случае смерти потерпевшего — его семье. Хотя указанные Правила с 20 ноября 1999 г. и утратили силу, о чем речь пойдет дальше, производство таких выплат и ныне опирается на прочную правовую базу в виде ст. 1084 ГК РФ и принятых в ее развитие законодательных и иных нормативных актов. В соответствии с ними выплаты производятся спасателям, работникам милиции, военнослужащим, выполняющим обязанности в горячих точках (например, в Чечне), и т. д. В случае смерти потерпевшего пособие выплачивается его семье.

2.2 Условия возникновения обязательств из причинения вреда, не относящихся к мерам ответственности

Общим для всех этих мер является то, что в их основе не лежит состав правонарушения. Это очевидно для случаев возмещения вреда, причиненного правомерным действием, поскольку здесь имеет место управомоченность на причинение вреда. На них мы и сосредоточимся. По общему правилу, вред, причиненный правомерным действием, возмещению не подлежит. В частности, не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы. Необходимая оборона не сводится к самозащите, которая закреплена как один из способов защиты гражданских прав (см. ст. 12 и 14 ГК). Но если необходимая оборона рассматривается в гражданском праве в качестве обстоятельства, безусловно освобождающего от обязанности возмещения причиненного при этом вреда, то подход законодателя к последствиям причинения вреда в состоянии крайней необходимости существенно отличается от оценки последней в уголовном праве. Общим является то, что как в уголовном, так и в гражданском праве крайняя необходимость выступает как обстоятельство, освобождающее от ответственности (соответственно уголовной и гражданской). Но если уголовное право ставит на этом точку и отпускает лицо, которое действовало в состоянии крайней необходимости, с миром, то гражданское право имеет дело с неблагоприятными имущественными последствиями совершенного деяния и должно определить, на кого следует возложить эти последствия. Состояние крайней необходимости характеризуется столковением интересов, каждый из которых социально значим и заслуживает поддержки со стороны закона. Лицо, действующее в состоянии крайней необходимости, во имя спасения интереса, который, по его мнению, более социально значим, жертвует менее значимым интересом. Поэтому, по общему правилу, было бы несправедливо связанные с этим негативные последствия оставить на том лице, чьим интересом пожертвовали. Ведь даже если эти негативные последствия целиком сосредоточить в сфере лица, которое действовало в состоянии крайней необходимости, либо того лица, в интересах которого эти действия совершены, то и при таком подходе указанные последствия будут минимизированы, поскольку удалось сберечь более значимый интерес.

По общему правилу, обязанность возмещения вреда, при наличии предусмотренных законом условий, возлагается на причинителя вреда. В то же время подход законодателя к разложению вреда достаточно гибок. Учитывая обстоятельства, при которых вред причинен, суд может возложить обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как третье лицо, так и причинителя вреда (см. ст. 1067 ГК). Вред можно разложить между причинителем, третьим лицом и тем лицом, чьим интересом пришлось пожертвовать. Учету подлежат имущественное положение всех указанных лиц и конкретные обстоятельства, при которых вред был причинен.

К мерам гражданско-правовой ответственности не относятся обязанности по возмещению вреда, возлагаемые на лиц, перечисленных в абз. 2 п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076, абз. 2 п. 1 ст. 1078, особенно на лицо недееспособное как в момент причинения вреда, так и в момент возложения на него такой обязанности.

То, что возложение обязанности возмещения вреда на лиц, указанных в абз. 2 п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076 и абз. 2 п. 1 ст. 1078 ГК, не относится к мерам ответственности, может вызвать известные сомнения. Вроде бы все элементы усеченного состава правонарушения (вред, противоправность и причинная связь) здесь налицо. Нельзя, однако, сбрасывать со счетов, что вред причинен лицом, находившимся, по крайней мере в момент причинения вреда, в таком состоянии, когда это лицо не могло понимать значения своих действий или руководить ими. Указанное обстоятельство существенно отличает поведение такого лица от поведения лиц, которые причинили вред хотя и невиновно, но как дееспособные лица могли отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. То, что субъект в данном конкретном случае не предвидел общественно-опасный характер своих действий и их последствий, не мог и не должен был их предвидеть, а потому и не мог их предотвратить, не исключает его вменяемости, которой в перечисленных выше случаях как раз и нет. Сделанный вывод не может быть поколеблен ссылкой на то, что причинитель вреда не освобождается от ответственности, если сам привел себя в состояние, в котором не мог понимать значения своих действий или руководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических веществ или иным способом (п. 2 ст. 1078 ПС). В данном случае мы оцениваем поведение причинителя и на тот момент, когда он сам «накачивал» себя до состояния невменяемости, т. е. относим возложенную на него обязанность возмещения вреда к мерам ответственности с учетом так называемой предшествующей вины. Налицо полный состав правонарушения, в том числе и вина причинителя вреда, поскольку он сам привел себя в состояние невменяемости. Б. С. Антимонов правильно указывал, что иногда «…право считается не с тем внутренним состоянием человека, которое было налицо в момент совершения обсуждаемого действия, а принимает во внимание внутреннее состояние в определенный предшествующий момент».

3. ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

3.1 Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда публичной властью

Имущественный вред, причиненный публичной властью гражданину или юридическому лицу в результате ее незаконных действий или бездействий, подлежит возмещению за счет соответствующей казны (ст. 1069 ГК). Данное правило основано на положении ст. 53 Конституции Российской федерации о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействиями органов государственной власти или их должностных лиц.

Ответственность при возникновении указанных обязательств предусмотрена ст. 1069 Гражданского кодекса РФ. Данная статья является специальной, то есть в ней предусмотрены особенности, которые отличают ее от общих правил деликтной ответственности.

Эти особенности выражаются:

а) во властно — административном, то есть юридически обязательном, одностороннем характере действий государственных органов, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц, что отличает данные отношения от гражданско — правовых;

б) в причинении вреда в этой сфере противоправными действиями указанных субъектов.

Ответственность по ст. 1069 ГК наступает на общих условиях ответственности за причинение вреда, но при наличии означенных в ней специальных условий.

Ответственность за убытки или вред, причиненные лицам и их имуществу вследствие неправомерных решений, действий (бездействия) органов власти, по общему правилу наступает при наличии следующих условий:

а) неправомерность решений государственных или муниципальных органов;

б) наличие вреда или убытков, причиненных лицам или их имуществу;

в) причинная связь между неправомерными решениями и наступившим вредом (убытками);

г) виновность должностного лица, если вред или убытки наступили вследствие принятия этим лицом не соответствующего закону решения.

Таким образом, по общим основаниям вина является необходимым условием ответственности за незаконные акты власти. Однако в статье 1069 ГК РФ не упоминается о вине причинителя вреда — соответствующих органов или их должностных лиц. Но то обстоятельство, что статья 1069 ГК РФ помещена в параграфе 1 главы 59 ГК РФ «Общие положения о возмещении вреда», свидетельствует о необходимости применения общих правил о гражданском деликте, в том числе и ответственности за вину. Р. Н. Любимова «Ответственность органов власти за вред, причиненный актами, несоответствующими закону, незаконными действиями (бездействиями)» «Вестник ВАС РФ», №3, 2000.

Для правильного понимания факта причинения вреда необходимо определить понятие «незаконных действий (бездействий)». Под ними понимаются деяния, противоречащие не только законам, но и другим правовым актам. Подобные деяния имеют многообразные виды и формы. Ими могут быть различные приказы, распоряжения, указания и иные властные предписания (причем не имеет значения, сделаны они в письменной или устной форме), которые направлены гражданам и юридическим лицам и которые подлежат обязательному исполнению. Таковым может быть и противоправное бездействие, ибо в области властно — административных отношений требуется активность и непринятие необходимых мер, предусмотренных законами и иными правовыми актами, может привести к причинению вреда. Маковский А. Л. Гражданская ответственность государства за акты власти М., 2008.

Если обязательства, возникающие вследствие причинения вреда органами государственной власти возникают не в сфере властно — административных отношений, а в результате их хозяйственной и технической деятельности, ответственность наступает на общих либо на других основаниях (например, обязательства, возникающие вследствие причинения вреда источником повышенной опасности).

Особым случаем возникновения обязательств за вред, причиненный публичной властью являются обязательства, возникающие вследствие причинения вреда гражданину в результате:

· незаконного осуждения;

· незаконного привлечения к уголовной ответственности;

· незаконного применения в качестве меры пресечения под стражу или подписки о невыезде;

· незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

3.2 Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда несовершеннолетними и недееспособными гражданами

Общим правилом деликтной ответственности является возложение обязанности возместить вред на лиц, обладающих полной дееспособностью (деликтоспособностью). Однако в жизни нередко встречается причинение вреда лицами частично недееспособными, а также полностью неделиктоспособными и лицами, не способными понимать значение своих действий. Причиненный вред в указанных случаях также подлежит возмещению в соответствии с общими правилами. Однако деликтное обязательство возникает здесь не только на основании общих положений, но главным образом в соответствии с особыми правилами, относящимися к каждому из названных специальных деликтов.

Согласно статье 1073 Гражданского кодекса ответственность за вред, причиненный малолетним, возлагается на его родителей (усыновителей) или опекунов либо на соответствующее учреждение — юридическое лицо, если малолетний находился в нем или был под его надзором во время причинения вреда.

Родители (усыновители) и опекуны отвечают за вред, причиненный малолетними, при наличии общих оснований деликтной ответственности. Противоправность их поведения обнаруживается в плохом воспитании ребенка, в неосуществлении за ним надлежащего надзора, то есть в ненадлежащем исполнении обязанностей, предусмотренных для них Семейным кодексом Российской Федерации. Статья 63 Семейного кодекса предусматривает как обязанность, так и ответственность родители за воспитание и развитие своих детей. Аналогичная норма предусмотрена ст. 150 СК РФ в отношении опекунов (попечителей).

Надо учесть, что ответственность за вред возлагается на обоих родителей, поскольку они в равной мере обязаны воспитывать детей независимо от того, проживают ли они вместе с ними или отдельно. Родители отвечают по принципу равной долевой собственности, установленной ст. 321 ГК РФ. Но возможны случаи, когда родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка. п. 15 постановление пленума Верховного суда РФ от 28.04.1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» «Российская газета», № 131, 14.07.1994.

Для возложения на родителей (усыновителей) или опекуна ответственности необходимо установить наличие причинной связи между их противоправным поведением и вредом, то есть определить, что именно вследствие плохого воспитания, неосуществления надзора ребенок совершил действие, повлекшее возникновение вреда.

Что касается условия возникновения обязательств из причинения вреда — вины, то в данном случае действует общее положение о презумпции вины: родители (усыновители), опекуны согласно п. 1 ст. 1073 ГК могут быть освобождены от ответственности, если они докажут, что вред возник не по их вине, то есть докажут отсутствие даже малейших упущений в воспитании ребенка и в надзоре за ним. Можно отметить, что опровергнуть указанную презумпцию практически невозможно.

При рассмотрении дел по искам о возмещении вреда, причиненного несовершеннолетними, необходимо учитывать следующее:

под виной родителей или опекунов и попечителей, влекущей ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними, следует понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т. п.);

под виной учебных, воспитательных и лечебных учреждений понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда;

если будет доказано, что причинение несовершеннолетними вреда имело место как по вине родителей или опекунов и попечителей, так и по вине учебных, воспитательных или лечебных учреждений, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого. п. 15 постановление пленума Верховного суда РФ от 28.04.1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» «Российская газета», № 131, 14.07.1994.

В Гражданском кодексе выделен случай ответственности родителей, лишенных родительских прав, за вред, причиненный несовершеннолетним (ст. 1075). Так ответственность суд может возложить на них в течение трех лет после состоявшегося лишения их родительских прав. В данном случае, поскольку речь идет о деликтной ответственности, должно быть установлено, очевидно, установлено наличие ее условий — противоправности, причинной связи, вины. Это следует из ст. 1075 ГК, согласно которой на лиц, лишенных родительских прав, ответственность может быть возложена, «если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей».

Действие ст. 1075 ГК распространяется не только на случаи, когда возникает вопрос о возмещении вреда малолетними (до 14 лет), но и на случаи причинения вреда несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет.

Ответственность за вред, причиненный малолетними, достаточно часто возлагается на соответствующие учреждения — юридические лица (п. 2 и 3 ст. 1073 ГК). К их числу относится, во-первых, учреждения воспитательные, лечебные, социальной защиты и другие аналогичные учреждения, которые осуществляют функции опеки над малолетними детьми, нуждающимися в опеки. Являясь опекунами, указанные учреждения несут соответствующие обязанности по воспитанию подопечных и надзору за ними. Из ответственность за вред, причиненный подопечными, наступает в случае ненадлежащего исполнения этих обязанностей, то есть противоправного поведения. Условием возникновения обязательства является и вина, причем они считаются виновными в причинении вреда, если не смогут доказать, что вред возник не по их вине.

Во-вторых, за вред, причиненный малолетним, отвечают образовательные, воспитательные, лечебные и иные учреждения, если малолетний причинил вред в то время, когда от находился под их надзоров. Условием для возложения на них ответственности является ненадлежащие осуществление надзора, то есть противоправность поведения. Недостатки воспитания в данном случае закон в качестве условия не указывает. Ответственность за вред, причиненный малолетними, возлагается также на лиц, осуществляющих надзор на основании договора. Если малолетний причинил вред, учреждение, а равно лицо, осуществляющее надзор по договору, предполагается виновным и может освободиться от ответственности, если докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

3.3 Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда деятельностью, создающей повышенную опасность

В связи с развитием технологических процессов в обществе и науки в современных условиях появляются все больше и больше деятельность источников создающих опасность, как для причинения вреда личности, так и имуществу указанными источниками. Следовательно, и увеличиваются случаи возникновения обязательств, вследствие причинения вреда данными объектами.

Статья 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих. Согласно указанной нормы юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

В первую очередь необходимо определить круг этих самых источников повышенной опасности.

До настоящего времени в юридической науке нет общепризнанного определения понятия источника повышенной опасности. Одни связывают это в первую очередь с любой деятельностью, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека. Такой позиции придерживаются и суды общей юрисдикции в правоприменительной деятельности, поскольку это, по всей видимости, соответствует замыслу законодателя. Другие настаивают на том, что под источником повышенной опасности необходимо понимать предметы материального мира, обладающие опасными для окружающих свойствами и не поддающиеся полному контролю со стороны человека. С. Шишкин «Деликтные обязательства владельцев источников повышенной опасности перед третьими лицами» «Российская юстиция», № 11, 2001.

Источником повышенной опасности надлежит признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную опасность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами. Имущественная ответственность за вред, причиненный действием таких источников, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств (например, в случае причинения вреда вследствие самопроизвольного движения автомобиля). п. 17 постановление пленума Верховного суда РФ от 28.04.1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» «Российская газета», № 131, 14.07.1994.

Исходя из понятия источника повышенной опасности как деятельности, данного в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 г. № 3 указывает, что ответственность за вред здесь наступает только в том случае, если вред возник в результате действия источника повышенной опасности (например, при движении автомобиля, работе механизма, самопроизвольном проявлении вредоносных свойств материалов, веществ и т. п.). Иначе говоря, для применения правила, содержащегося в ст. 1079, необходимо установить причинную связь между возникновением вреда и проявлением характерной (специфической) вредоносности соответствующего объекта источника повышенной опасности при его эксплуатации. Поэтому под действие ст. 1079 не подпадают, к примеру, стоящий поезд, автомобиль или станок.

Таким образом, деятельностью, создающую повышенную опасность для окружающих может быть использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п., а также осуществление строительной и связанной с нею деятельности, но на этом перечь не ограничивается в связи с появлением новых источников и деятельностей.

Следующие положение, которое регулирует данный вид обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, регулирует вопрос о том, что обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т. п.).

Не признается владельцем источника повышенной опасности и не несет ответственность за вред перед потерпевшим лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (шофер, машинист, оператор и др.). Автотранспортные и др. предприятия передают по договору аренды принадлежащие им автомашины своим работникам, т. е. лицам, состоящим с предприятием в трудовых отношениях. Если такой работник действует в интересах предприятия, пользуется его ремонтной базой и транспортное средство фактически не выходит из владения предприятия, иначе говоря, когда договор аренды является формой организации трудовых отношений, ответственность за причиненный вред согласно ст. 1079 должно нести предприятие как владелец (собственник) источника повышенной опасности.

Владелец источника повышенной опасности не может быть признан субъектом ответственности за вред, если докажет, что этот источник вышел из его обладания в результате противоправных действий др. (третьих) лиц, например, при угоне транспортного средства. В таких случаях ответственность лиц, фактически владевших источником повышенной опасности, определяется по правилам ст. 1079.

В случае причинения вреда источником повышенной опасности, выбывшим из обладания его владельца в результате противоправных действий др. лиц, но при наличии также вины владельца (например, по вине владельца не была обеспечена надлежащая охрана источника повышенной опасности), ответственность за вред может быть возложена судом как на лицо, использовавшее источник повышенной опасности, так и на его владельца. Ответственность за вред при таких обстоятельствах возлагается в долевом порядке, в зависимости от степени вины каждого из них.

Чаще всего правила ст. 1079 применяются, когда вред причинен при использовании транспортных средств. Судебная практика относит к ним автомобили, мотоциклы, мопеды, электровозы, тепловозы, троллейбусы, трамваи и т. п. Не может быть критерием для отнесения средств транспорта к источникам повышенной опасности признак их регистрации в органах ГАИ, поскольку там не регистрируется механическая сельскохозяйственная и др. техника в сельской местности (тракторы, бульдозеры, комбайны и т. п.), которая должна быть отнесена к источникам повышенной опасности.

4. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

Г. обратился в суд с иском к М. и Ю. о возмещении вреда, причиненного ДТП. В обоснование требований он указал, что в результате аварии его автомобилю были причинены технические повреждения; виновным признан водитель Ю., управлявший автобусом, собственником которого является предприниматель М.

Решением суда, оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, удовлетворено возмещение вреда в пользу истца взыскано с Ю., в иске к М. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила судебные постановления и направила дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям:

Возлагая обязанность по возмещению вреда на Ю., суд первой инстанции исходил из следующих фактов: наличие у него доверенности на управление автобусом, самовольный выезд на линию в день дорожно-транспортного происшествия без уведомления об этом своего работодателя.

Президиум областного суда указал, что нормы гражданского законодательства освобождают от ответственности лиц, состоящих в трудовых отношениях с владельцем источника повышенной опасности. Вместе с тем, Ю., имея доверенность на управление автобусом, в день происшествия самовольно выехал на линию, вследствие чего ответственность за причиненный истцу вред должен нести он.

Верховный суд России признал эти выводы надзорной инстанции областного суда ошибочными Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. №4. С.10.

Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с источником повышенной опасности, обязаны возместить вред, причиненный вследствие воздействия источника повышенной опасности. Этой же нормой предусмотрена возможность освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности, в случае если источник повышенной опасности выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

Ответственность за вред в данном случае несут лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности. При этом следует учитывать, что доверенность на управление автомобилем в интересах собственника на постоянной основе с выплатой денежного вознаграждения за выполненную работу является формой организации трудовых отношений.

Если малолетний причинил вред в то время, когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор на основании договора, это учреждение или лицо отвечает за вред, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

Это подтверждается судебной практикой — малолетний Р. (13 лет), во время перемены в школе сбил с ног С. (7лет), в результате чего девочка получила травму головы. Мать девочки обратилась в суд с иском к родителям Р. с требованием о возмещении затрат на приобретение лекарств и о компенсации морального вреда.

Решением суда, оставленного без изменения кассационной коллегией, заявленные требования были удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России отменила решения судов, указав следующее.

Как видно из материалов дела, вред здоровью С. был причинен тринадцатилетним Р. в то время как оба малолетних учащихся находились в здании образовательного учреждения (школы).

Возлагая на родителей Р. в соответствии с п.1 ст. 1073 ГК РФ обязанность возместить вред, причиненный их малолетним сыном, суд считал, что ответчики не доказали отсутствие их вины в ненадлежащем воспитании сына, состоящего на учете в инспекции по делам несовершеннолетних и не являющегося, по мнению суда, законопослушным.

Применение данной нормы Верховный суд России посчитал ошибочным, поскольку в соответствии с п.3 той же ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный малолетним в то время, когда он находится под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, отвечает это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

При рассмотрении дела суд установил, что вред здоровью девочки малолетний Р. причинил во время, когда находился под надзором школы, которая должна была осуществлять этот надзор надлежащим образом. Бюллетень Верховного суда РФ. 2001. №1. С.20

От ответственности за вред, причиненный малолетними учениками во время школьных занятий, школа могла быть освобождена только в том случае, если в суде она доказал, что вред возник не по ее вине в осуществлении надзора. Только в этом случае мог бы быть поставлен вопрос об ответственности родителей малолетнего причинителя вреда.

Малолетние, т. е. лица, не достигшие 14 лет, признаются неделиктоспособными и, следовательно, не могут быть субъектами ответственности.

Интересен другой пример из судебной практики.

Пятилетний мальчик Х. во время нахождения в детском саду «Мальвина» упал с горки и получил травму. Ребенок стал инвалидом и нуждался в санаторном лечении. Мать Х. обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда к Управлению дошкольного образования, на балансе которого находился детский сад, ссылаясь на то, что ответчик не обеспечил безопасных условий пребывания ее ребенка в детском саду (дети находились без надлежащего присмотра), поэтому обязан компенсировать им обоим физические и нравственные страдания.

Решением Комсомольского районного суда Самарской области от 11 февраля 1999г. в удовлетворении иска было отказано в связи с отсутствием вины сотрудников детского сада в причинении мальчику травмы. Отсутствие вины ответчика в причинении морального вреда истице и ее сыну суд обосновал показаниями сотрудников детского сада, родителей других детей и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении воспитательницы С.

Определением кассационной инстанции Самарского областного суда от 08 июня 1999г. решение суда было отменено по тем мотивам, что оно вынесено без выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, без надлежащей оценки имеющихся в деле доказательств.

Постановлением президиума надзорной инстанции Самарского областного суда от 07 октября 1999г. определение кассационной инстанции было отменено с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России 20 июля 2001г. удовлетворила протест заместителя председателя ВС РФ и отменила постановление надзорной инстанции Самарского областного суда, указав следующее:

При рассмотрении данного дела истице следовало доказать в суде факт причинения ей и ее сыну физических и нравственных страданий, а ответчик, возражавший против иска, должен был доказать отсутствие своей вины в причинении этого вреда согласно требованиям общих положений ст. 1064 ГК РФ.

Юридически значимым для данного дела обстоятельством является определение лица, ответственного за вред сыну истицы.

Как считали суд первой и надзорной инстанции, отвечать за причиненный вред не должен никто, поскольку травма была причинена ребенком им самим в результате несчастного случая при катании с горки.

Между тем, в соответствии со ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетними отвечает воспитательное заведение, под надзором которого находится ребенок.

Эта норма применяется и тогда, когда вред причинен ребенку в результате его собственных действий, поскольку урегулированные ею последствия причинения ребенком вреда другим лицам, за которое ребенок самостоятельно нести не может по юридической природе, равнозначны последствиям причинения малолетним вреда самому себе. Действия малолетних детей лишены юридического значения, за них отвечает воспитательное учреждение, обязанное обеспечить безопасные условия пребывания в них детей.

Поэтому нельзя признавать вину несовершеннолетних, не достигших 14 лет, в причинении вреда ни другим лицам, ни себе самим, и правила закона об учете вины потерпевшего неприменимы к случаям повреждения здоровья этих детей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В процессе исследования, темы данной курсовой работы, я сделала вывод, что для возникновения обязательств вследствие причинения вреда необходимо наличие обязательных условий, которыми являются: наличие вреда, противоправность действия лица, причинившего вред, причинная связь между его действиями и вредом, а также вина причинителя (возможны исключения).

В некоторых случаях необходимо наличие и специальных условий. В этом случае возникают отдельные виды обязательств из причинения вреда, а именно: обязательства, возникающие вследствие причинения вреда публичной властью, обязательства, возникающие вследствие причинения вреда несовершеннолетними и недееспособными гражданами, обязательства, возникающие вследствие причинения вреда деятельностью, создающей повышенную опасность.

Среди всех возможных в гражданском праве видов обязательств обязательства, возникающие вследствие причинения вреда, имеют наибольшее значение в жизни общества.

Я считаю, что причинение вреда (ущерба) от различного рода правонарушений — наиболее распространенный случай нарушения имущественных прав организаций и граждан. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда направлены именно на защиту этих прав.

Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда предназначены служить обеспечению прав и интересов субъектов гражданского права от различных нарушений и защищать эти права и интересы в случаях, когда их нарушение произошло.

Возмещение причиненного ущерба при возникновении обязательств, вследствие причинения вреда имеет своей целью устранение отрицательных имущественных последствий, возникших вследствие противоправных действий лица (повреждение, порча, уничтожение имущества другого субъекта права, причинение вреда здоровью и так далее). Устранение указанных последствий происходит путем возмещения причиненного вреда.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 г. №51-ФЗ. М.:Омега-л, 2010. — 490 с.

2. Садиков, О. Н. Комментарий к второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, / О. Н. Садиков. — М. : Инфра-М, 2007. — 376 с.

3. Белякова, А. М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда // А. М. Белякова. — М., 2006. — 476 с.

4. Красавчиков, О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. // О. А. Красавчиков, М., 2006. — 413 с.

5. Маковский, А. Л. Гражданская ответственность государства за акты власти // А. Л. Маковский. — М., 2008. — 698 с.

6. Сгибнева, О. В. Обязательственное право: учеб. для вузов // О. В. Сгибнева. — М.:Юрист, 2008.-654 с.

7. Сергеева, А. П. Гражданское право: Учебник. // А. П.Сергеева. — М.: Статут, 2007. — 450 c.

8. Толстой, Ю. К. Гражданское право: Учебник. // Ю. К. Толстой. — М.: Статут, 2007. — 608 c.

9. Любимова, Р. Н. «Ответственность органов власти за вред, причиненный актами, несоответствующими закону, незаконными действиями (бездействиями)» «Вестник ВАС РФ», №3, 2000.

10.Конституция Российской Федерации и государственная символика.- М.: ООО «Рид Групп», 2011. -48с.

11.Федеральный закон от 14.06.12 №67-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и порядке возмещения такого вреда, причинённого при перевозках пассажиров метрополитеном»

Если вы думаете скопировать часть этой работы в свою, то имейте ввиду, что этим вы только снизите уникальность своей работы! Если вы хотите получить уникальную курсовую работу, то вам нужно либо написать её своими словами, либо заказать её написание опытному автору:
УЗНАТЬ СТОИМОСТЬ ИЛИ ЗАКАЗАТЬ »