Принцип состязательности и равноправия сторон


Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» (НИУ «БелГУ»)

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА

Курсовая работа

по дисциплине «Уголовный процесс»

«Принцип состязательности и равноправия сторон»

студентки очной формы обучения 4 курса

Ростковой Алены

Белгород 2014 г.

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие значение и содержание принципов уголовного процесса

Глава 2. Уголовный процесс России: равноправие и состязательность сторон

2.1 Принцип состязательности в уголовном процессе: значение и пределы действия

2.2 Роль прокурора в обеспечении реализации принципа состязательности сторон

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы исследования. К началу 90-х годов назрела необходимость коренной судебной реформы, направленной на создание подлинно демократической системы судоустройства и судопроизводства. Важнейшими ее направлениями ста. ли разработка и принятие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в старый УПК за время его действия было внесено более 400 дополнений и изменений. Приведение российского уголовно-процессуального законодательства в соответствие с иерархией социальных ценностей и общепризнанными нормами международного права (ч. 3 ст. 1 УПК РФ) обусловили существенные изменения в содержании производства по уголовным делам, последовательной демократизации уголовного судопроизводства.

Неоспоримым достоинством нового УПК явилось то, что его принятие ознаменовало смену идеологии всей правоохранительной системы.

Исключение данной нормы из УПК явилось свидетельство отказа от обвинительного уклона в правосудии. Иными словами, публичность в уголовном процессе стала приобретать иное содержание. По УПК России публичные интересы не противопоставляются интересам частных лиц. Более того, права человека имеют приоритетное значение.

Расширение состязательных начал — магистральный путь реформирования уголовного судопроизводства России. Это означает, что главной задачей, стоящей перед законодателем в сфере реформирования уголовного процесса, является последовательное закрепление и реализация начал публично-состязательной модели судопроизводства, соответствующей современному временному уровню общественного развития.

Принцип состязательности сторон — один из основных в новой идеологии уголовного процесса. Краткий период действия УПК РФ выявил проблемы, связанные с реализацией состязательной формы уголовного судопроизводства. В работах, посвященных анализу и оценке нового законодательства, высказан ряд предложений по его совершенствованию в целях создания оптимальной состязательной процедуры рассмотрения уголовных дел.

При разработке отдельных проблем темы использовались теоретические положения о принципе состязательности сторон и связанных с этим, вопросах, содержащихся в работах М. А. Чельцова-Бебутова, С. В. Боботова, В. П. Божьева, О. Л. Васильева, С. И. Викторского, Н. А. Громова, С. И. Добровольской, 3.3. Зинатуллина, 3.Т. Зинатуллина, Л. М. Карнеевой, Ю. В. Кореневского, А. П. Кругликова, Н. И. Кулагина, А. М. Ларина.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе нормативного закрепления принципа равноправия и состязательности сторон в уголовном судопроизводстве.

Предметом исследования являются нормы конституционного права, международно-правовые акты и конкретизирующие их нормы отраслевого законодательства РФ, обеспечивающие реализацию принципа равноправия и состязательности сторон.

Методологическую базу исследования составляют общенаучные и частные методы познания: диалектический метод, логико-теоретический, исторический, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-юридический.

Нормативную базу исследования составляют: Конституция РФ, международные конвенции и пакты, федеральные законы, решения Конституционного Суда РФ, уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Цель настоящей работы заключается в исследовании принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве.

В соответствии с данной целью в ходе исследования поставлены следующие задачи:

— рассмотреть понятие значение и содержание принципов уголовного процесса;

— изучить равноправие и состязательность сторон в уголовном судопроизводстве.

Структура курсовой работы состоит из введения, основной части, заключения и списка использованных источников и литературы.

Глава 1. Понятие значение и содержание принципов уголовного процесса

Принципы уголовного судопроизводства закреплены в Конституции РФ, поэтому УПК РФ не может противоречить основному закону. Вместе с тем, не все принципы уголовного судопроизводства закреплены в Конституции, например: непосредственность и устность (ст. 240 УПК РФ), гласность (ст. 241 УПК РФ), неизменность состава суда (ст. 242 УПК РФ) не нашли в ней своего закрепления, вместе с тем имеют принципиальное значение для уголовного процесса, определяющее руководящие правила производства по уголовному делу в суде.

В уголовном судопроизводстве принципы Принцип — основное, исходное положение какой-нибудь теории, учения, науки и т. п. См. Ожегов С. И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов/ Под ред. чл.-корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. — 20-е изд., стереотип. — М.: Рус. яз., 1988. — С. 483. занимают главенствующее положение, всегда являются первичными нормами, не выводимыми друг из друга и охватывающими остальные нормы, в которых конкретизируется содержание принципов и которые подчинены им. Система принципов уголовного процесса основана на Конституции РФ и являет собой стройную систему требований к уголовному судопроизводству, определяющую характер уголовного процесса.

В соответствии с законом уголовное судопроизводство предназначено защищать права и интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод. Таким образом, исходя из сказанного, уголовный процесс начинает работать только тогда, когда в отношении конкретного лица, либо организации, совершено действие либо бездействие, отнесенное законодателем к разряду преступных. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Принципы уголовного процесса не являются застывшими догмами, они развиваются и изменяются в зависимости от уровня социально — экономического развития конкретного общества, в котором они действуют и являются основополагающими идеями, закрепленными в правовых нормах, в связи с чем распространяются на всю уголовно — процессуальную деятельность. Принципы уголовного судопроизводства, как уже говорилось выше, закреплены в Конституции РФ, поэтому УПК РФ не может противоречить основному закону. Вместе с тем, не все принципы уголовного судопроизводства закреплены в Конституции, например: непосредственность и устность (ст. 240 УПК РФ), гласность (ст. 241 УПК РФ), неизменность состава суда (ст. 242 УПК РФ) не нашли в ней своего закрепления, вместе с тем имеют принципиальное значение для уголовного процесса, определяющее руководящие правила производства по уголовному делу в суде.

Принципы уголовного процесса — это основополагающие, руководящие правовые нормы, определяющие характер уголовного процесса, содержание всех его институтов, и выражающие взгляды о построении процессуального порядка, обеспечивающего справедливое правосудие по уголовным делам, эффективную защиту личности, ее прав, свобод, а также интересов общества и государства от преступных посягательств.

Система принципов уголовного судопроизводства включает в себя:

1) законность при производстве по уголовному делу;

2) осуществление правосудия только судом;

3) уважение чести и достоинства личности;

4) неприкосновенность личности;

5) охрана прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве;

6) неприкосновенность жилища;

7) тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;

8) презумпция невиновности;

9) состязательность сторон;

10) обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту;

11) свобода оценки доказательств;

12) язык уголовного судопроизводства;

13) право обжалования процессуальных действий и решений.

В процессе разработки и принятия УПК РФ Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г.: Федеральный закон N 174-ФЗ (в ред. от 3 ноября 2009 г.) // СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921. принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела то включался в текст проекта Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (проект) // Уроки реформы уголовного правосудия в России (по материалам работы межведомственной рабочей группы по мониторингу УПК РФ и в связи с пятилетием со дня его принятия и введения в действие) / Под ред. Е. Б. Мизулиной и В. Н. Плигина. М., 2006. С. 345., то исключался из него Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (принят во втором чтении 20 июня 2001 г.) // Уроки реформы уголовного правосудия в России (по материалам работы межведомственной рабочей группы по мониторингу УПК РФ и в связи с пятилетием со дня его принятия и введения в действие) / Под ред. Е. Б. Мизулиной и В. Н. Плигина. М., 2006. С. 545 — 548.. В конечном счете УПК РФ оказался лишен данного принципа, за что и подвергся критике со стороны ряда процессуалистов. Так, например, А. С. Ахмадуллин полагает, что «отсутствие закрепленного в законе принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств уголовного дела не только приводит в отдельных случаях к «обвинительному уклону», но и создает для этого благоприятную правовую среду».

Мы, напротив, далеки от мысли, что включение данных понятий в текст УПК РФ магическим образом меняет ситуацию с доказыванием. Проблема, на наш взгляд, состоит не в отсутствии (наличии) законодательной формулировки, а в том, что в советской традиции упомянутый принцип был манифестирован в качестве установки, его содержание раскрывалось на базе марксистско-ленинского учения о познании, но «технологического развертывания» в инженерно-инструментальной плоскости не происходило. В итоге реализация требований о всесторонности, полноте, объективности оказывалась уделом ответственных энтузиастов, пытающихся самостоятельно «связать» свою деятельность указанными установками. В настоящей статье мы предлагаем прочесть заявленные понятия по-новому — с точки зрения организации юридического мышления.

1. Всесторонность

По нашему мнению, всесторонность как прием юридического мышления состоит в фиксации интерпретаций доказательственных материалов и событий со стороны всех участников судопроизводства и их равный учет в мышлении в виде, максимально приближенном к тому, в котором они были представлены суду.

Подобной трактовкой мы, во-первых, акцентируем внимание именно на мысле-рече-деятельностной природе доказывания, а не на естественно-научной. Полагаем, что «чистых» фактов-знаний в уголовно-процессуальном доказывании не существует. Любой факт-знание интерпретируется стороной под воздействием собственной «партийности» с помощью логики и риторики. Иными словами, факт-знание — это не слепок с действительности, а некая реконструкция, в которой слиты воедино след (в криминалистическом значении) и аргументация стороны. Заметим, что данный подход, практически не характерный для российской процессуальной науки (исповедующей в массе своей советский концепт объективной истины как знания, соответствующего действительности), активно развивается в зарубежных странах и находится в русле положений постнеклассической философии о том, что «предметов не существует и не может существовать независимо от человеческой деятельности и мышления, «онтология опять-таки является конструкцией человеческого ума и ничего больше» , человек создает миры «не руками, а умами или скорее языками или другими символическими системами».

Во-вторых, в рамках заявленной трактовки всесторонности становится ясна позиция суда: по общему правилу суд активен в организации процесса «движения дела», в организации условий для реализации сторонами своих прав, но пассивен в осуществлении доказывания (т. е. от него не могут исходить инициативы по получению новых доказательств). При этом в закон должно быть введено следующее исключение: доказательственная деятельность суда может быть направлена на проверку аргументации обвинения, но полученные в итоге таких действий результаты не могут ухудшать положение подсудимого, поскольку получение судом доказательственного материала, подтверждающего сомнительное доказательство стороны обвинения, будет означать, что последняя самостоятельно не собрала достаточную для обвинительного приговора совокупность доказательств, и суд «дорабатывает» за нее Никонов М. А. Об активности суда в уголовном процессе // Материалы международных научных мероприятий, посвященных 10-летию Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (МГУ, 10 — 11 ноября 2011 г.). М., 2011. С. 169 — 172..

Кроме того, для реализации всесторонности необходимо, чтобы уже в совещательной комнате судья имел не только бумажный протокол судебного заседания, но и его аудиоверсию. Современные технические устройства позволяют это делать. В настоящее время, когда бумажный протокол оформляется постфактум и играет роль не столько вспомогательного средства для судьи, сколько свидетельства соблюдения процессуальных норм (в том числе и судом), вопрос о технической стороне реализации всесторонности (в предлагаемой нами трактовке) остается открытым.

2. Объективность

Полагаем, что под объективностью профессионального судьи следует понимать отрефлексированность оснований собственного решения, прочерченность схемы мышления, по которой решение было именно таким, каким видится судье. Ни о какой объективности как беспристрастности, «стерильности» и непременной «правильности» сознания судьи (трактовка советских процессуалистов) речи идти не может, ввиду противоречия данных утверждений наработкам постнеклассической философии, когнитивной психологии (согласно которым «неявное знание индивида», обеспечивающее предпонимание, «содержит в себе гораздо больше, чем в состоянии осознать и артикулировать сам его носитель» Гутнер Г. Б. Субъект постнеклассической науки // Постнеклассика: философия, наука, культура / Отв. ред. Л. П. Киященко, В. С. Степин. СПб., 2009. С. 409.), теории принятия решений.

В такой ситуации отечественным ученым-процессуалистам, видимо, следует отказаться от повторения «мантр» об объективности судей как «абстрактных субъектов» и выходить в междисциплинарное пространство, вооружая правоприменителей приемами юридического мышления подобно тому, как это делает, например, Л. М. Карнозова.

По нашему мнению, судье после учета фактов-знаний в том виде, в котором они были представлены сторонами (т. е. держа в голове «партийность» субъектов и непременную зависимость интерпретации от этой «партийности»), следует пытаться «очистить» от интерпретационных «наслоений» факты-знания, одновременно с помощью рефлексии стараясь удержать собственное мышление от соблазна упроститься и сделать выводы под воздействием таких психологических явлений, как biases, anchoring. Судье необходимо работать в нескольких схемах, описывающих доказательственный материал со стороны логики, риторики, психологии и собственно уголовно-процессуального права.

Или, говоря словами Г. П. Щедровицкого, юрист «должен проделать теоретическую работу на многих схемах, совместить их друг с другом и спустить вниз, в практику» Путеводитель по основным понятиям и схемам методологии Организации, Руководства и Управления: Хрестоматия по работам Г. П. Щедровицкого. М., 2004. С. 30., осуществив тем самым такую мыследеятельность, как судейское усмотрение.

3. Полнота

Подвергнув доказательственный материал анализу на разных «мыслительных досках», полученный результат следует поместить в соответствующие ячейки «доказывающий факт» из следующей схемы.

Полным будет такое доказывание, когда все ячейки «доказывающий факт» будут заполнены доказательственным материалом, взаимопроверяющим друг друга (на схеме это указано через двойные стрелки) и, следовательно, будут установлены.

Полагаем, что обозначенное нами новое прочтение известных понятий может способствовать становлению новой процессуальной культуры мышления, основанной на инженерно-инструментальных представлениях.

Глава 2. Уголовный процесс России: равноправие и состязательность

2.1 Принцип состязательности в уголовном процессе: значение и пределы действия

Реализация принципа состязательности является одной из самых важных и сложных задач уголовного процесса. Попрание принципа состязательности, вынесение судебного решения на основании субъективного предубеждения недопустимо. В статье проанализированы вопросы реализации принципа состязательности в уголовном процессе. По мнению автора, потерпевшему наравне с обвиняемым должна быть предоставлена реальная юридическая помощь, он должен иметь право на адвоката, предоставляемого государством.

Реформа судопроизводства в России обеспечила коренное изменение законодательства РФ.

Действующий УПК РФ содержит нормы, закрепляющие процессуальные условия реализации конституционного принципа состязательности. Принцип состязательности — демократическое и процессуальное начало, создающее максимально благоприятные условия для отыскания истины и вынесения справедливого судебного решения. Конституция РФ в ст. 123 установила, что судопроизводство всех видов в РФ осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Это означает, что:

судебное разбирательство может быть начато только при наличии обвинительного акта прокурора или жалобы потерпевшего, настаивающих перед судом на удовлетворении их требований;

государственный обвинитель и обвиняемый выступают в суде в качестве сторон, т. е. таких участников судебного разбирательства, у которых имеется определенный процессуальный интерес и которым закон предоставил реальные права как для обоснования своих утверждений и выводов, так и для оспаривания или утверждения выводов другого участника судебного разбирательства (противной стороны);

решение всех возникающих в деле вопросов принадлежит только суду (судье), который не связан доводами сторон, свободен в оценке представленных ими доказательств, независим от любых посторонних влияний и действует исключительно как орган правосудия.

Таким образом, главным гарантом обеспечения состязательности сторон (в том числе в досудебном производстве) является все-таки суд.

В связи с этим можно констатировать, что действующий УПК РФ в определенной мере создал необходимые законодательные предпосылки и механизмы обеспечения соответствующей функции суда на стадии предварительного расследования. К таковым, несомненно, можно отнести совокупность норм, образующих институт судебного обжалования решений и действий органов предварительного расследования и прокурора, полномочия суда и прежде всего исключительные полномочия суда по принятию решений о возможности ограничения в ходе досудебного производства ряда конституционных прав граждан. К этим же механизмам следует отнести законоположения о возможности возвращения уголовного дела прокурору в случаях, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, об исключении из дела доказательств как недопустимых (ст. 235 УПК РФ). Другой важной составляющей блока гарантий обеспечения реализации принципа состязательности сторон на стадии предварительного расследования является совокупность субъективных прав подозреваемого и обвиняемого, что также определяется тесной взаимозависимостью принципа состязательности сторон и обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Новый УПК РФ уточнил и конкретизировал нормы, определяющие статус участников судопроизводства, в том числе и участников, являющихся сторонами обвинения и защиты. Представители последней стороны наделены большим, чем ранее, объемом процессуальных прав, это позволяет в настоящее время утверждать, что состязательность на предварительном расследовании реально обеспечивается.

В то же время наличие множественных изменений в УПК РФ свидетельствует о незавершенности становления состязательного уголовного процесса, и, как следствие, в УПК РФ не всегда точно изложены возможности сторон по реализации защиты своих законных прав и интересов.

В настоящее время целесообразно вести речь именно о расширении состязательных начал в уголовном процессе. Данный вопрос необходимо рассматривать в двух направлениях:

— правовая регламентация состязательности в уголовном процессе;

— обеспечение состязательности в правоприменительной практике, как на досудебных стадиях, так и непосредственно в ходе судебного разбирательства и на последующих стадиях процесса.

Остается недостаточно изученным вопрос о правовой регламентации состязательности в уголовном процессе.

Применительно к уголовному процессу принцип состязательности законодательно закреплен в ст. 15 УПК РФ, в соответствии с которой установлено, что «уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом». Исходя из данных положений, делается вывод, что весь российский уголовный процесс основан на принципе состязательности. Но анализ судебной и следственной практики свидетельствует об обратном. Если для гражданского процесса, который осуществляется в ходе судебного разбирательства, данное положение понятно, то уголовное судопроизводство обладает определенной спецификой, так как состоит из двух частей — досудебного и судебного производства. Данное положение закреплено в ст. 5, ч. 1 п. 56 УПК РФ.

В связи с этим возникает вопрос: могут ли вообще на этапах досудебного движения уголовного дела быть обеспечены равноправие и состязательность сторон? Теоретически — да, но для этого потребуется радикально изменить существующую модель предварительного расследования: ввести судебного следователя, предоставить стороне защиты право на параллельное расследование, наделить стороны равными правами в доказывании и т. д. Пока же до этого не дошло. В настоящий момент органам расследования, наделенным широкими правомочиями (определять ход движения дела, отклонять или удовлетворять ходатайства защиты, прекращать, приостанавливать, продлевать сроки, направлять дело в суд) и большим количеством разнообразных мер принуждения, противостоят защитник и обвиняемый, вооруженные лишь правами не свидетельствовать против себя и своих близких, а также заявлять ходатайства. Самым главным недостатком является то, что над состязающимися сторонами нет судьи. Хотя суд, как орган контроля за законностью процессуальных действий органа уголовного преследования, значительно расширил сферу своего участия в предварительном расследовании, то место и роль, которые отводятся суду в действительно состязательном досудебном производстве, он по УПК РФ не получил.

Следует отметить, что о реализации принципа состязательности на досудебных стадиях можно говорить лишь при рассмотрении вопроса о судебном контроле. В судебном заседании при даче судом согласия на проведение следственного действия (ст. 165 УПК РФ) отсутствуют стороны, а соответственно, и правовой спор. И только при рассмотрении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу или о ее продлении, а также при помещении лица в стационар для проведения судебной психиатрической экспертизы находит свое реальное проявление принцип состязательности. При этом, как показывает практика, именно от активности сторон зависит, какое решение примет суд. Кроме того, именно на основе состязательности в ходе досудебного производства рассматриваются судом жалобы на действия следователя, дознавателя, прокурора в порядке ст. 125 УПК РФ. В рамках УПК РФ защитнику предоставлена реальная возможность за счет распространения принципа состязательности на досудебной стадии иметь доступ к первоначальной информации, знакомиться с материалами, предоставляемыми в суд, а также самостоятельно собирать доказательства.

Второй вопрос: можно ли обеспечить состязательность сторон в ходе судебного разбирательства? Предположительно, да. Но имеется ряд вопросов.

Во-первых, провозгласив состязательность в качестве руководящего начала рассмотрения и разрешения уголовных дел, законодатель существенно ограничил инициативу суда в исследовании доказательств. Суд вправе лишь при необходимости использования специальных познаний назначить экспертизу, провести осмотр места происшествия, следственный эксперимент, опознание и освидетельствование, т. е. осуществить меры по проверке обоснованности доводов сторон о наличии новых или иных фактических данных. Законодатель также лишил суд права на возвращение уголовного дела прокурору на дополнительное расследование. В условиях так называемого состязательного процесса суд лишь создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК РФ).

Во-вторых, УПК РФ, ограничивающий активность суда в ходе судебного разбирательства уголовного дела, фактически превращает судью в пассивного стороннего наблюдателя, который несет большую ответственность за качество приговора.

В-третьих, необходимо более детально регламентировать в УПК РФ основания вынесения оправдательного приговора, в том числе и по непредставленным доказательствам вины обвиняемого стороной обвинения в судебном заседании. При существующей закрепленной состязательности сторон практически любой оправдательный вердикт может быть отменен вышестоящей инстанцией.

В-четвертых, когда уголовно-процессуальный закон перекладывает все заботы о собирании доказательств, обосновании обвинения на плечи обвинителя и защитника, сдерживая свободное собирание доказательств судом, то возрастает вероятность, что «приговор будет основываться не на законе и профессиональном анализе всех обстоятельств дела, а на оценке театрально построенных и явно предвзятых выступлений сторон».

В-пятых, не в полной мере действующий УПК РФ обеспечивает права потерпевшего по отношению к обвиняемому, который выступает процессуальным оппонентом потерпевшего. Так, в ходе судебного разбирательства потерпевший знакомится только с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта; когда экспертиза проводится в отношении его самого, обвиняемый и подозреваемый знакомятся с постановлениями о назначении и заключением эксперта при производстве любой экспертизы. Потерпевший не наделен правом ставить перед экспертом свои вопросы, а также другими правами, предусмотренными по отношению к обвиняемому в ч. 1 ст. 198 УПК РФ. Потерпевший вправе участвовать в уголовном преследовании, знать о предъявленном обвиняемому обвинении, однако не предусмотрена обязанность следователя направить потерпевшему копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого или иным образом известить о содержании предъявленного обвинения. Копию итогового документа по делу применительно к досудебному производству — обвинительного заключения или обвинительного акта — потерпевший может получить только при заявлении об этом ходатайства со своей стороны. Если обвиняемый с разрешения следователя вправе участвовать в следственных действиях, производимых по ходатайству его законного представителя, то такое право у потерпевшего не предусмотрено, как и право знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных по его ходатайству (у обвиняемого такое право имеется). Потерпевший фактически выключен из процесса принятия решений судом на досудебных этапах производства по делу.

Таким образом, процессуальное равноправие требует совершенствования правового положения потерпевшего на всех стадиях расследования.

Кроме того, потерпевшему наравне с обвиняемым должна быть предоставлена реальная юридическая помощь, он должен иметь право на адвоката, предоставляемого государством.

Не защищаются надлежащим образом интересы потерпевшего и при отказе прокурора от обвинения в суде (ч. 7 ст. 246 УПК РФ), несмотря на то что потерпевший вправе участвовать в уголовном преследовании. Суд может только выслушать заявление потерпевшего по поводу отказа прокурора от обвинения, однако мнение потерпевшего не влияет на вынесение решения судом о прекращении уголовного дела (кроме дел частного обвинения).

Изложенное выше свидетельствует о том, что сложившаяся на сегодняшний день в РФ модель уголовного судопроизводства требует совершенствования за счет реального, а не декларативного расширения состязательных начал, и прежде всего в судебных стадиях, расширения полномочий суда.

Судебному разбирательству должна быть присуща состязательность, поскольку именно судье, как представителю судебной власти, выражающему в приговоре волю государства, принадлежит право принятия окончательного решения о виновности или невиновности лица, находящегося на скамье подсудимых, а стороны обвинения и защиты при наличии равных прав представляют независимому судье имеющиеся доказательства. Однако в ходе досудебного производства, основанного на принципе публичности, должны соблюдаться права и свободы личности как подозреваемого, обвиняемого, так и потерпевшего, при законодательном закреплении властных полномочий правоохранительных органов по раскрытию преступлений и изобличению лиц, их совершивших.

Полагаю, что в уголовном процессе не только стороны должны быть наделены широкими полномочиями, необходимыми им для эффективного отстаивания своих правовых интересов, но и суд должен быть сильным, реальным «хозяином» процесса, вершителем правосудия, способным обеспечить защиту прав потерпевшего при недобросовестном отношении государственного обвинителя к возложенной на него функции (а равно и защиту прав подсудимого при плохо организованной защите). «Сильный суд и активные стороны» — эта формула должна дополнить составляющие принцип состязательности сторон положения, обеспечить баланс интересов в уголовном судопроизводстве, создать гарантии для установления истины по уголовному делу.

2.2 Роль прокурора в обеспечении реализации принципа состязательности сторон

В соответствии с положениями Закона «О прокуратуре Российской Федерации» Федеральный закон от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. 20 февраля. N 8. Ст. 366. главной и важнейшей функцией прокурора является осуществление надзора за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории страны. Этот надзор осуществляется в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства (ст. 1 Закона о прокуратуре).

Указанные нормативные предписания подлежат реализации на всех направлениях функционирования прокуратуры и в полной мере относятся к деятельности прокурора в уголовном процессе, в том числе на досудебных стадиях. Его компетенция главным образом определена положениями ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ) Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. 24 декабря. N 52 (ч. I). Ст. 4921., согласно которой в ходе уголовного судопроизводства прокурор уполномочен выполнять одновременно следующие функции: осуществление от имени государства уголовного преследования, а также надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия.

Однако на основе анализа содержания процессуальных прав прокурора, регламентированных указанной нормой УПК РФ, можно условно выделить еще две группы полномочий, которые уголовно-процессуальной наукой обычно не дифференцируются, однако на практике имеют место. Во-первых, нужно отметить полномочия, которые могут быть квалифицированы как надзорные или обвинительные лишь после своей реализации по конкретному уголовному делу.

Например, право прокурора давать дознавателю письменные указания о направлении расследования и производстве процессуальных действий (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ) можно будет отнести к той или иной разновидности в зависимости от того, какая цель будет достигнута. Если в результате таких действий будут установлены нарушения закона, допущенные при производстве дознания, то данное полномочие будет реализовано с целью надзора. Если же оно позволит установить обстоятельства, подтверждающие причастность конкретного лица к совершению преступления, то такое полномочие следует отнести к числу тех, которые направлены на осуществление уголовного преследования Халлиулин А. Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 132..

Во-вторых, положениями ч. 2 ст. 37 УПК РФ регламентированы права прокурора, носящие организационный характер и непосредственно не связанные ни с надзором, ни с уголовным преследованием. А именно: разрешение отводов, заявленных дознавателю, а также его самоотводов; отстранение дознавателя от дальнейшего производства расследования; изъятие любого уголовного дела у органа дознания и передача его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи; передача уголовного дела или материалов проверки сообщения о преступлении от одного органа предварительного расследования другому в соответствии с правилами, установленными ст. 151 УПК РФ; изъятие любого уголовного дела или любых материалов проверки сообщения о преступлении у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передача его (их) следователю Следственного комитета РФ с обязательным указанием оснований такой передачи (п. п. 9 — 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

В этой связи можно заключить, что процессуальные полномочия прокурора целесообразно классифицировать на следующие группы: 1) разрешение вопросов по поддержанию ходатайств дознавателя, направляемых в суд; 2) дача письменных указаний о направлении дознания и производстве процессуальных действий; 3) проверка законности и обоснованности процессуальных действий и решений нижестоящего прокурора, дознавателя и следователя; 4) проверка материалов уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением (актом, постановлением); 5) разрешение вопросов по отводу (самоотводу) дознавателя и по подследственности уголовных дел.

В свете рассматриваемых проблем представляется обоснованным утверждение отдельных авторов о том, что пределы прокурорского надзора на досудебном производстве характеризуются следующими обстоятельствами: 1) местом прокуратуры в системе правоохранительных органов; 2) субъектами, осуществляющими надзор; 3) соотношением надзора с процессуальной самостоятельностью следователя; 4) предметом надзора; 5) средствами (формами) прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования Химичева О. В. Концептуальные основы процессуального контроля и надзора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. С. 165..

В юридической литературе зачастую ученые сущность уголовного преследования сводят лишь к сбору обвинительных доказательств и рассматривают уголовное преследование как основную функцию прокуратуры Савицкий В. М. Правозащитная функция прокуратуры — осуществление уголовного преследования // Российская юстиция. 1994. N 10. С. 24 — 28.. Однако анализ содержания ряда положений уголовно-процессуального закона дает веские основания усомниться в обоснованности такого категоричного утверждения и однозначно оцениваемой роли прокурора в уголовном процессе, особенно на досудебных стадиях.

Так, в частности, согласно ст. 6 УПК РФ назначением уголовного судопроизводства является не только обеспечение реальной защиты прав и законных интересов граждан и организаций, потерпевших от преступлений, но и защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Реализацию назначения уголовного судопроизводства, в том числе на досудебных стадиях, обеспечивают все должностные лица, наделенные соответствующими властными полномочиями, включая прокурора.

В соответствии с ч. 2 ст. 16 УПК РФ прокурор наряду с дознавателем и следователем обязан разъяснить подозреваемому и обвиняемому их процессуальные права и обеспечить возможность защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами.

Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ прокурор, будучи субъектом уголовно-процессуального доказывания, должен на основе доказательств устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (их перечень представлен в диспозиции ст. 73 УПК РФ), а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела О процессуальных полномочиях органов расследования в осуществлении уголовно-процессуального доказывания более подробно см.: Глушков А. И. Реализация в уголовно-процессуальном доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности // Вестник Московского университета МВД России. 2012. N 2. С. 67 — 69..

Наконец, руководствуясь правилами, регламентированными ч. 2 ст. 1 УПК РФ, о том, что установленный Кодексом порядок уголовного судопроизводства является обязательным для всех участников уголовного процесса, в том числе для прокурора, последний обязан в пределах своей компетенции обеспечивать соблюдение всех принципов уголовного судопроизводства, в том числе принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ) и принципа состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ).

В силу изложенных обстоятельств прокурор должен занимать принципиальную позицию, основанную на законе и требовании справедливости, по всем вопросам, которые являются предметом рассмотрения на досудебных стадиях уголовного процесса. Он призван в рамках надзора за исполнением законов обеспечивать гарантию соблюдения права и законных интересов всех участвующих в деле лиц, кто способствует всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств преступления. Это касается защиты интересов все участников уголовного процесса — как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

В этой связи можно признать справедливым утверждение Ф. М. Ягофарова, что «возложение на дознавателя, следователя, прокурора обязанности по охране прав и свобод человека и гражданина, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства, не расходится с положениями принципа состязательности. В любом правоотношении, в котором должностное лицо представляет государство, на него законом возлагается обязанность по охране и обеспечению реализации прав и свобод человека и гражданина» Ягофаров Ф. М. Механизм реализации функции обвинения при рассмотрении дела судом первой инстанции: Дис. … канд. юрид. наук. Оренбург, 2003. С. 28..

Одним из проявлений исполнения прокурором своих обязанностей по гарантии реализации принципа состязательности сторон на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, на наш взгляд, следует рассматривать его компетенцию, регламентированную ч. 3 ст. 88 УПК РФ и связанную с признанием доказательства недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе.

Необходимо заметить, что действующий уголовно-процессуальный закон подробно регламентирует порядок исключения недопустимых доказательств только на судебных стадиях уголовного процесса (ст. ст. 234, 235, 271 УПК РФ). В то же время порядок разрешения вопроса о признании доказательства недопустимым на стадии предварительного расследования (даже на завершающем его этапе) законодателем не прописан. Между тем, по смыслу правил, закрепленных в ч. 3 ст. 88 и в ст. ст. 221, 226 и 226.8 УПК РФ, прокурор обязан оценить все собранные по уголовному делу доказательства с точки зрения их допустимости; в случае выявления сведений, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона, принять решение об их исключении из перечня доказательств.

В целях устранения существующего пробела представляется целесообразным дополнить УПК нормой, регламентирующей процессуальный порядок признания доказательства недопустимым на стадии предварительного расследования. В частности, предусмотреть следующее: прокурор, установив по уголовному делу наличие обстоятельств, предусмотренных ст. 75 УПК РФ, должен вынести постановление о признании конкретного доказательства недопустимым.

Поскольку наличие указанных обстоятельств прокурором может быть установлено при ознакомлении с материалами уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением или обвинительным актом (постановлением), полагаем, что аналогичное процессуальное решение он обязан принять и в этом случае. После составления постановления о признании доказательства недопустимым уголовное дело подлежит возвращению органу расследования для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта (постановления). Соответствующие дополнения целесообразно внести в диспозиции ст. ст. 221, 226 и 226.8 УПК РФ.

Исключение прокурором недопустимых доказательств по результатам ознакомления с материалами уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением (актом, постановлением), может повлечь за собой признание недостаточным объема собранных в деле доказательств для обоснования предъявленного конкретному лицу обвинения. В этой ситуации прокурор должен возвратить уголовное дело для производства дополнительного расследования с указанием, какие именно процессуальные действия необходимо произвести в целях сбора дополнительных доказательственных сведений.

Если же прокурором будет установлено наличие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (их перечень представлен в ст. ст. 24 и 27 УПК РФ), то он обязан принять решение о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), процессуально оформив его соответствующим постановлением. В этом случае (особенно, если заявлено соответствующее ходатайство со стороны защиты) действия прокурора направлены на практическое разрешение стоящей перед ним задачи по защите личности от необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, и одновременно — на обеспечение реализации принципа состязательности сторон на стадии предварительного расследования.

Учитывая изложенное, можно заключить, что в уголовном процессе деятельность прокурора основана главным образом на реализации публичных интересов. В то же время на досудебных стадиях уголовного судопроизводства прокурор действует не только исключительно в интересах государства, общества и законопослушных участников судопроизводства, но и обеспечивает соблюдение процессуальных прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых. При этом прокурор надзирает за надлежащим исполнением своих процессуальных обязанностей не только органами предварительного расследования, но и всеми участниками досудебного судопроизводства, в том числе и защитником Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В. М. Лебедева; науч. ред. В. П. Божьева. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 78..

Прокурор, оценивая допустимость собранных по уголовному делу доказательств, а также проверяя правильность и обоснованность выводов органов расследования, представленных в обвинительном заключении (акте или постановлении), одновременно формирует собственное мнение о степени доказанности предъявленного обвинения и правильности его юридической квалификации. Принимая решение об исключении недопустимых доказательств из числа положенных в основу обвинения, а также о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в отношении конкретного лица (особенно в случае наличия соответствующего ходатайства со стороны защиты) прокурор тем самым обеспечивает реализацию принципа состязательности сторон на досудебных стадиях уголовного процесса. Одновременно он выполняет задачу защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

уголовный равноправие состязательность судопроизводство

Заключение

Принцип состязательности и равноправия сторон наиболее полно проявляется в судебных стадиях уголовного процесса и в первую очередь в суде 1 инстанции.

Следует освободить суд от необходимости осуществлять обвинительную функцию: принимать меры для обеспечения материального ущерба или возможной конфискации имущества, избирать или изменять меру пресечения, вручать подсудимому копию обвинительного заключения. Эту деятельность должна взять на себя прокуратура.

Стороны в судебном заседании должны обладать равными правами, иметь равные возможности их реализации, для чего в судебном заседании обязательно участие юристов-профессионалов. Равными правами должны обладать и представители одной стороны, для чего потерпевшего, представляющего сторону обвинения следует уравнять в правах с представителем государственного обвинения.

Равенство прав так же требует изменения ныне установленного порядка безмотивного отвода присяжных заседателей. Данное право должны иметь кроме обвиняемого, государственного обвинителя и защитника, так же и другие участники процесса: потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Равенство должно прослеживаться и в количестве отводимых присяжных заседателей, для чего необходимо увеличить количество присяжных вызываемых в судебное заседание до 30 человек. Предлагаем дополнить действующий УПК статьей следующего содержания: «Право на безмотивный отвод присяжных заседателей имеют обвиняемый, его защитник, обвинитель, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик. Указанные участники процесса вправе безмотивно отвести до 6 человек от каждой из сторон».

Принцип состязательности и равноправия сторон представляет собой достаточно сложное правовое явление, характеризующееся следующими признаками:

— обязательное наличие сторон, обладающих равными правами и осуществляющих противоположные процессуальные функции, путем противоборства друг другу;

— суд, разрешающий дело по существу, независим и нейтрален по отношению к сторонам, обеспечивает условия для использования ими своих процессуальных прав и стремится к установлению истины по рассматриваемому уголовному делу, восполняя усилия предпринимаемые сторонами.

Действие принципа состязательности и равноправия сторон в России существенно отличается от действия данного принципа в других странах в силу смешанной формы уголовного судопроизводства, национальных особенностей и традиции. В настоящее время в России не выработано единого взгляда на сущность и роль состязательности в уголовном процессе, что создает определенные трудности и гносеологического и эмпирического плана.

Состязательная форма уголовного судопроизводства требует реализации данного принципа во всех стадиях уголовного процесса, в том числе и в стадии предварительного расследования. Но принцип состязательности и равноправия сторон в настоящее время в российском уголовном процессе действует весьма ограниченно, даже в судебных стадиях процесса. Для полной его реализации в уголовном судопроизводстве России требуется совершенно новый концептуальный подход к вопросам не только уголовно-процессуального, но и других отраслей права. В настоящее время мы может говорить только о незначительном проявлении принципа состязательности.

Являясь принципом уголовного процесса России, принцип состязательности представляет определенную ценность, как и любой другой принцип судопроизводства. Нам представляется, что роль данного принципа в уголовном судопроизводстве нельзя и переоценивать, и недооценивать.

Значение принципа состязательности и равноправия сторон состоит в том, что его следует рассматривать как демократическое начало, обеспечивающее установление истины по уголовному делу, поскольку противоборство разнонаправленных сторон создает благоприятные условия для выявления всех обстоятельств дела. Следует так же помнить, что сама по себе состязательность еще не обеспечивает достижение истины по уголовному делу, поскольку стороны могут быть в ней не заинтересованы.

В настоящее время в России созданы все условия для полной реализации принципа состязательности и равноправия сторон. Этому, безусловно, будет способствовать принятие нового Уголовно-процессуального кодекса в котором должны быть закреплены основные элементы состязательности, исключающие разнообразие в толковании этого принципа. Это позволит превратить уголовный процесс России в истинно демократический, направленный на защиту прав и свобод граждан.

Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации (принята 12 декабря 1993), М., 2014

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ., М., 2014

3. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под общей ред. В. И.Радченко) — М.: Юстицинформ, 2012. Комментарий к статье 225

4. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ, М.,2013

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. М., 2013

6. Агутин А. В., Куликова Г. Л., Агеев А. Н. Организация прокурорского надзора на стадии возбуждения уголовного дела. М., 2010.

7. Винокуров Ю. Е. и другие. Прокурорский надзор. 10-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во Юрайт, 2010.

8. Глушков А. И. Реализация в уголовно-процессуальном доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности // Вестник Московского университета МВД России. 2012. N 2.

9. Безлепкин Б. Т. Уголовный процесс в вопросах и ответах: Учеб. пособие — 2-е изд. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003;

10. Бражник Ф. С. // Уголовное право. 2000. N 3. С. 6-10.

11. Власова Н. А. Уголовный процесс — М.: ИД «Юриспруденция», 2003;

12. Жуйков В. М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. — М.: Юридическое бюро «Городец», 1997. — 320 с.

13. Закон: создание и толкование / Под ред. А. С. Пиголкина. — М.: Спарк, 1998. — 283 с.

14. Краткий юридический словарь / М. Е. Волосов, В. Н. Додонов, В. Е. Крутских, В. П. Панов. — М.: ИНФРА-М., 2003. — С. 79.

15. Лупинская П. А. «Уголовно-процессуальное право», М., 1997.

16. Ожегов С. И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов/ Под ред. чл.-корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. — 20-е изд., стереотип. — М.: Рус. яз., 1988. — С. 483.

Если вы думаете скопировать часть этой работы в свою, то имейте ввиду, что этим вы только снизите уникальность своей работы! Если вы хотите получить уникальную курсовую работу, то вам нужно либо написать её своими словами, либо заказать её написание опытному автору:
УЗНАТЬ СТОИМОСТЬ ИЛИ ЗАКАЗАТЬ »