Государственные и правовые преобразования в эпоху Николая I


Содержание

Введение

Глава 1. Преобразования в системе государственного управления в эпоху правления Николая I

1.1 Общая характеристика системы государственного управления и системы права в России к концу I четверти XIX века

1.2 Основные государственные преобразования Николая I

Глава 2. Основные правовые преобразования в эпоху правления Николая I

2.1 Кодификация российского законодательства

2.2 Правоохранительные органы, полицейская деятельность и цензура

Заключение

Библиографический список

Введение

Революции в европейских странах, война за независимость Греции и преобразования в мире определили новую социальную направленность мирового общественного прогресса. Революционное новаторство откликалось и в России. Многие выдающиеся русские мыслители высказывались в поддержку либеральных идей. Однако самодержцы стремились отгородить Россию от революционных бурь, государственно-управленческих новаций Запада, сохранить средневековые политические и иные институты, укрепить самодержавные фундаментальные основы абсолютизма. Восстание декабристов, ставившее своей задачей упразднение самодержавия и отмену крепостного права имело сильнейший резонанс в российском обществе, значительно повлиявший на общественно-политическую жизнь последовавшей за ним эпохи правления Николая I.

Расправа над участниками декабрьского восстания и другие жестокие акции Николая I по отношению к народу России сказались на режиме его управления страной. Войны и подавления восстаний усилили напряженность в деятельности органов государственного управления и сказались на социально-политической жизни российского общества.

Обстановка, в которой они происходили преобразования эпохи Николая I, характеризовалась столкновением консервативной, либерально-модернистской и радикально-модернистской концепций относительно судьбы управления. Многочисленные проекты преобразования системы управления, ее отдельных отраслей и звеньев, государственного строя создавались в строго секретной обстановке, в тайных кружках и обществах либерально и радикально настроенных дворянских кругов, по поручению императора. Разные по характеру и целям проекты воплотили новый уровень государственного мышления, осознанную жгучую потребность в новой организации власти и управления, адекватной новой исторической ситуации. Таким образом, усложнившиеся задачи государства потребовали создания новых высших правительственных учреждений с более четкими подразделениями и функциями.

Актуальность темы исследования стоит в том, что систематизация законодательства во второй четверти XIX в. Была одной из ключевых проблем, имевших большое значение не только для первой половины XIX в., но и для всей последующей истории Российской империи. Государственные и правовые преобразования, проведённые в период правления Николая I, во многом предопределили весь ход исторических событий, происходивших в России вплоть до 1917 года.

Целью данной работы является анализ государственных и правовых преобразований в России в период правление императора Николая I. Объектом исследования является система права и государственного управления Российской Империи соответствующего периода.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Дать общую характеристику системе органов государственной власти и системе права Российской Империи накануне и в начальный период правления Николая I.

2. Выделить и охарактеризовать основные направления преобразований в системе государственного управления указанного периода времени.

3. Проанализировать основные моменты кодификации российского законодательства и её роль в развитии российской административно-правовой системы.

4. Выделить наиболее ярких политических деятелей, принимавших участие в изучаемых государственных и правовых преобразованиях. Оценить их вклад в историю отечественного государства и права.

Глава 1. Преобразования в системе государственного управления в эпоху правления Николая I

1.1 Общая характеристика системы государственного управления и системы права в России к концу I четверти XIX века

Основные предпосылки преобразований. К XIX в. Россия объединила множество народов. Государство не вмешивалось в экономический и религиозный быт новых территорий. Против разобщения страны работал продолжавший формироваться территориальный принцип устройства — деления по губерниям, а не по национальным территориям. Хотя по национальным признакам не было ущемлений, занять государственные должности мог только служащий православного вероисповедания. При Александре I свои конституции получили Польша и Финляндия, там действовали собственные органы управления и законы.

Классовое и сословное деление российского общества дополнялось делением этническим. Российская империя стала включать в себя ещё большее количество различных этносов. В состав её территории входили земли с кардинально различавшимся уровнем инфраструктуры и экономического развития, что серьёзно сказывалось на социальной структуре российского общества. Политическая элита, существовавшая на новых территориях, таким образом, включалась в общую структуру российского феодального класса. То же самое происходило и с зависимым населением.

В начале XIX века дворянство было единственной социальной группой, способной влиять на политику. Однако при этом идеологически, экономически и даже этнически оно было очень разобщено. Землевладельцы, не желавшие никаких изменений, соседствовали с образованными государственными служащими, осознающими необходимость изменений в стране. Несмотря на страх перед ужасами Французской революции, многие осознавали, что французская революция вызовет в Европе большие перемены. Поэтому стабилизация монархической власти была закономерным явлением.

Нарастающие противоречия в обществе заставили правительство найти новые методы для решения старых задач. Дворянскому сословию было выгодно упрочнение самодержавно-крепостной строя в России, как гаранта безопасности перед лицом революционных веяний их Европы. Беспокоил дворян и рост недовольства крестьян и мещан. Ручной труд крестьян был даровым и мешал техническому прогрессу. В то же время, появление новых идей и революционные настроения нашли отклики и в самих дворянских кругах, поскольку идея ограничения самодержавия была весьма привлекательна: защита от царского произвола и новые возможности, открывавшиеся перед дворянством в случае ограничения царской власти. Для сохранения политической стабильности государству было необходимо учитывать обе эти тенденции. Срочно были восстановлены Жалованные грамоты дворянству и городам, упразднена Тайная канцелярия, возвращены на службу некоторые ранее опальные чиновники, уволены слишком одиозные фигуры, разрешены поездки за рубеж. Таким образом, правительство заручилось доверием дворян и приступило к первой серии реформ.

Высшие органы государственной власти и правовая система. Будучи верховным учреждением империи, Сенат должен был контролировать деятельность коллегий (министерств) и губернаторов, проводить ревизии деятельности местных органов власти, для чего собирал и обобщал необходимые материалы, которые затем передавал в случае необходимости компетентным органам. Кроме того, на Сенат были возложены функции конституционного суда. Постепенно его функции сужались и в 20-е гг. XIX в. Он фактически превратился в высший судебный орган империи. Организационно в первой половине XIX в. Сенат представлял собой совокупность ряда департаментов. В состав каждого департамента входили несколько сенаторов, назначаемых царем, а также несколько генералов, а во главе каждого департамента стоял обер-прокурор. Стиль работы Сената характеризовался медлительностью в принятии решений и огромным наплывом дел. В канцеляриях департаментов Сената процветали взяточничество и волокита, чиновники покрывали любое нарушение закона. Сенат постепенно превращался в своеобразную богадельню для престарелых высших чиновников, и деятельность его в целом была малоэффективной.

В 1802 г., с целью укрепить единоначалие, вместо коллегий, созданных Петром I, были учреждены министерства: военное, морское, иностранных дел, юстиции, внутренних дел, финансов, коммерции, народного просвещения. Но поскольку верховным распорядителем остался царь, то это ничего не изменило. Так как порядок прохождения дел и функции министерств первоначально не были определены (позднее это сделал М. М. Сперанский).

Военное министерство ведало военными сухопутными силами, морское — военными морскими силами. В первой половине XIX в. эти два министерства были важнейшими в общей структуре министерств Российской империи, и именно на них приходилась львиная доля государственного бюджета. Министерство иностранных дел ведало внешними сношениями; на Министерство внутренних дел — новое в структуре центральных учреждений — были возложены функции по организации и поддержанию общественного порядка. Другой его важной функцией было управление государственной промышленностью и строительством. Министерство юстиции осуществляла судебное управление, Министерство финансов должно было контролировать собираемость налогов, доходы и расходы государства. На Министерство коммерции возлагалась задача содействия торгово-промышленному развитию страны. Министерство просвещения ведало образованием граждан, подготовкой кадров для государственного аппарата, а также контролировало деятельность университетов, институтов, Академии наук, библиотек, музеев и типографий. Важнейшей задачей этого нового для России министерства было осуществление цензуры.

Достаточно эффективной была организация Государственного казначейства, в ведении которого находились вопросы кассового исполнения государственного бюджета и выпуска казначейских билетов, а также создание ревизии государственных счетов — контрольного финансового органа. Были также образованы Главное управление путей сообщения, в ведении которого находились, в частности, вопросы строительства железных дорог, и Главное управление духовных дел разных вероисповеданий, с помощью которого государство пыталось контролировать деятельность церкви.

В течение всего этого периода существовал Синод, являвшийся высшим органом управления делами православной церкви. Постепенно Синод утратил важные хозяйственные функции, которые перешли к государственным чиновникам, и государство практически полностью подчинило себе церковь, как в плане организационном, так и административном.

В своей работе с 1811 г. министерства руководствовались специальным документом, подготовленным Сперанским, — «Общим уложением министерств», в котором министерства определялись как высшие органы исполнительной власти, власть министров — как высшая исполнительная. Министры назначались императором и подчинялись непосредственно верховной императорской власти. Кроме того, министры были обязаны ежегодно представлять в Сенат отчеты о состоянии дел в своей отрасли.

В целом образование министерств усилило централизацию государственного аппарата. Их преимуществами по сравнению с коллегиальной формой управления были значительно более высокая оперативность в делах управления и установление персональной ответственности руководства и непосредственных исполнителей, которым поручалось ведение конкретного дела. Также были значительно расширены возможности канцелярий, возросло их влияние. Для решения межведомственных вопросов созывались совещания министров. С 1812 г. совещания министров были организационно и законодательно оформлены как Комитет министров. В его состав входили министры, а также председатели департаментов Государственного Совета, государственный секретарь и некоторые лица по особому назначению императора. Председатель Комитета министров одновременно был и председателем Государственного Совета и назначался царем. Комитет министров рассматривал вопросы управления страной в целом, подбора кадров для высших должностей в государстве, проекты новых указов, заключения по ним, отчеты министерств и предложенные ими законопроекты, анализ ситуации в стране. Решения Комитета министров получали силу после утверждения их императором.

Функция разработки законопроектов, утверждаемых императором, была возложена на Государственный Совет. Главная задача Государственного Совета была определена как приведение всей правовой системы страны к единообразию. Государственный Совет включал пять департаментов — дел военных, дел гражданских и духовных, законов государственной экономии. Деятельность Государственного Совета была организована в форме общих собраний и заседаний по департаментам. Все текущее делопроизводство было сосредоточено в канцелярии Государственного Совета, которой руководил государственный секретарь.

В след за Петром I, требовавшим неуклонного соблюдения законов ту же мысль проводит спустя столетие Александр I. Стремление закрепить существующие порядки приводит к идее систематизации законодательства, то есть к кодификации. Последним универсальным систематизированным сборником, охватывающим почти все отрасли русского права, было Соборное Уложение 1649 г. К началу XIX в. неразбериха в законодательстве дошла до предела. Она была одной из причин беспорядков и злоупотреблений в слухах. Александр I уже в 1801 г. учредил новую, десятую по счету, комиссию во главе с П. В.Завадовским. Она получила название Комиссии составления законов и провела значительную подготовительную работу. Но лишь при Николае I удалось развернуть по-настоящему и завершить систематизацию российского законодательства.

Неудача всех десяти комиссий определяется тем, что они были охвачены серьезными противоречиями, борьбой между новым и старым, в основе которой лежал вопрос о существовании крепостного права, т. е. о существе феодализма. Так было и с последней, десятой комиссией. «Когда главный исполнитель работ» комиссии Г. А. Розенкампф предложил начать дело с пересмотра законодательства о крестьянстве, он наткнулся на резкий отпор Александра I.

Итак, государственный строй Российской империи в годы правления Александра I выглядел следующим образом: император, имевший всю полноту власти, опирался на разветвленный чиновничий аппарат; высшим совещательным органом при императоре с 1801 по 1810 гг. был Непременный Совет, в который входили 12 человек, назначаемых царем. В 1810 г. Непременный Совет был упразднен, и высшим законосовещательным органом стал Государственный Совет. Реформа 1801-1811 гг. значительно укрепила центральный государственный аппарат. С этого времени местные правительственные и сословные учреждения значительно более тесно, чем раньше, были связаны с центром. Функции высших центральных учреждений — Комитета министров, Государственного Совета и Сената неизбежно нередко переплетались: Комитет министров занимался не только делами высшей администрации; Государственный Совет был не единственным органом, в котором обсуждались законопроекты; Сенат — не единственным органом межведомственного надзора. Ведущим можно считать Комитет министров, который воплотил характерное для феодальной монархии преобладание управления над законностью.

Естественно, что в таких условиях особенное значение приобретали личностные качества высших чиновников и императора.

1.2 Основные государственные преобразования Николая I

Денежная реформа. Денежная реформа в России была проведена в 1839—1843 годах под руководством министра финансов Канкрина. Привела к созданию системы серебряного монометаллизма. Был начат обмен всех ассигнаций на государственные кредитные билеты, обменивающиеся на золото и серебро. Проведение реформы позволило установить в России стабильную финансовую систему, сохранявшуюся вплоть до начала Крымской войны.

Первый этап денежной реформы 1839-1843 гг. начался с издания 1 июля 1839 манифеста «Об устройстве денежной системы». Согласно манифесту с 1 января 1840 в России все сделки должны были исчисляться исключительно в серебре. Главным средством платежа становился серебряный рубль с содержанием чистого серебра 4 золотника 21 доля. Государственным ассигнациям отводилась роль вспомогательного денежного знака. Поступления в казну и выдача денег из неё исчислялись в серебряных рублях. Сами же платежи могли совершаться как в монете, так и в ассигнациях. Золотая монета должна была приниматься и выдаваться из казённых учреждений с 3%-ной надбавкой от ее нарицательной стоимости. На первом этапе денежной реформы был зафиксирован фактический уровень обесценения ассигнационного рубля.

Одновременно с манифестом был опубликован указ от 1 июля 1839 г. «Об учреждении Депозитной кассы серебряной монеты при Государственном Коммерческом банке», который объявлял билеты Депозитной кассы законным платежным средством, обращающимся наравне с серебряной монетой. Касса начала выполнять операции в январе 1840 г., она принимала на хранение вклады серебряной монетой и выдавала взамен депозитные билеты на соответствующие суммы. В период с 20 декабря 1839 по 18 июня 1841 в соответствии с рядом сенатских указов были выпущены депозитные билеты достоинством в 3, 5, 10, 25, 50 и 100 рублей.

Вторым этапом денежной реформы стала эмиссия кредитных билетов сохранных казен, воспитательных домов и Государственного заемного банка. Она осуществлялась в соответствии с манифестом от 1 июля 1841 «О выпуске в народное обращение кредитных билетов на 30 миллионов серебром». Принятие этого акта не рассматривалось в качестве мероприятия по упорядочению денежного обращения, а было вызвано экономической необходимостью, возникшей из-за сильного неурожая.

Начиная с 1841 г. в России параллельно обращались три вида бумажных денежных знаков: ассигнации, депозитные и кредитные билеты. Их экономическая сущность была различна. Ассигнации являлись средством обращения и платежа, их реальная стоимость была в четыре раза ниже номинальной. Депозитные билеты были фактически квитанциями на серебро. Они находились в обращении в размере, равном сумме вкладов, и казна не имела дополнительных доходов от их эмиссии.

На третьем этапе реформы ассигнации и депозитные билеты были обменены на кредитные билеты. Обмен осуществлялся на основе манифеста «О замене ассигнаций и других денежных представителей кредитными билетами» от 1 июня 1843 года. Для изготовления кредитных билетов при Министерстве финансов была создана экспедиция государственных кредитных билетов постоянным фондом звонкой монеты для размена крупных билетов.

Денежная система, созданная в результате реформы 1839-1843 гг., обладала рядом важнейших признаков:

— существовала свобода чеканки не только серебра, но и золота.

— золотые империалы и полуимпериалы чеканились с надписью «десять рублей» и «пять рублей», причем правительство стремилось закрепить с помощью законодательства стоимостное отношение между золотым и серебряным рублем.

— кредитные билеты были разменны не только на серебро, но и на золото.

В России в 30-40-х гг. XIX в., несмотря на развитие товарно-денежных отношений, господствовало натуральное хозяйство. Соответственно объем покупаемых предметов потребления был невелик, и деньги как средство обращения требовались в незначительных количествах. Рабочие, чиновники и другие лица, жившие на жалованье, не играли такой важной роли, как в условиях развитых товарно-денежных отношений. При сравнительно неразвитом рынке и плохих путях сообщения цены на продукты были очень низкими, а уровень промышленного развития — относительно невысоким. Товары промышленного производства, зачастую ввозимые из-за границы, приобретались небольшим кругом лиц. Денежный оборот осуществлялся преимущественно с казной. Поэтому денежная реформа, проведенная в 1839-1843 гг. обеспечила относительно устойчивое денежное обращение.

Крестьянский вопрос. В первые годы своего царствования Николай I не придавал большого значения крестьянскому вопросу. Постепенно, однако, царь и его ближайшее окружение приходили к мысли, что крепостное право таит в себе опасность новой пугачевщины, что оно задерживает развитие производительных сил страны и ставит ее в невыгодное положение перед другими странами — в том числе и в военном отношении. Разрешение крестьянского вопроса предполагалось вести постепенно и осторожно, рядом частичных реформ. Первым шагом в этом направлении должна была стать реформа управления государственной деревней. В 1837 г. было создано Министерство государственных имуществ, которое возглавил П. Д. Киселев. Это был боевой генерал и деятельный администратор с широким кругозором. В свое время он подавал Александру I записку о постепенной отмене крепостного права, дружил с декабристами, не зная об их заговоре. В 1837—1841 гг. Киселев добился проведения ряда мер, в результате которых удалось упорядочить управление государственными крестьянами. В их деревнях стали открываться школы, больницы, ветеринарные пункты. Малоземельные сельские общества переселялись в другие губернии на свободные земли.

Особое внимание киселевское министерство уделяло поднятию агротехнического уровня крестьянского земледелия. Широко внедрялись посадки картофеля. Местные чиновники принудительно выделяли из крестьянского надела лучшие земли, заставляли крестьян сообща, засевать их картофелем, а урожай изымали и распределяли по своему усмотрению, иногда даже увозили в другие места. Это называлось «общественной запашкой» призванной страховать население на случай неурожая. Крестьяне же увидели в этом попытку внедрить казенную барщину. По государственным деревням в 1840—1844 гг. прокатилась волна «картофельных бунтов». Помещики тоже были недовольны реформой Киселева. Они опасались, что попытки улучшить быт государственных крестьян усилят тяготение их крепостных к переходу в казенное ведомство. Еще большее недовольство помещиков вызывали дальнейшие планы Киселева. Он намеревался провести личное освобождение крестьян от крепостной зависимости, выделить им небольшие земельные наделы и точно определить размер барщины и оброка.

Недовольство помещиков и «картофельные бунты» вызвали в правительстве опасение, что с началом отмены крепостного права придут в движение все социальные группы и сословия огромной страны. Именно роста общественного движения больше всего боялся Николай I.

Реформа управления государственной деревней оказалась единственным значительным мероприятием в крестьянском вопросе за все 30-летнее царствование Николая I.

Постоянное внимание и интерес императора привлекал вопрос об улучшении быта крестьян. Интерес этот поддерживался частыми волнениями крестьян. В царствование Николая I насчитывалось свыше 500 случаев крестьянских волнений. Несколько раз Николай I учреждал негласные комитеты по крестьянскому делу. Они собирали сведения и материалы, писали докладные записки, составляли проекты, но все это бумажное производство оставалось лежать «под сукном», ибо сам Николай I не мог решиться на серьезную ломку существующего порядка.

Указ об «обязательных крестьянах» от 2 апреля 1842 г. не отменял указ 1803 г. «о вольных хлебопашцах», но владельцам, которые «сами сего пожелают» разрешалось «заключать с крестьянами своими по взаимному соглашению договоры на таком основании, чтобы помещики сохраняли принадлежащее полное право вотчинной собственности на землю, а крестьяне получали от них участки земли в пользование за установленные повинности». Указ 1842 г. носил только рекомендательный характер, нормы надела и повинности крестьян всецело завысили от помещика, который сохранял и полную власть над крестьянином. Практическое значение этого указа было невелико — до реформы 1861 г. было освобождено несколько более 27 тысяч крестьян.

Волостное и сельское управление были построены на начале крестьянского самоуправления. Министерство графа П. Д. Киселева заботилось об удовлетворении хозяйственных и бытовых нужд крестьян: производило размежевание земель, отводило дополнительные наделы для малоземельных, устраивало ссудо-сберегательные кассы, школы и больницы. Реформа государственной деревни, проведенная П. Д. Киселевым, новая форма организации казенных крестьян (в том числе введение самоуправления) послужила образцом для устройства помещичьих крестьян по освобождении их от крепостной зависимости.

Управленческие преобразования. При Николае I не проводилось широких административных реформ, и система управления в период его царствования в целом не претерпела больших изменений. Изменения в основном касались дальнейшей централизации и бюрократизации государственного управления. Территориальное управление же осталось практически прежним. Оно не было усложнено, подобно центральной системе управления.

Одним из основных направлений совершенствования государственного аппарата при Николае I было дальнейшее развитие министерской системы, представленной в середине XIX в. девятью министерствами и тремя главными управлениями, подчиненными непосредственно императору, который координировал их деятельность через Комитет министров. Были уточнены функции министерств, повышены требования к их персональной ответственности, принимались меры по совершенствованию внутриведомственных структур. Однако в большинстве случаев эти меры не приводили к желаемому результату, прежде всего, в связи с существовавшим в николаевской системе управления дуализмом управленческих структур (Собственная его императорского величества канцелярия и министерства) и связанным с этим параллелизмом в высшем центральном и местном управлении. Наделение Собственной его императорского величества канцелярии государственно-управленческими и законотворческой функциями привело к усложнению механизма государственного управления. Государственный совет был понижен в статусе и утратил свое прежнее значение законосовещательного органа при императоре. Резко возросла роль Комитета министров, постепенно приобретавшего характер репрессивного органа. В то же время параллельное существование высших и центральных органов с дублирующими друг друга функциями создавало благоприятные условия для роста бюрократизма, волокиты, казнокрадства и взяточничества в органах власти и управления. Другой особенностью николаевской системы государственного управления следует считать усиление полицейского характера и дальнейшую милитаризацию аппарата управления.

В период правления Николая I изменилось и функциональное назначение Государственного Совета. Государственный совет был задуман как законосовещательный орган, разрабатывавший проекты законодательных актов, которые получали юридическую силу после утверждения императором. Членами Государственного совета (по должности или по назначению царя) являлись крупные чиновники и помещики, и общее их число колебалось в различные годы от 40 до 80 человек. Председательствовал в Государственном совете император, в случае своего отсутствия он назначал председательствующего из членов Государственного совета. Государственный совет состоял из пяти департаментов: законов, дел военных, дел гражданских и духовных, государственной экономии, дел царства Польского.

Последний департамент был создан после польского восстания 1830-1831 гг. Собирались и общие собрания Государственного совета. Делопроизводство велось канцелярией, которую возглавлял государственный секретарь.

Государственный совет осуществлял свою главную первоначальную задачу — подготовку законопроектов — недолгое время. Со второй четверти XIX в. законопроекты стали разрабатываться в царской канцелярии, министерствах, специальных комитетах. Обсуждение их в Государственном совете стало носить формальный характер.

В царствование Николая I выросли количество и роль всевозможных секретных и несекретных межведомственных комитетов и комиссий. В целях ослабления социальной напряженности 6 декабря 1826 г. Николай образовал первый и самый значительный из 10 секретных комитетов, которые создавались в его царствование. Главой Комитета формально значился председатель Государственного совета граф В. П. Кочубей, а фактически руководил Комитетом М. М. Сперанский.

Вместо Табели о рангах Петра I, Комитет предложил установить такой порядок, при котором дворянство приобреталось бы только наследственно, по праву рождения, и по «высочайшему пожалованию». Наконец, Комитет в Дополнение к указу «о вольных хлебопашцах» (1803) разрешил помещикам освобождать крестьян не только с землей, но и без земли, причем все освобожденные крестьяне должны были образовать еще одно сословие — «вольноотпущенных земледельцев». Второй проект «Комитета 6 декабря» предусматривал административную реформу. Государственный совет сохранял лишь законосовещательные функции при царе, а Сенат разделялся на Правительствующий (высший орган исполнительной власти) и Судебный. Внешне здесь воплощался принцип разделения властей — законодательной, исполнительной и судебной, но не для ограничения самодержавия, а для того, чтобы упрочить его путем более четкого разграничения функций между всеми властями (одинаково бесправными перед самодержцем), что позволило бы усовершенствовать работу бюрократического аппарата.

В целом, верховное управление перестраивалось в направлении усиления личного влияния царя на все стороны жизни общества, дальнейшей централизации, неизбежно принимавшей всё более бюрократический характер. С ростом количества чиновников, контор и канцелярий росло и бумажное делопроизводство; начальственное предписание и распоряжение становилось основным средством управления.

На таких же началах перестраивалось и местное управление. Выросли чиновничьи штаты губернского правления, которые утратили свой коллегиальный характер и был всецело подчинены губернатору. Власть губернатора расширялась, но он полностью подчинялся Министерству внутренних дел; Городское самоуправление подчинялось местной администрации. В общую систему государственной администрации все более входило и дворянское самоуправление, увеличивались штаты земской и городской полиции, выросли ее всевластие и произвол. Бюрократизация провинциальной власти вслед за бюрократизацией центрального управления — характерная черта этого времени, чиновник стал важнейшей фигурой провинциальной жизни, оттеснив на задний план сановную знать, если только она не была государственной службе.

В 1831 году согласно положению об участии дворянства в выборах местных органов власти дворянству было предоставлено право выбирать председателей уголовной и гражданской судебных палат, но зато было ограничено право участия дворянства в губернском управлении установлением ценза. Одни дворяне могли участвовать в съездах с голосом, другие — без голоса. Право участвовать с голосом имел потомственный дворянин, достигший 21 года, имевший недвижимую собственность в губернии, получивший на действительной службе минимум от 14-го класса или служивший три года по дворянским выборам, вот главные условия. Не удовлетворявшие им потомственные дворяне участвовали в съездах без голоса. Притом и право голоса было двоякое: одни дворяне подавали голос во всех делах, обсуждаемых в собрании, другие во всех, кроме выборов. Право участвовать во всех делах и в выборах предоставлено было потомственным дворянам, которые имели в губернии не менее 100 душ крестьян или не менее 3 тыс. десятин удобной, хотя и незаселенной, земли. Законом 1837 г. усложнено было устройство земской полиции, как известно, руководимой дворянством. Исправник, начальник уездной полиции, действовал по-прежнему, но каждый уезд разделен на станы, и во главе стана поставлен был становой; становой — коронный чиновник, который назначается губернским управлением только по рекомендации дворянского собрания.

Собственная Его Императорского Величества Канцелярия. Николай I был твердо убежден во всесилии государства как единственного выразителя интересов общества. Для этого ему необходим был мощный централизованный аппарат управления. Отсюда то исключительное положение в системе органов власти, которое занимала личная канцелярия монарха, подмявшими под себя и подменившими собой всю исполнительную структуру власти в стране.

I отделение было образовано в 1826 г. Его задача определялась как контроль за деятельностью министерств и ведомств, министров и высших чиновников министерств. Это отделение также занималось назначением и увольнением высших чиновников.

Цель II отделения (создано в 1826) — анализ и обобщение юридической практики и запись законов Российской империи.

Важнейшим было III отделение, также организованное в 1826 г. на базе Особой канцелярии Министерства внутренних дел, которая ведала вопросами политической и государственной безопасности. Его задачами были руководство полицией, борьба с государственными преступлениями и противниками существующего режима, сектантами и раскольниками, высылка и размещение ссыльных, управление тюрьмами и наблюдение за иностранцами.

IV, созданное в 1827 г., должно было контролировать и направлять работу женских учебных заведений и благотворительных учреждений.

V отделение было образовано в 1836 г. специально для выработки проекта реформы по управлению государственными крестьянами.

VI отделение, функционирующее с 1842 г., было призвано готовить материалы, относящиеся к управлению территорией Кавказа.

Каждое отделение являлось по своей структуре и функциям как бы особым министерством, но в отдельных случаях они были гораздо влиятельнее министерств в силу своей близости к императору. Некоторые из этих отделений стояли над министерствами и контролировали их деятельность, другие дублировали министерства, часть их создавалась для решения вопросов, которые казались царю особо важными, а все вместе они представляли органы личной власти императора, призванные усилить ее влияние на все стороны общественной жизни. Рост этих отделений приводил к увеличению чиновничьего аппарата и к дальнейшей бюрократизации государственного управления.

государственный реформа кодификация полицейский

Глава 2. Основные правовые преобразования в эпоху правления Николая I

2.1 Кодификация российского законодательства

Во времена Александра I последним универсальным систематизированным сборником, охватывающим почти все отрасли русского права, было Соборное Уложение 1649 года. С того времени накопилось огромное множество указов, манифестов и иных подобных документов, которые нередко дублировали или наоборот противоречили друг другу. К началу XIX в. неразбериха в законодательстве дошла до предела. Она была одной из причин беспорядков и злоупотреблений в слухах. Назрела острая необходимость провести упорядочение и систематизацию системы российского права. В целом, преобразования эпохи Николая I укрепляли существовавшие самодержавные устои и порядки. По этой причине, содержание российского права в этот период изменилось незначительно. Однако форма права преобразилась очень значительно. Была проведена грандиозная работа по систематизации российского законодательства, составившая целую эпоху в его истории.

В 1826 году было создано II Отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, задачей которого был анализ и обобщение юридической практики с целью последующий систематизации российского права. Руководство отделом было поручено М. М. Сперанскому — известному юристу, хорошо зарекомендовавшему себя в кодификационных работах ещё при Александре I. При этом, однако, руководство Сперанского II отделом юридически официально оформлено не было. Штат II Отделения состоял из 20 человек. Кроме чиновников, во II Отделение были зачислены известные ученые: профессор А. П.Куницын, преподававший в Лицее А. С. Пушкину, и профессор М. Г. Плисов — они оба были уволены из Санкт-Петербургского университета за вольнодумство и демонстративно приняты Сперанским и Балугьянским на службу, а также профессор В. Е. Клоков, действительный статский советник Цейер, коллежский секретарь Н. М. Старцов, ставший ближайшим помощником Сперанского в последние годы его жизни будущего графа, и барон Корф. На содержание II Отделения было ассигновано 37 800 рублей. Отдельной строкой финансировалось приобретение книг для II Отделения — 10 000 рублей в год. Проведение кодификации законодательства и работу М. М. Сперанского император контролировал лично. Это было неудивительно, поскольку Сперанский был ярко выраженным носителем либеральных идей.

Работы по кодификации законодательства М. М. Сперанским были организованы поэтапно. На первом этапе планировалось собрать воедино все законы, указы, манифесты и им подобные нормативные акты, изданные с момента принятия Соборного Уложения 1649 года. Затем всё это должно было быть систематизировано. Последним этапом должно было быть издание «Полное собрания законов». Однако, Николай I скорректировал первоначальные планы и поставил задачу собрать все известные законы, издать их в хронологическом порядке и выбрать из них действующие. М. М. Сперанский провел огромную работу по выявлению, сбору и публикации всех законов. Кодификационная работа проводилась следующим образом: Из архивов были собраны реестры всех узаконений, на их основе был составлен единый реестр, а уже после этого обращались к первоисточникам. Таким образом, в первое «Полное собрание законов» было помещено более 30 тысяч различных указов, нормативных актов, постановлений, начиная с «Соборного уложения» и до вступления на престол Николая I.

К 1830 г. было составлено Полное собрание законов, включавшее более 30 920 нормативных актов, расположенных в хронологическом порядке, начиная с Соборного уложения 1649 г., и заканчивая Манифестом от 14 декабря 1825 г., написанным самим Сперанским. Первое издание Полного собрания законов состояло из 45 томов. Тогда же были изданы шесть томов второго Полного собрания законов, содержащие акты периода правления Николая I. Все действующие законы составили особый Свод законов Российской Империи в 15 томах, он был издан в 1832 г. Это издание стало официальным руководством в практике царского управления и суда. Первый том «Свода» содержал составленную М. М. Сперанским компиляцию из законов XVIII — начала XIX вв., определявших государственное устройство России. Компиляция была названа: «Основные законы Российской Империи».

Далее тома этого собрания (всего — 55) печатались ежегодно по 1883 г. и включили в себя все законы Николая I и Александра II. С 1884 по 1916 г. издавалось третье собрание (33 тома законов Александра III и Николая II).

В «Свод» включались лишь действующие акты: некоторые законы сокращали, а из противоречащих друг другу актов выбрались позднейшие. Составители стремились расположить акты по определенной системе, соответствовавшей отраслям права. В I-III-м томах «Свода» излагаются основные законы, государственное и губернское установление и т. п.; в IV-м — уставы о рекрутских и земских повинностях; в V-VIII-м — уставы о налогах, пошлинах, питейном сборе и пр.; в IX-м — законы о сословиях и их правах; в X-м — законы гражданские и межевые; в XI-XII-м — уставы кредитных учреждений, торговые, постановления о фабричной, заводской и ремесленной промышленности и т. п.; в XIII-XIV-м — уставы благочиния (врачебный, о паспортах и беглецах, о содержании под стражей и др.); в XV-м — уголовные законы.

В «Своде» отразилась одна из важнейших особенностей гражданского права в первой половине XIX в. — оно стало развиваться более интенсивно, что в определенной степени объяснялось усилением темпов развития промышленности и торговли. В Х томе было систематизировано действовавшее гражданское законодательство. При этом значительное внимание уделялось укреплению права собственности, регламентации имущественных отношений. В ст. 262 ч. I т. X «Свода» впервые в русском законодательстве было дано понятие права собственности как права «исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться оным (имуществом) вечно и потомственно». Право собственности на землю определялось как право «на все произведения на поверхности ее, на все, что заключается в недрах ее, на воды, в пределах ее находящиеся, и, словом, на все ее принадлежности». Наряду с правом собственности защищалось право законного владения.

В первой книге XV тома были изложены нормы уголовного права. Книга состояла из 11 разделов, разделы — из глав, главы делились на статьи (всего было 765 статей). Здесь впервые были выделены Общая и Особенная части. В 1845 году уже после смерти М. М. Сперанского императором было утверждено «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных». Уложение подразделялось на разделы, разделы — на главы, а главы — на статьи (всего было 2224 статьи). Значительное место уделялось преступлениям против веры, государственным преступлениям. При этом покушение, преступное действие и даже умысел свергнуть императора карались лишением всех прав состояния и смертной казнью. За участие в восстании также полагались лишение всех прав состояния и смертная казнь. Составление и распространение письменных и печатных сочинений с целью «возбудить к бунту» каралось лишением всех прав состояния и ссылкой на каторжные работы в крепость на срок от 8 до 10 лет. При этом лицам, не освобожденным от телесных наказаний, дополнительно назначались от 50 до 60 ударов плетью и клеймение. Специальные разделы были посвящены преступлениям против порядка управления, должностным преступлениям.

В Уложении появилось специальное отделение «О неповиновении фабричных и заводских людей». Особенно сурово наказывались организованные выступления рабочих. Явное неповиновение фабричных и заводских людей владельцу или управляющему заводом, оказанное «целою артелью или толпою», каралось как восстание против властей, т. е. смертной казнью. Предусматривались наказания и против участников забастовок. Виновные подвергались аресту: «зачинщики» — на срок от трех недель до трех месяцев, «прочие» — от семи дней до трех недель. Выступления крепостных крестьян против своих господ приравнивались к восстанию против правительства. Любое неповиновение помещику влекло для крепостного наказание розгами от 20 до 50 ударов. За подачу жалобы на своих помещиков крепостные крестьяне наказывались розгами до 50 ударов. Переход крестьян от одного владельца к другому и переход «в другое состояние» без воли помещика наказывался розгами от 30 до 60 ударов. В особом разделе содержались нормы, относившиеся к преступлениям против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц. Умышленное убийство наказывалось лишением всех прав состояния и ссылкой на каторжные работы либо пожизненно, либо на длительные сроки.

Обширный раздел был посвящен преступлениям против собственности частных лиц. Насильственное завладение чужим недвижимым имуществом (землей, домом и т. д.), осуществленное вооруженными людьми, наказывалось лишением всех прав состояния и ссылкой в Сибирь. Умышленный поджог какого-либо обитаемого здания влек наказание, связанное с лишением всех прав состояния и ссылкой на каторжные работы в крепость на срок от 8 до 10 лет. Наказание увеличивалось, если здание принадлежало церкви, императору или членам его фамилии. Разбой, грабеж наказывались лишением всех прав состояния и ссылкой на каторжные работы в крепости, заводы, рудники на различные сроки или пожизненно. Виноватые в краже наказывались в зависимости от обстоятельств совершения преступления ссылкой, заключением в работные дома, отдачей в исправительные арестантские роты и битьем розгами.

В целом, будучи в своей основе феодально-крепостническим, «Свод законов» учитывал в некоторой степени интересы развивающейся буржуазии. Не вызывает сомнения и правовое значение кодификации законов М. М. Сперанского. Она привела к формированию специальных отраслей законодательства (гражданского, уголовного и других), предопределила создание «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных». Несмотря на то, что «Полное собрание законов» и «Свод законов Российской империи» вобрали в себя немало устаревших норм, которые тормозили развитие капиталистического общества, эти собрания законов значительно подняли авторитет Российского государства в глазах более цивилизованной Европы и просуществовали, претерпев ряд изменений, до 1917 года.

Таким образом, М. М. Сперанским в короткий срок была проведена колоссальная работа, сводившаяся к сбору и систематизации законов, но, поскольку Николай I не желал никаких принципиальных обновлений законодательства, ничего нового в политическую и социальную структуру, в систему управления работа, проделанная М. М. Сперанским, не внесла. Она была призвана стабилизировать и увековечить традиционную самодержавную структуру власти и крепостнических общественных отношений.

При этом полное собрание законов Российской Империи хотя и приобрело значение уникального историко-юридического источника, но не годилось для повседневной работы, во-первых, потому, что было слишком громоздко, а главным образом потому, что в нем изобиловали устаревшие и отмененные законы.

В целом, кодификация законов при Николае I сыграла огромную роль в упорядочении российского законодательства и в обеспечении более твердой и четкой юридико-правовой основы российского абсолютизма.

Однако она не меняла ни политической, ни социальной структуры самодержавно-крепостнической России, ни самой системы управления.

Не устраняла она произвола, коррупции чиновников, которые в николаевское царствование достигли особого расцвета. Правительство видело пороки бюрократии, но искоренить их в условиях абсолютистского режима было не в состоянии.

2.2 Правоохранительные органы и полицейская деятельность

В июне 1826 года на базе Особенной канцелярии министра внутренних дел было создано III отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. Функции политической полиции перешли к этой новой структуре, исполнительно силой которой стала жандармерия. На должность управляющего III Отделения был назначен граф Александр Христофорович Бенкендорф.

В 1828 г., секретным указом император поручил Третьему отделению осуществлять цензуру и доносить о произведениях, «способствовавших распространению безверия или о тех, в коих чувствовалось уклонение автора от обязанностей верноподданного». Агентам Бенкендорфа также было поручено перехватывать и копировать почтовую корреспонденцию, служебного или личного характера.

III Отделение было объявлено органом «высшей полиции». В его задачи входили вопросы обеспечения государственной безопасности: сбор сведений о религиозных сектах и расколах, антиправительственных организациях, слежка за иностранцами, борьба с фальшивомонетничеством.

К Функциям III Отделения относилось составление для императора ведомостей о «всех без исключения происшествиях, а также статистических сведений «до полиции относящихся». Последнее, а также то, что жандармские офицеры, относительно независимые от местной администрации, сообщали в III Отделение о всех недостатках в ее деятельности, в том числе в области охраны общественного порядка, породили серьезные трения между МВД и III Отделением. Попытка А. А.Закревского в 1828 году, ставшего в том же году министром внутренних дел, создать секретную политическую полицию в системе вверенного ему учреждения потерпела неудачу, во многом благодаря противодействию со стороны руководства III Отделения личной императорской канцелярии. В указе о создании III Отделения не говорилось о том, что контроль за деятельностью местного административно-полицейского аппарата возлагается на жандармерию, но об этом неоднократно упоминалось в секретных инструкциях жандармским офицерам.

Передача в МВД руководства политической полицией, вхождение в него командира корпуса жандармов на правах заместителя министра произошло только в 1880 году после ликвидации III Отделения.

В 1828 году МВД состояло из канцелярии министра, совета министра, в который входили руководители департаментов, отделений, департамента государственного хозяйства и публичных зданий, департамента полиции, медицинского департамента и цензурного комитета. Для чиновников МВД была введена новая форма — темно-зеленый мундир с черным бархатным воротником. С 1829 года МВД стало вновь издавать свой журнал — «Журнал Министерства внутренних дел». В нем публиковались официальные документы, распоряжения, сведения о назначениях, награждениях чиновников МВД, а также статистические материалы о состоянии преступности в некоторых губерниях и городах.

В 1832 году надзор за строительством дорог и содержанием казенных зданий был передан из Министерства внутренних дел в созданное Главное управление путей сообщений и публичных зданий.

Основным структурным подразделением МВД являлся Департамент полиции. В его функции входили вопросы определения штатной численности и формирования полицейских органов в городах и в сельской местности, а главное, контроль за их деятельностью, особенно за расходованием денежных средств, отпущенных на полицию.

Контрольные функции МВД по отношению к местным полицейским органам были значительно расширены, следствием чего стало увеличение числа входящих и исходящих документов в МВД более чем в три раза. Помимо периодических ведомостей и отчетов из каждой губернии в министерство в год в среднем поступало около 130 срочных донесений, и многие из них требовали такого же срочного ответа. Если раньше основным источником, на основании которого министерство судило о состоянии дел на местах, был отчет губернатора, в котором имелся специальный раздел, посвященный полиции, то с 30-х годов начинает расширяться практика служебных командировок чиновников МВД с целью ознакомления с деятельностью органов городской и сельской полиции.

Вместо канцелярии министра был создан Департамент общих дел, куда стекались многочисленные документы из местных административных органов. Одновременно создавалась особенная канцелярия министра внутренних дел, но уже не как орган политической полиции, каким являлось подразделение МВД с аналогичным названием, существовавшее до 1826 года, а как учреждение для ведения секретного делопроизводства, анализа данных негласных ревизий, материалов о злоупотреблениях чиновников полиции. В начале 40-х годов чиновниками для особых поручений МВД были выявлены злоупотребления в полиции Москвы, Петербурга, в ряде других городов. В 1847 году министерство провело ревизию полицейских учреждений в 27-ми — то есть в более чем половине губерний страны — и только в трех из них состояние полиции было признано удовлетворительным.

В 1850 году в истории МВД произошло своеобразное знаменательное событие — первое сокращение штатов этого учреждения, что было проявлением новых усилий императора Николая I для укрепления дисциплины как средства повышения эффективности управления. Сокращение штатов всех департаментов закончилось благополучно для чиновников министерства внутренних дел. Количество чиновничьих должностей в МВД было сокращено на 17 и составило 270 штатных единиц.

Заключение

Таким образом, в конце первой четверти XIX века Россия находилась в состоянии острой необходимости проведения политических и государственно-правовых преобразований. Однако преобразования эти происходили в обстановке серьёзных противоречий между представителями российского дворянством и самодержавием, а также самими представителями различных групп дворянства. Важным фактором стали также и внешнеполитические испытания, выпавшие на долю Российской Империи. Столкновения либеральных идей, традиционных ценностей, народных интересов и самодержавной власти сплелись в сложный клубок, который определил сложность обстановки проведения преобразований.

Если вы думаете скопировать часть этой работы в свою, то имейте ввиду, что этим вы только снизите уникальность своей работы! Если вы хотите получить уникальную курсовую работу, то вам нужно либо написать её своими словами, либо заказать её написание опытному автору:
УЗНАТЬ СТОИМОСТЬ ИЛИ ЗАКАЗАТЬ »