Специальный субъект преступления


Введение

Понятие субъект преступления является одним из ключевых в уголовном праве. Для осуществления стоящих перед уголовным законодательством задач охраны защищаемых уголовным правом интересов необходимо точное определение субъекта преступления. Без данной категории сложно представить существование всей науки уголовного права, так как с помощью него дается ответ на то, в каком случае лицо, совершившее деяние, — преступник.

В современных условиях на пути построения в Республике Беларусь правового государства возрастает интерес к проблеме изучения личности лица, совершившего преступление. Актуальность рассмотрения проблемы субъекта преступления подчёркивается также тем, что каждый случай совершения преступления имеет свои индивидуальные черты, в том числе относящиеся к характеристике конкретного лица, виновного в данном преступлении. Каждая личность обладает специфическими, только ей свойственными признаками, составляющими её индивидуальность. Как следствие, все индивидуальные характеристики не могут найти отражение в теоретических и законодательных конструкциях составов преступлений. В теории уголовного права выбраны наиболее типичные свойства личности преступника, они нашли отражение в понятиях признаков субъекта преступления. [14, с. 132].

Субъект преступления в современном уголовном праве Республики Беларусь представляет собой целую юридическую конструкцию, образуемую совокупностью определенных признаков. При этом наличие каждого из данных признаков является обязательным условием для того, чтобы признать то или иное лицо субъектом преступления. В случае отсутствия хотя бы одного из элементов этой юридической конструкции будет отсутствовать и субъект преступления, а, следовательно, не будет и состава преступления. Кроме того, в Уголовном кодексе Республики Беларусь есть ряд составов преступлений, предполагающих наличие специального субъекта — конструкции более сложной, чем просто субъект преступления. [14, с. 85].

Именно поэтому субъект преступления является не менее важным элементом состава преступления и требует не менее тщательного рассмотрения.

Целью данной работы является всестороннее изучение вопросов, связанных с понятием субъекта преступления, определение его признаков, как обязательных, так и факультативных, а также вопросов, касающихся специального субъекта преступления.

Одной из главных задач написания данной курсовой работы является изучение понятия и признаков субъекта преступления в современном уголовном законодательстве Республики Беларусь. Еще одной немаловажной задачей написания данной работы является уделение внимания дополнительным признакам субъекта преступления, образующим понятие специального субъекта преступления.

Также особое внимание в курсовой работе уделено рассмотрению и исследованию признаков лица, совершившего преступление, которые самым тесным образом связаны с вопросами уголовной ответственности. В свою очередь, проблемы возраста и вменяемости субъекта преступления диктуют необходимость их комплексного изучения не только учеными-юристами, но и представителями других наук, специалистами в самых различных областях знаний.

Наиболее часто эти проблемы имеют место в теории и практике при решении вопросов уголовной ответственности, если преступление совершается невменяемым субъектом преступления либо несовершеннолетним, у которого имеет место отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством.

Что касается признаков субъекта преступления, то их изучение имеет большое значение при практическом применении уголовного закона. Установление признаков субъекта преступления позволяет уточнить характер и степень общественной опасности преступника, его юридическую природу, а также помогает правильно квалифицировать совершенное преступление.

Т. о. субъект преступления как элемент состава преступления и как уголовно-правовая категория — довольно сложное и многогранное понятие, требующее дальнейшего научного изучения и уточнения. Данная курсовая работа состоит из 3 разделов. В первом разделе дается понятие субъекта преступления. Второй раздел дает детальное определение признаков субъекта преступления, в частности, возраста и вменяемости как условий уголовной ответственности. Также раскрывается понятие уменьшенной вменяемости. В третьем разделе уделено внимание специальному субъекту преступления. В заключении делаются выводы о необходимости изучения субъекта преступления как правового явления.

При написании курсовой работы были использованы такие нормативно-правовые акты, как: Уголовный кодекс Республики Беларусь, Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. Также были использованы статьи таких авторов, как Стремоухое А. А., Стальмахова Э. Н., Спасенников Б. А.; научная литература следующих авторов: Саркисова Э. А. «Уголовное право. Общая часть»; Бабий Н. А. «Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть»; Хомич В. М. «Уголовное право. Общая часть» и др.

1. Понятие субъекта преступления

Среди элементов состава преступления важное место занимает субъект преступления. Без субъекта не может совершиться преступление. Действительно, именно человек совершает общественно опасные деяния, которые посягают на определенный объект. Социально-правовая характеристика человека для решения вопроса о его уголовной ответственности значения не имеет. Исключение составляют лица, обладающие дипломатическим иммунитетом.

Кроме того, в сознании лица имеются определенные психологические отношения к своим общественно опасным деяниям и последствиям этих деяний. Иначе говоря, без субъекта не может быть ни объекта, ни объективной стороны, ни субъективной стороны преступления.

Преступления совершают люди, у которых в той или иной степени уже сформировалось антиобщественное сознание. Антиобщественное сознание — это взгляды, суждения, убеждения лица, которые не соответствуют моральным и правовым нормам, установленном в определенном обществе и противоречат им. Вот именно такие лица и совершают преступления, и являются их субъектами.

Субъектом преступления в соответствии с уголовным законодательством Республики Беларусь является физическое лицо, которое достигло необходимого возраста, находится в состоянии вменяемости и совершило общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом. В статьях 5 и 6 Уголовного Кодекса Республики Беларусь (далее — УК) определяется, что уголовную ответственность могут нести физические лица: граждане Республики Беларусь, лица без гражданства и иностранные граждане, которые не пользуются дипломатическим иммунитетом. То есть субъектом преступления признаётся лицо, совершившее общественно опасное деяние и способное понести за него уголовную ответственность.

Однако при характеристике данного института уголовного права необходимо понимать, что это юридическое понятие, тесно связанное с категориями «состав преступления», «уголовная ответственность». По мнению В. Г. Павлова, «понятие субъекта преступления означает, прежде всего, совокупность признаков, на основании которых физическое лицо, совершившее общественно опасное деяние, подлежит уголовной ответственности» [18, с. 69]. Значение субъекта преступления заключается в том, что он является элементом состава преступления и входит в основание уголовной ответственности. Кроме того, признаки субъекта преступления в ряде случаев влияют на квалификацию содеянного.

Не может быть субъектом преступления животное. В тех случаях, когда человек использует животное для причинения общественно опасного вреда или когда такой вред причинен в результате недосмотра за животным, к уголовной ответственности привлекается владелец животного либо лицо, использовавшее животных в качестве орудия или средства совершения преступления, которое и является субъектом соответствующего преступления.

В разные исторические периоды и в разных государствах вопрос о признании причинителя вреда субъектом преступления решался иначе, чем в настоящее время. Так, в средние века во многих странах субъектами преступлений признавали животных.

Долгое время субъектами преступления, подлежащими уголовной ответственности, признавали детей, умалишенных, которые не могли отдавать себе отчет в своих действиях. И только с развитием цивилизации, науки, в том числе психиатрии и психологии, при реализации в уголовном праве гуманистических, просветительных идей психически больных и малолетних перестали признавать преступниками.

Однако понятие и признаки субъекта преступления в различных странах в настоящее время определены неоднозначно. Так, неодинаков возраст, с которого наступает уголовная ответственность по законодательству различных государств. Например, в Англии к уголовной ответственности можно привлекать с 10 лет, в Индии — с 14 лет, а в отдельных случаях — с 7 лет, во Франции — с 13, в ФРГ — с 14 лет.

Юридическое лицо также не может быть субъектом преступления. За ущерб, причинённый юридическими лицами, ответственность несут конкретные должностные лица и иные работники юридических лиц, чьими деяниями и был причинён соответствующий ущерб. Например, за загрязнение атмосферного воздуха (ст.274 УК) отвечают лица, а не предприятия, производственной деятельностью которого причинен вред окружающей среде. Согласно законодательству некоторых иностранных государств к уголовной ответственности могут привлекаться и юридические лица. Так, УК Франции 1992 г. предусматривает уголовную ответственность юридических лиц и наказанием для них, как правило, является штраф.

Уголовное законодательство ряда зарубежных государств (США, Голландии) предусматривает уголовную ответственность юридических лиц за наиболее опасные преступления (экологические, хозяйственные и др.). Заслуживает внимания опыт Японии, где в области хозяйственных преступлений применяются параллельно административная ответственность организаций и уголовное наказание физических лиц — представителей этих организаций.

Отказ от привлечения к уголовной ответственности юридических лиц вполне согласуется с принципом персональной, личной ответственности каждого человека за совершенные им общественно опасные действия — одним из основных принципов уголовного права. Каждое лицо отвечает только за то, что совершено его собственными действиями.

Не являются субъектами преступления группы лиц независимо от того, формальными или неформальными они являются. В случае совершения преступления усилиями такой группы каждый из участников преступления привлекается к ответственности персонально в соответствии с требованиями института соучастия в совершении преступления [1, с. 143].

Законодательством Республики Беларусь субъектом преступления признается не всякое физическое лицо, а только такое, которое находится в состоянии вменяемости в момент совершения преступления и достигло определенного возраста. Наличие вменяемости и достижение определенного возраста, установленного законом, являются обязательными признаками субъекта каждого состава преступления. Отсутствие хотя бы одного из них означает, что лицо ни при каких обстоятельствах не может быть признано субъектом преступления и привлечено к уголовной ответственности.

Субъект преступления — это вменяемое лицо, т. е. способное сознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния и руководить им. При отсутствии такой способности в силу болезненного состояния психики лицо признается невменяемым и вследствие этого не подлежит уголовной ответственности за совершенное им общественно опасное деяние, предусмотренное в уголовном законе. Субъектом преступления может быть только то физическое и вменяемое лицо, которое достигло установленного уголовным законом возраста. Согласно ч. 1 ст. 27 УК уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста, за исключением случаев, предусмотренных УК.

В части второй данной статьи содержится перечень преступлений, в частности 21 преступление, ответственность за совершение которых наступает с 14-летнего возраста. Давая характеристику данного перечня преступлений, нередко указывают на то, что с 14-летнего возраста наступает ответственность за наиболее опасные преступления (тяжкие, особо тяжкие). Между тем, не этим критерием руководствовался законодатель, устанавливая ответственность с такого возраста именно за указанные в ч. 2 ст. 27 УК преступления. Безусловно, среди названных преступлений большинство составляют тяжкие и особо тяжкие преступления, однако не тяжесть преступления является главным критерием установления указанного перечня, а способность по достижении 14-летнего возраста осознавать очевидную для всех общественную опасность наиболее распространенных среди подростков посягательств на человека, собственность, общественную безопасность, здоровье населения, общественный порядок и общественную нравственность.

Если бы законодатель использовал только критерий тяжести совершаемых преступлений, то, вероятно, в указанный перечень попали бы и многие другие тяжкие и особо тяжкие преступления (например, бандитизм, терроризм, измена государству, террористический акт и т. п.) и не были бы включены в него такие менее тяжкие преступления, а также преступления, не представляющие большой общественной опасности, как причинение смерти по неосторожности, умышленное причинение менее тяжкого преступления, кража без отягчающих обстоятельств, заведомо ложное сообщение об опасности, осквернение сооружений и порча имущества.

Что касается значения субъекта преступления, то следует отметить, что субъект преступления является обязательным элементом состава преступления. Кроме того, субъект преступления имеет значение и для квалификации совершенных лицом преступлений. Например, в зависимости от возрастного признака субъекта преступления может по-разному решаться вопрос о квалификации совершенного деяния. Если подросток, достигший 16-летнего возраста, совершивший действия, образующие признаки бандитизма, должен отвечать за бандитизм по ст. 286 УК, то подросток, не достигший такого возраста, но достигший 14-летнего возраста, принимавший участие в совершении преступлений в качестве члена банды, подлежит ответственности не по ст. 286 УК, а по соответствующим статьям УК о преступлениях, ответственность за которые наступает с 14-летнего возраста (например, убийство, разбой, изнасилование и др.).

В уголовном праве используется существующее в криминологии понятие «личность преступника». Это понятие относится также к субъекту преступления, т. е. лицу, совершившему общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом. Иными словами, когда говорят о субъекте преступления и личности преступника, имеют в виду одно и то же лицо, т. е. человека, совершившего преступление. Но содержание в каждое понятие вкладывается иное, вследствие чего они имеют и различное правовое значение.

«Личность преступника» как криминологическое понятие вытекает из философского понимания личности как социальной сущности человека, проявляющейся в системе общественных отношений. Как писал К. Маркс, сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей деятельности она есть совокупность всех общественных отношений. Эти общественные отношения (политические, правовые, нравственные, культурные, семейные и т. п.) формируют человека как личность [9, с. 162].

Личность преступника — это тоже продукт общественных отношений, сочетающий в себе различные свойства и качества, присущие человеку. Поэтому понятие «личность преступника» представляет совокупность признаков, характеризующих это лицо не как абстрактную категорию (как элемент состава преступления), сочетающую признаки, необходимые для привлечения лица к уголовной ответственности, а как человека, обладающего демографическими, социальными и другими личностными качествами. Понятие «личность» связано с индивидуальными качествами субъекта преступления как члена общества, участника общественных отношений. Все эти качества не влияют на решение вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности, равно как и на квалификацию содеянного, однако они подлежат учету в процессе реализации принципа индивидуализации ответственности.

В частности, в ст. 62 УК, устанавливающей общие начала назначения наказания, в числе обстоятельств, подлежащих учету судом при назначении наказания, наряду с другими названа личность виновного. В перечне обстоятельств, смягчающих ответственность, также учитываемых при назначении наказания, названы обстоятельства, выступающие в роли личностных качеств виновного: совершение преступления беременной женщиной, совершение преступления престарелым лицом, наличие на иждивении виновного малолетнего ребенка. Оценивая личность виновного, суд в обязательном порядке должен учесть его характеристику (например, по месту работы, учебы, жительства). Все это относится к понятию «личность преступника», которого, в отличие от субъекта преступления, характеризуют не четыре, а множество признаков, в общей совокупности представляющей его социально-демографическую характеристику.

Обязательными признаками субъекта преступления, таким образом, являются следующие:

— это физическое лицо;

— это вменяемое лицо;

— это лицо, достигшее установленного уголовным законом возраста;

— лицо, совершившее общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом.

Также можно выделить и факультативные признаки субъекта преступления, которыми являются предусмотренные отдельными статьями Особенной части Уголовного кодекса специальные признаки. Носители таких признаков именуются в уголовном праве специальными субъектами преступления.

Субъект преступления в системе других элементов составляет содержание состава преступления, т. е. совокупности признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление. Наличие или отсутствие тех или иных признаков субъекта преступления имеет большое значение для отграничения преступных деяний от непреступных и правильной квалификации общественно опасных действий виновного. Наличие же обстоятельств, которые характеризуют личность преступника, учитывается судом при назначении наказания [18, с. 123].

Таким образом, субъект преступления — это физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности и совершившее предусмотренное уголовным законом общественно-опасное деяние. Данное определение понятия субъекта преступления представляет собой слагаемое его основных признаков, наличие которых в совокупности свидетельствует о конкретном лице, подлежащем уголовной ответственности за совершенное общественно опасное деяние.

вменяемость возраст личность ответственность

2. Признаки субъекта преступления

2.1 Возраст как условие уголовной ответственности

Достижение определенною возраста — необходимое условие привлечения к уголовной ответственности. На избрание оптимального возрастного минимума, допускающего уголовную ответственность, в определенный исторический период в каждой стране влияет множество факторов, обусловленных политическими, социальными, экономическими предпосылками. Например, те, кто предлагает понизить возрастной предел уголовной ответственности, мотивируют это тем, что опасность многих преступлений настолько очевидна, а их запрещенность общеизвестна, что это способны понимать и понимают значительно раньше 14 или 16 лет, а совершение этих деяний такими лицами не редкость. Им возражают, что понижение возраста уголовной ответственности повлечет криминализацию большого массива деяний.

Таким образом, аргументация позиций лежит в разных плоскостях, так как одни говорят, что отвечать должны те, кто способен понимать свои действия и руководить ими, а другие считают, что детей нужно воспитывать, а не наказывать. Поэтому на вопрос кто из них прав нельзя дать ответ, так как и те, и другие в какой-то степени правы, ведь проблема не настолько проста, чтоб ее можно было решить одним путем. Интеллектуальная и волевая способность произвольной регуляции поведения наступает гораздо ранее 14 лет, но это только психологический и медицинский критерии. А суть спора о минимальном возрасте уголовной ответственности обусловлена отношением к самой ответственности и наполнением ее конкретным содержанием.

Если ответственность и наказание являются только карой, то можно понизить минимальный возраст ответственности, а если это только средство защиты общества от преступных посягательств, то общество должно воспитывать несовершеннолетних, а не наказывать. [3, с. 15].

В уголовном законодательстве нет понятия уголовной ответственности и не определены ее цели. Но в науке принято считать целями уголовной ответственности цели наказания, которые сформулированы как восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. О каре умалчивается, хотя очевидно ее наличие в наказании [2, с. 23].

Уголовной ответственности в соответствии с Уголовным кодексом Республики Беларусь подлежит лицо, достигшее до совершения преступления возраста шестнадцати лет, за исключением случаев, предусмотренных Уголовным кодексом (ч. 1 ст. 27 УК).

За отдельные виды преступлений, указанные в ч. 2 ст. 27 УК, уголовная ответственность наступает с четырнадцати лет:

? убийство (ст. 139 УК);

? причинение смерти по неосторожности (ст. 144 УК);

? умышленное причинение тяжкого телесного повреждения (ст. 147 УК);

? умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения (ст. 149 УК);

? изнасилование (ст. 166 УК);

? насильственные действия сексуального характера (ст. 167 УК);

? похищение человека (ст. 182 УК);

? кража (ст. 205 УК);

? грабёж (ст. 206 УК);

? разбой (ст. 207 УК);

? вымогательство (ст. 208 УК);

? угон транспортного средства или маломерного водного судна (ст. 214 УК);

? умышленные уничтожение либо повреждение имущества (ч. 2 и 3 ст. 218 УК);

? захват заложника (ст. 291 УК);

? хищение огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ (ст. 294 УК);

? умышленное приведение в негодность транспортного средства или путей сообщения (ст. 309 УК);

? хищение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и аналогов (ст. 327 УК);

? хулиганство (ст. 339 УК);

? заведомо ложное сообщение об опасности (ст. 340 УК);

? осквернение сооружений и порчу имущества (ст. 341 УК);

? побег из исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, арестного дома или из-под стражи (ст. 413 УК).

При установлении возраста ответственности за то или иное преступление необходимо обращать внимание не только на номер статьи, но также и на часть статьи при её указании в ч. 2 ст. 27 УК. Отдельные статьи Особенной части Уголовного кодекса устанавливают ответственность за совершение определённых деяний только лицами, достигшими восемнадцатилетнего возраста (например, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления — ст. 172 УК, половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста — ст. 168 УК). Субъектами некоторых преступлений фактически могут быть только лица, достигшие более старшего возраста, например, вынесение заведомо неправосудного приговора может быть осуществлено лишь лицом, достигшим двадцатипятилетнего возраста [7, с. 524].

Основным критерием установления возрастных признаков субъекта является наличие в этом возрасте способности сознавать фактический характер и социальную значимость своих действий, а также наличие способности руководить своими действиями.

Формальным критерием установления возрастных признаков субъекта является количество прожитых лет (возраст). Лицо считается достигшим определённого возраста с начала следующих за днём рождения суток.

Возраст устанавливается на основании личных документов, а при их отсутствии — на основании заключения судебно-медицинской экспертизы.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Республики Беларусь (далее — УПК) срок, исчисляемый сутками и месяцами, начинает течь с ноля часов следующих суток и истекает в 24 часа последних суток или последнего числа соответствующего месяца [15, ст. 158]

Исходя из требований данной нормы, а также, используя общеправовой подход к исчислению сроков, лицо следует считать достигшим определенного возраста не в день рождения, а начиная с ноля часов следующих суток. При установлении возраста экспертной комиссией днем рождения обвиняемого необходимо считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении минимального и максимального числа лет следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

Если лицо, достигшее 16-летнего или 14-летнего возраста, во время совершения общественно опасного деяния было неспособно вследствие отставания в умственном развитии, не связанного с болезненным психическим расстройством, сознавать фактический характер или общественную опасность своего деяния, оно не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 27 УК).

При наличии данных, вызывающих сомнение в умственном развитии несовершеннолетнего, совершившего общественно опасное деяние, следует назначать психологическую или психолого-психиатрическую экспертизу.

При этом на разрешение психолого-психиатрической экспертизы может быть также поставлен вопрос, было ли способно лицо, совершившее общественно опасное деяние, сознавать его фактический характер или общественную опасность. На разрешение эксперта-психолога должен быть поставлен вопрос, соответствует ли умственное развитие несовершеннолетнего его возрасту.

Использование в Уголовном кодексе формального возрастного критерия означает, что законодатель исходит из презумпции, что всякое лицо по достижении соответствующего возраста обладает необходимой для ответственности способностью сознавать свои действия и руководить ими, если не будет доказано иное.

Между тем социальное созревание личности происходит у разных людей разновременно в зависимости от конкретных условий жизни и психофизиологических особенностей. Наличие способности сознавать свои действия и руководить ими до достижения возраста уголовной ответственности не может служить основанием для привлечения лица к ответственности за совершённое преступление [1, с. 144].

Ограничение возраста уголовной ответственности вовсе не означает, что лица, которые совершили предусмотренные Уголовным кодексом общественно опасные деяния в более раннем возрасте, находятся вне сферы государственного реагирования. Законодательство предусматривает достаточно строгие меры воспитательного воздействия на таких лиц вплоть до изоляции их в специальных учебных заведениях.

Если лицо в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет совершает преступление, ответственность за которое наступает с шестнадцати лет, но в этом преступлении содержатся все признаки иного преступления, ответственность за которое наступает с четырнадцати лет, то такое лицо привлекается к уголовной ответственности за это иное преступление. Например, субъектом убийства работника органов внутренних дел может быть лицо, достигшее возраста шестнадцати лет (ст. 362 УК). Однако убийство работника органов внутренних дел полностью подпадает под признаки более общей нормы — убийство лица или его близких в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. 10 ч. 2 ст. 139 УК). По ст. 139 УК и будет подлежать ответственности лицо в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет за убийство работника органов внутренних дел. Данное правило должно в полной мере применяться и к иным возрастным категориям.

От изложенного правила квалификации следует отличать случаи привлечения к ответственности за более тяжкое преступление, если за фактически совершённое преступление ответственность наступает с более старшего возраста. Естественно, что подобного рода переход недопустим ни при каких условиях. Так, уголовная ответственность за совершение убийства при смягчающих обстоятельствах, например в состоянии аффекта (ст. 141 УК) или при превышении пределов необходимой обороны (ст. 143 УК), наступает с шестнадцатилетнего возраста. Это означает, что лицо в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет не может быть привлечено к ответственности за такие преступления. Одновременно это означает, что лицо в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет не может быть привлечено к ответственности за эти преступления и по ст. 139 УК.

Требует своего законодательного разрешения вопрос об ответственности за составные преступления, если за входящие в них преступления ответственность наступает в разном возрасте, например, за одно из них ответственность наступает с четырнадцати лет, а за другое — с шестнадцати лет. Особую остроту эта проблема приобретает применительно к такому преступлению, как убийство. Одним из квалифицирующих признаков убийства является его сопряжённость, например, с бандитизмом. Однако если ответственность за убийство наступает с четырнадцати лет, то ответственность за бандитизм наступает после шестнадцати лет, в связи с чем и ответственность за квалифицированное бандитизмом убийство должна наступать с шестнадцати лет.

Таким образом, Уголовным Кодексом Республики Беларусь установлено три возраста уголовной ответственности:

? 16 лет — общий возраст уголовной ответственности;

? 14 лет — возраст уголовной ответственности за 21 преступление, указанное в ч. 2 ст. 27 УК;

? 18 лет — возраст уголовной ответственности, установленный в отдельных статьях Особенной части УК.

2.2 Вменяемость как условие уголовной ответственности

Поведение человека, любые его деяния, включая и преступные, определяются его сознанием и волей. Последние — продукт внешних условий, в которых живет человек, так как сознание и воля формируются социальными условиями жизни человека. Каждый человек с нормальной психикой обладает свободой воли, что означает способность осознанно принимать решение. Сознавая характер своих действий (бездействия), он может ими руководить. Это и обусловливает обязанность человека нести уголовную ответственность за совершенные им общественно опасные действия (бездействие). Таким образом, вменяемость — это способность человека сознавать свои действия (бездействие) и руководить ими. Понятие вменяемости в уголовном законе отсутствует. Поскольку вменяемость человека — это общее правило, законодатель же дает определение невменяемости. [19, с. 17].

В научных источниках вменяемость рассматривается как особое свойство человека быть субъектом преступления; как состояние лица, которое в момент совершения преступления способно отдавать отчет в своих действиях и руководить ими; как психическое состояние лица, заключающееся в его способности при определенном развитии, социализации, возрасте и состоянии психического здоровья во время совершения преступления отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, а в дальнейшем нести в связи с этим уголовную ответственность и наказание; как социально-психологическая способность лица считаться виновным и подлежать уголовной ответственности за совершение преступления, когда по своему психическому состоянию лицо было способно сознавать общественную опасность преступного деяния и руководить своими действиями. Таким образом, несмотря на некоторые различия в интерпретации исследуемого понятия, большинство авторов единодушны в том, что внутреннее содержание вменяемости раскрывается посредством интеллектуального (способности лица сознавать фактический смысл совершаемых действий) и волевого (способности руководить своими действиями) признаков юридического критерия [17, с. 185].

Понятие невменяемости содержится в статье 28 УК, согласно которой лицо признается невменяемым, если оно во время совершения общественно опасного деяния «не могло сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие хронического психического заболевания, временного расстройства психики, слабоумия или иного болезненного состояния психики». Из этого следует, что для признания лица невменяемым необходимо наличие двух критериев: медицинского (биологического) и юридического (психологического).

К медицинскому критерию невменяемости относятся: хроническая психическая болезнь, временное расстройство психики, слабоумие, иное болезненное состояние психики.

Хронические психические заболевания — это такие заболевания психики, которые носят длительный характер, способны к прогрессированию и, как правило, неизлечимы. К ним относятся: прогрессивный паралич, эпилепсия и др.

К временному расстройству психики относятся психические заболевания, которые протекают относительно непродолжительное время. Такими расстройствами психики являются: реактивное состояние, белая горячка и др. Слабоумие — это врожденное недоразвитие умственных способностей, которое может быть вызвано повреждениями или заболеваниями самого плода, болезнью родителей (олигофрения), либо приобретенное снижение умственных способностей (деменция).

Под иным болезненным состоянием психики понимается такое ее состояние, которое не относится ни к хроническому, ни к временному расстройству психики, но приравнивается к ним. Иное болезненное состояние психики может наступать при инфекционных заболеваниях (например, при воспалении легких), болезнях внутренних органов, нарушении обмена веществ и др.

Для наличия медицинского критерия невменяемости достаточно установления любого из указанных в законе болезненных состояний психики на момент совершения им общественно опасного деяния. Медицинский критерий невменяемости устанавливается врачами-психиатрами и фиксируется в акте судебно-психиатрической экспертизы. Несмотря на всю важность и значение медицинского критерия, его наличия недостаточно для признания лица невменяемым.

Это связано с тем, что нельзя механически оценивать психические заболевания и расстройства психики, которые отличаются друг от друга продолжительностью течения, тяжестью и глубиной поражения умственных и волевых способностей человека. Степень интенсивности ряда психических заболеваний (например, эпилепсия, сифилис мозга и др.) должна достигнуть такого состояния, когда человек становится неспособным осознавать свое поведение или руководить им. Поэтому правовое значение медицинский критерий приобретает лишь в совокупности с юридическим (психологическим) критерием.

В процессе исторического становления формулы вменяемости в науке уголовного права учёные-юристы неоднозначно понимали и определяли критерии вменяемости. Многое зависело от подходов отдельных исследователей, их субъективного восприятия. Данное положение в большей степени объяснялось отсутствием в уголовном законе понятия вменяемость, что в свою очередь порождало самые различные предположения по определению формулы вменяемости. И даже определение формулы вменяемости в нынедействующем уголовном законе является далеко не совершенным.

В соответствии со ст. 28 УК Республики Беларусь медицинский (биологический или психиатрический) критерий представлен наличием четырёх групп психических болезней:

1) хронического психического заболевания;

2) временного расстройства психики;

3) слабоумия;

4) иного болезненного состояния психики. Содержание медицинского критерия должно охватывать самые различные формы болезненных расстройств психики. Однако главное назначение состоит в указании на болезненный характер психических расстройств у субъектов, а не отграничение их друг от друга.

Как отмечает В. Г. Павлов, «к первой группе хронических психических расстройств в судебной психиатрии и в уголовном праве относятся заболевания психики человека, которые носят продолжительный характер и практически не излечим» [8, с. 66-67]. Ещё одной характеристикой данной группы заболеваний является то, что они имеют тенденцию как к прогрессированию, так и к ослаблению.

В психиатрии к таким психическим расстройствам относят: шизофрению, маниакально-депрессивный психоз, эпилепсия, сифилис мозга, прогрессивный паралич, эпидемический энцефалит, старческое слабоумие и некоторые трудноизлечимые или вообще неизлечимые заболевания. Самым распространенным психическим заболеванием является шизофрения (в психиатрической практике около половины лиц, признанным невменяемыми это больные шизофренией). Положение ухудшается тем, что данная болезнь может не исключать вменяемости лица, и она встречается в любом возрасте. Поэтому «вопрос о вменяемости при совершении больным преступления решается с учётом также юридического критерия, если он имеет место, в каждом конкретном случае и соответствующей ситуации, а также других обстоятельств, оказывающих воздействие на его психическое состояние в данный момент» » [8, с. 67].

Хронические психические расстройства медицинского критерия как правило носят длящийся характер, в преобладающей своей массе неизлечимы или трудно излечимы, имеют тенденцию к прогрессированию. Эти и другие особенности данной группы психических расстройств создают дополнительные трудности как для судебной, так и для психиатрической практики.

Вторую группу заболеваний медицинского критерия образуют временные расстройства психики. Они, по сравнению с первой группой психических болезней, протекают более короткий период времени и поддаются излечению. В большинстве случаев данные болезни возникают внезапно и, как правило, заканчиваются полным выздоровлением больного.

К таким расстройствам относятся так называемые исключительные состояния, возникающие внезапно в связи с внешней ситуацией. К этим исключительным состояниям относятся: патологическое опьянение, патологический аффект, сумеречные состояния сознания, реакция короткого замыкания, патологическое просоночное состояние, алкогольные психозы. «Данная группа психических расстройств характеризуется именно кратковременным расстройством психической деятельности больного, что не исключает его вменяемость при совершении преступления в каждом конкретном случае и невменяемость при наличии юридического критерия».

Следует отметить, что вопрос вменяемости при наличии временного расстройства психики решается с учётом всех факторов течения болезни и возможности больного правильно оценивать окружающую обстановку и руководить своим поведением.

Третью группу медицинского критерия образует слабоумие (олигофрения). Под слабоумием понимаются различные формы стойкого, малообратимого упадка психической деятельности с поражением интеллекта и необратимыми изменениями личности человека. Слабоумие характеризуется недоразвитием мышления, умственных способностей, памяти, внимания и психических функций человека, не только вследствие органических изменений мозга, но также после всякого рода травм, инфекционных и других заболеваний человека [8, с. 72].

По степени глубины врожденного или приобретенного недоразвития различают три вида слабоумия:

? легкая форма — дебильность;

? менее глубока — имбецильность;

? глубокая — идиотия.

Дебильность — самая легкая и самая распространенная форма слабоумия. При данной форме слабоумия вменяемость лиц, при совершении ими самых различных преступных деяний не исключается, так как они могут осознавать характер своего поведения и руководить им в соответствующей обстановке.

Имбецильность является наименее распространённой формой слабоумия. Чаще всего у лиц, страдающих данным расстройством психики, отсутствует осознание и понимание общественно опасного и противозаконного характера своих действий.

Идиотия — наиболее тяжёлая форма врождённого слабоумия. А при данном заболевании у лиц, как правило, полностью отсутствует речь и другие психические функции. Действия больных на данной стадии олигофрении в период возбуждения и воздействия на них внешних раздражителей склонны привести к ярости по отношению к окружающим и самому себе, а также совершению преступлений. Как правило, данная категория больных по заключению судебно-психиатрических экспертиз признаётся невменяемой.

В четвертую группу психических заболеваний медицинского критерия входят психические расстройства, которые в законе отнесены к иным болезненным состояниям психики. При этом в данную группу включаются не любые виды болезненных состояний, а только те, которые связаны с болезненным состоянием психики лица и могут быть причиной или являться основанием для признания больного лица невменяемым. Как правило, данные болезни сопровождаются различными временными нарушениями психики, не являются хроническими или временными психическими расстройствами, но по своим психопатологическим признакам и свойствам могут быть приравнены к ним.

К таким заболеваниям относятся: некоторые формы психопатий, различные психические расстройства после перенесённых тяжёлых инфекционных заболеваний, нервно-психические расстройства у наркоманов в период наркотического голодания, психические изменения личности, связанные с глухонемотой или полной слепотой и др. [6, с. 127].

Исходя из анализа психических болезней, составляющих содержание медицинского критерия можно сделать вывод, что при определении психического состояния преступника на момент совершения общественно опасного действия (бездействия) судебная психолого-психиатрическая экспертиза должна проводить полное, комплексное, всестороннее и объективное исследование всех внутренних и внешних факторов и обстоятельств дела.

Из-за трудностей в разграничении психических состояний личности на практике зачастую допускаются ошибки в определении вменяемости и невменяемости. Например, определением суда Партизанского района г. Минска к Т. в связи с совершением в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 4 ст. 205 УК Республики Беларусь, применены принудительные меры безопасности и лечения. Вышестоящей кассационной инстанцией постановление судьи было оставлено без изменений. Свои выводы о совершении Т. общественно опасного деяния в состоянии невменяемости суды обосновали заключением комплексной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы, согласно которому в момент совершения инкриминируемых Т. деяний он страдал психическим расстройством в форме ограниченного расстройства личности. В данном случае решение судов является неправомерным, так как «это заболевание не относится к категориям хронического временного расстройства психики, слабоумия или болезненного состояния психики, исключающим возможность лица сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими» [8, с. 27].

Для определения медицинского критерия необходимо учитывать все уголовно-правовые явления, связанные с психическим состоянием субъекта преступления. Эта совокупность психических состояний называется уголовно-релевантными психическими состояниями. «Юридическая значимость уголовно-релевантных состояний психики, как отмечает Г. В. Назаренко, проявляется в правовых последствиях, которые законодатель связывает с особенностями психических состояний, характеризующих субъективную сторону преступления» [8, с. 20].

Таким образом «медицинский критерий вменяемости включает не только здоровое состояние психики, но и практически все виды её нарушений, встречающихся как у невменяемых, так и у ограниченно вменяемых лиц. Это обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что медицинский критерий вменяемости значительно шире, чем тот же критерий невменяемости» [11, с. 9]. Вследствие этого по медицинскому критерию отграничить вменяемость от невменяемости возможно не всегда. Процесс разграничения данных категорий должен опираться на рассмотрение каждого из критериев.

Само по себе наличие перечисленных в данном разделе заболеваний у лица, совершившего общественно опасное деяние, не является основанием для признания его невменяемым. Медицинский (биологический) критерий означает наличие болезненного расстройства психики, которое диагностируется комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизой. Медицинский критерий не свидетельствует о невменяемости лица.

Для того чтобы психическое расстройство стало юридически значимым, обязательно установление юридического критерия, который указывает на такую степень нарушения психической деятельности лица, при которой регуляция им собственного поведения становится невозможной. Следовательно, медицинский критерий, который всегда подразумевается, должен рассматриваться не изолированно, а в совокупности с юридическим критерием, образуя в этом сочетании или данной конструкции саму формулу вменяемости.

Юридическим критерием охватывается неспособность лица во время совершения общественно опасного деяния сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) или руководить им. Данный критерий указывает на степень и глубину расстройства психической деятельности. Он, в свою очередь, характеризуется двумя признаками: интеллектуальным и волевым.

Т. о. для наличия юридического критерия невменяемости достаточно установить наличие хотя бы одного из составляющих его признаков: интеллектуального либо волевого.

Интеллектуальный признак невменяемости включает неспособность лица сознавать фактический характер своего действия или бездействия (лицо вообще не понимает, что оно делает), а также неспособность сознавать общественную опасность своего действия (бездействия), т. е. лицо не понимает, что своим деянием оно причиняет или может причинить вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям. Причем, для наличия интеллектуального признака достаточно хотя бы одного из его слагаемых. Например, олигофреник, поджигая чужое имущество, может осознавать фактическую сторону своего действия, т. е. понимать, что оно вызывает пожар, но он не понимает общественную опасность совершаемого им поджога, не сознает, что общество отрицательно оценивает такие действия, считая их преступными. [11, с. 102].

Волевой признак юридического критерия означает неспособность лица во время совершения им общественно опасного деяния руководить своим действием или бездействием. Волевые действия человека неразрывно связаны с его сознанием. Однако то или иное психическое заболевание может сохранить незатронутой область мыслительной деятельности и оказать разрушительное воздействие на его волевые способности. В таких случаях лицо при более или менее нормальном функционировании рассудка может правильно оценить совершаемое им деяние (как фактическую его сторону, так и общественно опасный характер), однако в силу расстройства его волевой деятельности он будет не в состоянии руководить своими действиями (бездействием). Подобное расстройство волевой сферы наблюдается у клептоманов, т. е. лиц, страдающих непреодолимым стремлением к совершению краж чужого имущества, у пироманов, имеющих непреодолимое влечение к поджогам и т. п.

Следует отметить, что традиционное выделение юридического и медицинского критериев невменяемости основано на том, что именно суду предоставлено право принимать решение о вменяемости или невменяемости лица. Такое положение представляется ошибочным. Состояние невменяемости как неспособность лица сознавать свои действия или руководить ими существует объективно и не зависит от усмотрения суда. Более того, установление такого состояния требует специальных познаний в области психиатрии, которыми в достаточной степени судьи не обладают. Вывод о невменяемости должны делать только аттестованные специалисты на основании психологического и медицинского критериев. Суд же должен контролировать законность назначения и проведения психиатрической экспертизы, а затем определить признанным невменяемыми конкретные принудительные меры безопасности и лечения. Поэтому более правильно говорить не о юридическом (определяет суд) и медицинском (определяют психиатры) критериях невменяемости, а о психологическом содержании (устанавливают психиатры) и о правовом значении (решает суд) невменяемости [10, с. 29].

Лицо, признанное невменяемым в момент совершения им общественно опасного деяния, не является субъектом и не может быть привлечено к уголовной ответственности. К такому лицу при необходимости лечения по определению суда могут быть применены принудительные меры безопасности и лечения, предусмотренные статьей 101 УК. Наряду с этим статья 101 УК предусматривает случаи, когда лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, затем до вынесения судом приговора заболело психической болезнью, лишающей его возможности осознавать свои действия или руководить ими. В таком случае лицо не освобождается от уголовной ответственности, поскольку оно было вменяемым в момент совершения преступления. Однако к уголовной ответственности такое лицо привлекается только после выздоровления [8, с. 58].

Согласно УК к такому лицу судом могут быть применены принудительные меры безопасности и лечения, а после выздоровления оно подлежит уголовной ответственности, если не истекли сроки давности, предусмотренные статьей 83 УК [13, ст. 54].

Таким образом, правовыми последствиями признания лица невменяемым являются:

1) непривлечение его к уголовной ответственности за совершенное им общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом;

2) применение судом к нему принудительных мер безопасности и лечения (как возможное последствие).

Уголовно-правовое значение невменяемости заключается в том, что она является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. Совершённое невменяемым лицом общественно опасное деяние не утрачивает признака общественной опасности, однако в нём отсутствует вина субъекта, и поэтому такое деяние не признаётся преступлением.

Согласно п. 3 ст. 228 УПК в случаях, когда возникает сомнение по поводу вменяемости подозреваемого или обвиняемого, назначение и проведение экспертизы обязательно для установления психического состояния указанных лиц. Такая экспертиза назначается следователем или дознавателем путем вынесения соответствующего постановления (ст. 227 УПК). В соответствии с ч. 1 ст. 235 УПК если при назначении судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в стационарном наблюдении, то подозреваемый или обвиняемый могут быть помещены в государственное медицинское учреждение, о чем указывается в постановлении о назначении экспертизы.

Невыяснение вопроса о вменяемости лица при постановлении приговора признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона и является основанием к отмене или изменению приговора (ст. 389 УПК). Равным образом основанием к отмене приговора признается осуждение невменяемого лица. До принятия Уголовного кодекса 1999 г. уголовное законодательство Республики Беларусь не знало такого понятия, как уменьшенная вменяемость, хотя в судебной практике нередко встречались случаи, когда лицо в момент совершения преступления не в полной мере осознавало свои действия или не в полной мере могло ими руководить вследствие болезненного психического расстройства, умственной отсталости или иных обстоятельств. Уголовный кодекс Республики Беларусь 1999 г. впервые в уголовном законодательстве республики ввел понятие уменьшенной вменяемости (ст. 29 УК). Фактически кодекс предусматривает два вида уменьшенной вменяемости: уменьшенная вменяемость, предусмотренная статьей 29 УК, и уменьшенная вменяемость, предусмотренная статьей 31 УК (совершение деяния в состоянии аффекта).

Если вы думаете скопировать часть этой работы в свою, то имейте ввиду, что этим вы только снизите уникальность своей работы! Если вы хотите получить уникальную курсовую работу, то вам нужно либо написать её своими словами, либо заказать её написание опытному автору:
УЗНАТЬ СТОИМОСТЬ ИЛИ ЗАКАЗАТЬ »