Франция во внешней политике Великобритании в 1890-1904 годах


Курсовая работа

Франция во внешней политике Великобритании в 1890-1904 годах

Оглавление

Введение

1. Историография и источники

2. Основные узлы англо-французских противоречий в конце 19 века

3. Предпосылки англо-французского сближения на рубеже 19 — 20 века

4. Создание англо-французской Антанты в 1904 году

Заключение

Литература

Введение

Наступившая на рубеже XIX — XX вв. новая историческая эпоха привела к ужесточению конкурентной борьбы за раздел колониального мира. Вырвавшаяся вперед в экономическом и военном отношении Германия претендовала на передел колоний и сфер влияния за счет владений Англии, Франции и России. Объективно это создавало почву для сближения трех последних держав. Но на пути его стояли разъединявшие их противоречия, традиции прошлого и сложившиеся связи. Россия и Франция с конца XIX в. находились в союзе, направленном против возглавлявшейся Германией Тройственной лиги. В 1900-1901 гг. их союз приобрел также антибританскую направленность. Далее, однако, ситуация изменилась. Отвлечение сил России на Дальний Восток ослабило европейские позиции Франции, которая стала искать опоры в сближении с Англией. В Лондоне осознавали необходимость выхода из «блестящей изоляции» и, поскольку попытки договориться ни с Россией, ни с Германией не привели к существенным результатам, направили усилия на улучшение отношений с Францией. Продолжительное и нелегкое урегулирование спорных вопросов все же привело к успеху и к заключению в апреле 1904 г. англо-французской Антанты.

Для России улучшение отношений Франции с Англией было до известной степени выгодно, так как уменьшалась опасность конфликта этих держав, могущего потребовать ее вмешательства. Вместе с тем Антанта, завися от предпочтений Франции, могла вступить в противоречие с условиями Двойственного союза. Вот почему в Петербурге пристально следили за англо-французским сближением, надеясь на превосходство союзного договора над соглашением по колониальным вопросам.

Проверкой верности тех или иных расчетов могли послужить события на Дальнем Востоке. Там столкновение экспансионистских интересов держав принимало в начале XX века все более острый характер. Англия заключила соглашение с Германией, а в начале 1902 г. сложился фактически антироссийский англо-японский союз.

Петербургская дипломатия попыталась противопоставить англо-японскому союзу русско-французский и привлечь к своей акции некоторые другие державы. Однако Франция в предвидении переговоров о сближении с Англией вела себя очень осторожно. В конечном счете, все ограничилось словесной русско-французской декларацией, к которой никто не захотел присоединиться. В дальнейшем ни Франция, ни Англия не помогли России избежать войны с Японией, а в ходе столкновения ограничили свою роль благожелательным, каждая к своей союзнице, нейтралитетом.

Англо-французское соглашение 1904 г. — и это не получило должной оценки в историографии — внесло изменения как в направленность русско-французского союза, так и на новое положение Англии и Франции в этом соглашении и их последующие дипломатические отношения. Англо-французская Антанта привлекает внимание исследователей и в наше время, столетие спустя, Но многие вопросы по данной тематике до конца по-прежнему недостаточно изучены.

Актуальность исследования

Объект исследования — Франция во внешней политике Великобритании в 1890 — 1904 годах.

Предмет исследования — колониальные конфликты Великобритании и Франции в 1890 — 1904 годах.

Цель данной курсовой работы состоит в том, чтобы охарактеризовать влияние Великобритании на Францию, на политической арене в 1890-1904 гг.

Задачи:

1.Анализ источников и историографии

2.Показать основные узлы англо — французских противоречий в конце 19 века.

3.Выявить предпосылки англо — французского сближения на рубеже 19 — 20 веков.

4. Дать оценку англо — французского соглашения 1904 года, его последствия и значение в международных отношениях.

1. Историография и источники

«Британская империя в 20 веке» под редакцией А. М. Пегушева [1] и Е. Ю.Сергеева представляет сборник статей составленных по материалам круглого стола, состоявшегося в Институте всеобщей истории РАН в январе 2003 г. Работа посвящена кульминационному периоду в истории британского колониализма — 20 веку. В работе можно условно выделить две тематические группы статей. В первой рассматриваются особенности британской колониальной политики, предпосылки причины и этапы образования Британской империи. В статьях второй группы рассматриваются формы и методы колониального управления в отдельных странах и регионах империи.

«Воспоминания» Бюлова [2], являются важным источником по истории германского империализма и дают яркую картину правящих кругов германской империи с конца XIX в. вплоть до конца империалистической войны.[1] Являясь канцлером германской империи в период наивысшего расцвета германского империализма, сохранив в дальнейшем многочисленные личные связи в рядах германских политических деятелей и вновь вернувшись к активной дипломатической работе в годы войны (римская миссия), Бюлов хорошо знает закулисную сторону германской политики.

Не менее интересными по важности исторического документа являются мемуары бывшего германского императора Вильгельма II-го. И до войны 1914 — 1918 г. высказывания немецкого императора приковывали к себе самое напряженное внимание. «Вильгельм II: воспоминания и мысли. Мемуары : события и люди» [3], в его мемуарах поведаны мысли и суждения о прошлом и настоящем Германии, дается оценка исторических событий. Однако, если и раньше можно было, опираясь на неопровержимый фундамент фактов, дать уничтожающую характеристику личности последнего представителя Гогенцоллерновской династии, то с опубликованием «Мемуаров» эта задача чрезвычайно упрощается. Нельзя было более выдать себя, чем это сделал император в записках о событиях и людях 30-летней эпохи своего царствования. Мемуары бывшего германского императора Вильгельма II-го представляют собою интересный человеческий документ. Каковы бы ни были настоящие качества Вильгельма II-го, как человека и правителя, нельзя отрицать, что он в течение целого ряда лет занимал одно из первых мест на мировой исторической арене. Вильгельм II в своих мемуарах поведал свои мысли и суждения о прошлом и настоящем Германии, дал свою оценку исторических событий.

Монография Ю. П. Дементьева «Политика Франции в Индокитае и образование индокитайского союза (1858 — 1907)» [4]исследуются цели и методы французской колониальной экспансии в Индокитае, характер англо — французских противоречий в этом регионе, показывает становление колониальной администрации и системы эксплуатации в индокитайских владениях Франции.

В книге Игнатьева А. Ц. «Русско-английские отношения накануне первой мировой войны (1908-1914).» [5] исследуется влияние на внешнеполитический курс царизма первой русской революции, а также поражения в русско-японской войне. Анализируется процесс, положивший начало образованию англо-франко-русской Антанты. Большое внимание уделено изменению социальной базы самодержавия и ее влиянию на внешнюю политику.

Дипломатические отношения описываются в «Истории дипломатии» (Под редакцией В. А.Зорина — Т.2) [6], в котором весь трехтомный цикл ставит своей задачей — на основе анализа международных отношений в последовательно сменявшиеся эпохи — изложить краткую историю дипломатии от древних времен до нашего времени. Второй том охватывает историю дипломатии в новое время с 1872 по 1919 гг. Анализ международных дипломатических отношений приведших к подписанию ряда соглашений и договоров ставшими ключевыми моментами для подписания англо — французского союза и образования Антанты, очень детально описываются в данном томе, что раскрывает хронологию исторических событий того периода.

Надо отметить, что благодаря всеохватывающему подходу Т. Роппа, его работа «Создание современного флота: французская военно-морская политика 1871-1904 гг» [7]содержит больше, чем указано в ее названии. Исследование французской военно-морской политики привело его к изучению и анализу и других аспектов жизни Франции конца девятнадцатого века — особенно, колониальных завоеваний и некоторых областей экономики. Что еще более важно — немалая часть этой работы посвящена развитию соперничающих флотов — особенно, английского и итальянского.

«Страны западной цивилизации 19 — начало 20 вв» [8] хрестоматия включающая материалы и документы, характеризующие процесс складывания территорий и международные отношения от Венского конгресса до Первой мировой войны. Раскрывает причины, ход и результаты действия политических блоков накануне войны. Социальная и политическая эволюция стран Запада в 19 — начале 20 века. Из большого числа источников были отобраны наиболее важные: (на надо характеризовать сборник и ставить отдельным пунктом в списке, только документы)

Франко — английское сердечное согласие, заключенное в Лондоне 8 апреля 1904 г. [9] Наступает эра англо — французской дружбы. Подготавливается договора, которые урегулировали бы спорные вопросы. Конечным результатом является подписание 8 апреля 1904 года «Сердечного согласия» в которое вносятся декларации относительно разделение территорий Египта, Марокко, Сиама, Мадагаскара и др.

Англо — французские секретные статьи. Лондон, 8 апреля 1904 г.[10]В статьях секретного соглашения предусматривается закрепление Египьа за Великобританией и предоставление Франции права оказывать помощь Марокко, охранять порядок. Кроме того часть марокканской территории передавалась Испании: Великобритания страховала себя от выхода Франции к побережью Гибралтарского пролива.

В книге Субботина В. А. «Англо-французские столкновения в Фашоде 1898» [11] исследуются социально-экономические причины колониальной агрессии Франции в Экваториальной Африке и на островах Индийского океана; показало, что эта агрессия была прямым следствием развития французского монополистического капитала. Разоблачается грабительская сущность колониальной политики, которую буржуазная историческая наука всячески пытается обелить. Большое внимание уделено истории героического сопротивления пародов, ставших жертвой французской агрессия. Исследуются также вопросы торгового проникновения европейцев в колонии и экспорта капитала, рассматривается система колониального управления.

Среди исследований, появившихся до 1945 г., следует отметить монографию Е. В. Тарле «Европа в эпоху империализма 1871-1919» [12]. Тарле отмечал, что в начале XX века в Англии поняли, что главным противником теперь стала Германия, поэтому сближение с Францией в этой ситуации было необходимым; с другой стороны, в Париже желали заручиться британской поддержкой при захвате Марокко. Определенным недостатком этой работы является то, что автор сильно преувеличивает личную роль Эдуарда VII в становлении Антанты.

Так же эта тема затронута в работе Тарле Е. В. «Политика: История территориальных захватов. ХV — ХХ веков»[13]. Имя Евгения Викторовича Тарле, блестящего ученого и талантливого рассказчика, хорошо знакомо отечественным знатокам истории. Менее известен тот факт, что Тарле до сих пор возглавляет список наиболее издаваемых за рубежом российских историков. Увлекательное изложение истории внешней политики ведущих европейских стран за последние несколько столетий, присущее Тарле умение сочетать интереснейший фактический материал с научно-художественными обобщениями принесли ему небывалый успех у читающей публики и одновременно — неприязнь «мэтров» советской историографии.

Исключительным источником является «Воспоминания» А. фон Тирпица

Все прошедшие события подкреплены источниками из «Хрестоматия по истории международных отношений».[14] В нее вошли документы и материалы по истории восточного вопроса, тесно связанной с внешней политикой восточно-европейских и западно — европейских держав в 1 выпуске хрестоматии. Второй выпуск включает документы и материалы характеризующие колониальную экспансию капиталистических стран на африканском континенте и в странах Передней Азии в новое время.[11] Из большого числа источников были отобраны наиболее важные:

Англо — французская декларация о Занзибаре, Мадагаскаре и Западной Африке. Лондон, 5 августа 1890 г. [15] Декларации 1890 г. Подписаны премьер — министром и министром иностранных дел Англии Солсбери и французским послом в Лондоне Ваддингтоном. Они явились важной вехой в истории дипломатической подготовки к установлению французского господства над Мадагаскаром. Почти одновременно правительство Третьей республики добились согласия Германии признать Мадагаскар французским протекторатом.

Англо — французская конвенция о разграничении владений и сфер влияния в Западной Африке. Париж, 14 июня 1898 г. [16] Основу конвенции 1898 г. Составил протокол, предварительно подписанный с французской стороны представителями министерства иностранных дел (Леконт) и министерства колоний (Бенже), с английской стороны — первым секретарем посольства в Париже Госселеном и представителем военного министерства полковником Эверетом. В тексте самой конвенции, подписанной министром иностранных дел Франции Ганото и английским послом Монсоном, лишь воспроизводился и утверждался этот протокол. Конвенция 1898 г. Англия и Франция как бы подвели итог раздела Западной Африки, большая часть которой попала под власть этих крупных колониальных держав. В дальнейшем имели место лишь незначительные изменения границ владений обеих стран.

Инстукция премьер — министра и министра иностранных дел Англии Солсбери английскому генеральному консулу в Египте лорду Кромеру. Лондон, 2 августа 1898 г.[17] Инструкция Кромеру, являвшемуся фактически английским наместителем в Египте, вскрывает захватнические цели английского империализма в колониальной войне против махдистского государства в Судане. Так же в данном документе упоминается о возможных французских завоеваниях в долине Нила и даются четкие инструкции о поведении сэра Г. Китченера в данной ситуации.

Донесение Китченера о встрече в Фашоде с французским отрядом под командованием Маршана, сентябрь 1898 г.; Военные приготовления Англии в период Фашодского кризиса ( из газеты «Правительственный вестник»); Телеграмма министра иностранных дел Франции Делькассе послу в Лондоне де Курселю. Париж, 3 ноября 1898 г. [18] Наряду с инструкцией Кромера, данные документы характеризуют англо — французское соперничество в Судане и фашодский кризис 1898 года, суть которого дележка Африки. О масштабах военных приготовлений Англии в период кризиса можно судить по выдержке из статьи в «Правительственном вестнике», которая давала обзор сообщений Агентства Рейтера и Русского телеграфного агентства за ворую половину сентября — начало октября 1898 г. Статья была опубликована до получения известия о решении французского правительства вывести отряд Маршана из Фашоды.

Англо — французская дополнительная декларация к конвенции от 14 июня 1898 г. Лондон, 21 марта 1899 г. [19] Мартовская декларация подводила итог фашодского кризиса : отступив перед угрозой войны с Англией, Франция отказалась от притязаний на Судан. В то же время декларация, поскольку она ликвидировала один из главных узлов англо — французских противоречий, пролагала путь к сближению этих двух стран и заключению союзща против общего врага — Германии. Декларация была подписана лордом Солсбери и французским послом в Лондоне П. Комбоном.

Соглашение между Францией и Италией о разделе сфер влияния на северном побережье Африки. Рим, 14 — 16 декабря 1900 г. [20] Франко — итальянское соглашение 1900 г — первое в цепи империалистических сделок, подготовивших завершение раздела Северной Африки — захват Марокко и Ливии. Вместе с тем обмен нотами между Баррером и Висконти-Виноста имел более широкое значение — сближение с Францией должно было повлечь за собой ослабление связей с ее партнером по Тройственному союзу.

Соглашение о нейтралитете, заключенное между Италией и Францией в Риме 1 ноября 1902 г.[21]. 1 ноября 1902 г. Франция заключила новое соглашение с Италией. Обе стороны обязывались соблюдать строгий нейтралитет, в случае если одна из них прямо или косвенно станет объектом нападения со стороны одной или нескольких держав. Так же нейтралитет распространялся на тот случай, если одна из сторон вынужденной принять на себя инициативу объявления войны. Подписание данного соглашения стало верным дипломатическим ходом с французской стороны при подготовке к войне;

Франко-английское «Сердечное Согласие» (Entente Cordial), заключенное в Лондоне 8 апреля 1904 г. [22]. (уже ссылались на этот документ — из другого сборника. П.9) В договоре было две части: одна — предназначавшаяся для опубликования, другая — секретная. В публичной части, Франция не будет препятствовать каким — либо действия Англии в Египте. В обмен за Египет Англия предоставляла Франции возможность захватить большую часть Марокко. В секретной части данного договора — Франко-английское секретное соглашение по марокканскому вопросу, заключенное в Лондоне 8 апреля 1904 г. [15] в противоположность статье 1 публичной декларации, предусматривалась возможность изменения «политического положения» как Марокко, так и Египта. На этот случай каждая из договаривающихся сторон ограничивалась по секретному соглашению лишь ограждением своих коммерческих интересов в отношении пошлин, железнодорожных тарифов и т. д., а также обязательством не нарушать свободы судоходства по Суэцкому каналу и не укреплять Марокканского побережья вблизи Гибралтарского пролива;

Наиболее детально политика Франции по изучаемому периоду описывается в книге П. П. Черкасова «Судьба империи: очерк колониальной экспансии Франции в 16 — 20 вв» [23]. В ней описывается зарождение колониальной империи до ее крушения в 20 веке. Развитие колониальной экспансии Франции, связь с экономикой и политикой страны, с ролью Франции на международной арене, с деятельностью ее руководителей — от короля Франциска 1 и кардинала Ришелье до президента Ш. де Голля.

2. Основные узлы англо-французских противоречий в конце 19 века

английский французский антанта колониальный

Обозначившаяся с 1887 года угроза германской агрессии заставила Францию усиленно искать выхода из международной изоляции, в которой она оказалась в эти годы. Французское правительство стремилось к достижению сотрудничества, а если возможно, и союза с Россией. Хотя соглашения 1891-93 гг. сохранялись в строгом секрете, однако благодаря кронштадтской й тулонской демонстрациям их смысл был понят в Европе. Германский поверенный в делах в Петербурге Бюлов в донесении германскому канцлеру Каприви оценивал кронштадтское свидание как «…очень важный фактор, который тяжело падает на чашу весов против обновлённого Тройственного союза»[5, c. 250]. Европа разделилась на два враждебных лагеря.

Наличие сильного союзника — России — сделало Францию более смелой и в отношении Англии. Вынужденная отступить после Фашодского конфликта перед Англией, Франция затем стремится ещё более укрепить союз с Россией. По инициативе Франции соглашением Делькассе с Муравьёвым в 9. VIII 1899 г. срок действия союза ради изменение ст. 6 о военной конвенции 1892 г. не связывался больше сроком действия Тройственного союза.[6, c. 243]

В то же время оно считало желательным смягчить противоречия и улучшить отношения с Англией, особенно ввиду наметившегося сближения между Англией и Германией. Однако германское правительство запрашивало столь непомерную цену, что Англия отказалась от этой сделки. Традиционная английская политика «блестящей изоляции» вступила в полосу кризиса. Образование двух мощных военно-политических блоков, завершение территориального раздела мира и начавшаяся борьба за его передел побуждали Англию искать союзников для подготовки к неизбежному столкновению со своим главным империалистическим антагонистом — Германией. Глава французского кабинета Рибо вступил в переговоры с английским кабинетом, в результате которых был подписан Англо-французский договор 1890 года.

Усиленная колониальная экспансия Англии и Франции в Африке порождала в 80-х годах локальные конфликты и крайнюю обострённость взаимоотношений обоих государств. В стремлениях закрепить решения Берлинской конференции, в частности района Нижнего Нигера как сферой влияния Англии, британское правительство официально признало в 1886 г. Нигерийскую компанию своим политическим представительством, предоставив ей королевскую хартию. Верховная власть компании теперь сосредоточилась в руках совета директоров в Лондоне, а Дж. Голди в качестве главного администратора осуществляемого на месте12. В 1887 г. территории, контролировавшиеся компанией, были объявлены Протекторатом нигерийских дистриктов. Районы дельты остались в составе Протектората Масляных рек в качестве отдельного владения, но границы между обеими территориями не были установлены. В Протекторате нигерийских дистриктов административные функции осуществлялись привилегированной компанией, а на Масляных реках было установлено прямое британское управление. В 1889 г. британский премьер лорд Солсбери предложил Франции осуществить разграничение Западной Африки. В результате 10 августа были установлены британские и французские зоны влияния в Сенегамбии, Золотом и Невольничьем Берегах. Предполагалось назначение специальных уполномоченных по разграничению непосредственно на местах. Франция уступила Англии небольшие территории, примыкавшие к колонии Лагос. В дальнейшем обе державы стремились закрепить свои позиции вдоль рубежа между Дагомеей и Нигерией.
Установление британского протектората над Занзибаром по Гельголандскому договору 1890 г. встревожило французское правительство, поскольку по соглашению с Англией 1862 г. Франция была одним из гарантов статуса султаната. Премьер-министр А. Рибо потребовал от англичан компенсации, а именно признания французского протектората над Мадагаскаром и раздела сфер влияния в Западной Африке. Поскольку англо-германское соглашение предусматривало взаимный доступ к озеру Чад, Рибо уполномочил своего посла в Англии А. Ваддингтона потребовать от британского правительства предоставить Франции часть береговой линии озера и обеспечить доступ к Тимбукту. Лорд Солсбери не возражал.

По Англо-французскому договору 1890 года, Англия признавала в качестве рубежа сферы влияния Франции линию, идущую от южных границ Алжира, через Сахару, к верхнему течению Нигера (включая Тимбукту) и оз. Чад в его северной части, до Барруа. Франция признавала английской сферой влияния территории нижнего течения р. Нигера и расположенные к югу от оз. Чад — Борну и Сокото. По другим статьям этого договора Англия признавала французский протекторат над Мадагаскаром, а Франция — английский над Занзибаром. «А. Согласие Франции, во изменение соглашение от 10 марта 1862 г., признать протекторат Великобритании над островами Занзибар и Пемба. Б. 1. Согласие ее британского вел. Признает протекторат Франции над островом Мадагаскар… 2. Правительство ее британского вел признает, что сфера влияния Франции к югу от ее средиземноморских владений простирается до линии, идущей от Сей на Нигере до Барруа на оз. Чад, проведенной таким образом, чтобы включить в сферу действий Компании Нигера все то, что определенно принадлежало королевству Сокото…»[15, с. 174 — 175]

Англо-французский договор 1890 г. был компромиссной сделкой, смягчившей на время, но не устранившей англо-французское колониальное соперничество. Возобновившаяся в 90-х годах борьба за окончательный раздел африканского континента вновь привела к обострению англо-французских противоречий, не изменивших, однако, территориальных соглашений 1890 г..

Возобновившаяся после англо-французского договора 1890 г. усиленная колониальная экспансия Франции и Англии в Африке, торопившихся захватить оставшиеся «свободными» или спорными территории, привела к ещё более острому колониальному соперничеству и обострению отношений между этими государствами. Ряд соглашений по локальным вопросам (1891, 1893, 1895, 1896), оставляя неразрешёнными большие спорные вопросы, не мог смягчить англо-французских противоречий.

Одним их нерешенных конфликтов между странами являлся Маскатский кризис. С середины 90-х годов усиливается проникновение Франции в Маскат и борьба оманского народа против английских колонизаторов. В марте 1896 г. Англия решила подавить восстание в Дофаре, представив это как помощь султану Фейсалу. Но неожиданно Фейсал отказался от помощи, заподозрив Великобританию в попытке установить в Дофаре свой протекторат. Франция протестовала против посылки британских войск. Это вызвало возмущение английских представителей в Персидском заливе, и они стали требовать протектората над Маскатом26. В мае 1897 г. конфликт был урегулирован и восстание подавлено с помощью Великобритании.

В то же время, т. е. с середины 90-х годов, ускоряется экономическое закабаление султаната посредством предоставления ему займов; новых льгот добиваются для себя индийские купцы. Серьезного накала достигают противоречия с Францией. Из-за попытки последней получить в Маскате угольную станцию разразился громкий скандал. В феврале 1899 г. британские военные корабли бросили якорь в Маскатской бухте. Великобритания потребовала расторгнуть соглашение об угольной станции. Флот навел свои орудия на султанский дворец, и султан капитулировал. Британская пресса была восхищена «энергией и волей» вице-короля Индии Керзона. Конфликт завершился компромиссом: Франции был передан один из английских угольных складов. Но ожесточенная борьба двух держав за влияние в Маскате продолжалась.

Начатые в октябре 1897г. переговоры должны были, по замыслам французской стороны, разрешить все спорные вопросы, в т. ч. и наиболее острый — о верховьях Нила. Английское правительство, однако, тогда не желало обсуждать этот вопрос (экспедиция Китченера ещё продолжала своё продвижение в верховьях Нила) и вынудило Францию согласиться на разрешение вопросов только о бассейне Нигера.

Соглашение 14. VI 1898 г. устанавливало новые границы английских и французских владений в области Нигера и оз. Чад. Новая граница обеспечивала Франции соединение завоёванной ею Дагомеи с Французским Суданом, закрепляла за ней земли Мосси и Гурма и часть территории Гурунзи и Борну.«Граница между французской колонией Дагомеи и британской колонией Лагосом, проведенная на самой территории англо-французской разграничительной комиссией 1895 года… должна впредь считаться границей французскими и британскими владениями… От точки пересечения реки Окпара с 9 северной широты, как она была определена названными комиссарами, граница между французскими и британскими владениями направиться к северу и пойдет по линии, идущей к западу от территории следующих селений: Табира, Окута. Бориа, Тера. Гбани, Яссикера и Декала. » []. За Англией оставались судоходная часть Нигера и экономически ценные области к востоку от него до оз. Чад. «Правительство Французской республики признает находящееся в сфере британского влияния всю территорию к востоку от Нигера, ограниченную указанной линией, англо-германской границей и морем… Правительство ее вел. королевы британской признает находящимися в сфере французского влияния северный, восточный и южный берег озера Чад от точки пересечения 14 северной широты с западным берегом озера до выхода к озеру границы, определенной франко-германской конвенцией 15 марта 1894 года»[].

Соглашение 1898 было компромиссом, урегулировавшим англо-французские споры в Западной Африке, но, поскольку оно не охватывало зоны англо-французской борьбы в Восточной Африке — в верховьях Нила, — оно не смягчило остроты англо-французских противоречий, достигших кульминационной развязки осенью 1898 г. в Фашодском конфликте.

Но за пару лет до Фашодского конфликта английское правительство отправило из Египта на юг, вверх по Нилу, экспедицию под командованием Китченера в целях покорения Судана. Наперерез Китченеру, с запада из Французского Конго, в марте 1897 г. двинулся французский отряд под командой капитана Маршана. 10 июля 1898 г. Маршан дошёл до Нила и поднял французский флаг в местечке Фашода. В середине сентября к Фашоде подошёл Китченер. Китченер предложил Маршапу покинуть долину Нила. Французский офицер отказался эвакуировать свои войска без прямого приказа своего правительства. Переговоры между Маршаном и Китченером проходили в любезной форме.[18, c. 184 — 185]. Зато английская пресса взяла самый воинственный тон.[18, c. 185 -186]

В это время французским министром иностранных дел был Теофиль Делькассе. Делькассе был убеждён, что Германская империя является главным врагом его родины. Уже одно это не располагало его к тому, чтобы ввязываться в конфликт с Англией. К тому же Франция переживала внутренний кризис, связанный с известным делом Дрейфуса. Это, конечно, также требовало некоторой осторожности.

Всё-таки Делькассе хотел что-либо получить с англичан в обмен за эвакуацию Фашоды. Но британский кабинет отказался разговаривать о каких-либо компенсациях для Франции. Он заявил, что, пока Маршан не очистит долины Нила, переговоры невозможны. Англия демонстративно приступила к военным приготовлениям, намекая, что она может прервать переговоры и выступить в Париже с ультиматумом. «Офицеры и матросы флотского резерва призваны на службу для пополнения экипажей, поспешно снаряжаемых в Плимуте сторожевых судов. Военные корабли запасываются углем и боевым материалом и из них формируются вполне готовая к действиям эскадра».[18, c. 185]

Французское правительство было охвачено паникой, какой не переживало ещё с 1887 г. Военно-морское превосходство Англии в эти годы было подавляющим; война с ней представлялась для Франции явно безнадёжной. Ссылаясь на необходимость получить подробные донесения от Маршана, Делькассе постарался выиграть время для самых необходимых военных приготовлений; нужно было также выяснить позицию России. 15 октября в Париж прибыл министр иностранных дел Муравьёв, Витте и военный министр Куропаткин. Русские посоветовали Делькассе уступить. 3 ноября 1898 г. французский Совет министров принял постановление: эвакуировать Фашоду без всяких условий. В телеграмме министра иностранных дел Делькасе послу в Лондоне де Курселю по этому поводу было отписано так «Ввиду неблагоприятных условий жизни и санитарного состояния персонала миссии Маршана, правительство приняло решение об ее уходе из Фашоды. Можете сообщить об этом решении лорду Солсбери».[18, c. 186]

Нерешённым оставался вопрос о разграничении английских и французских владений в Судане. Делькассе всё ещё претендовал на область Бахр-эль-Газель и некоторую территорию по верхнему Нилу. Приобретение хотя бы маленького клочка на Ниле могло смягчить понесённое Францией дипломатическое поражение. Однако английское правительство не соглашалось приступить к переговорам иначе как на основе полной капитуляции. Между прочим обычно корректный и осторожный посол в Париже сэр Эдмунд Монсон публично заявил, что французское правительство умышленно ведёт «политику булавочных уколов». Она «может принести эфемерное удовлетворение недолговечным министерствам, но неизбежно вызовет крайнее раздражение по ту сторону канала». Создавалось впечатление, будто английский кабинет во что бы то ни стало хочет довести дело до войны.

Для Франции война с Англией влекла за собой риск нападения Германии: последняя могла бы воспользоваться удобным случаем для нового разгрома своей западной соседки. Попытка сблизиться с Германией стараниями Делькасе не увенчалась успехом. Германия не шла ни на какое сближение, помня старые обиды о отнятых территориях — Эльзас и Лотарингия.

Добившись капитуляции Франции в борьбе за бассейн Нила, английское правительство решило пойти на мирное урегулирование создавшейся неприятной ситуации. В феврале 1899 г. с Францией были начаты переговоры, в которых ей отказывали до капитуляции. 21 марта 1899 г. было достигнуто соглашение между Лондоном и Парижем. Африканские владения обеих держав были разграничены. Франция оказалась окончательно удалённой из бассейна Нила. За это она получила некоторые компенсации. Граница была проведена в основном по водоразделу между бассейнами озера Чад, Конго и Нила. За отказ от бассейна Нила Франция получила бассейн озера Чад со спорной до этого областью Вадаи. Итогом Фашодского конфликта и разграничение сфер влияния обеих стран в Восточной и Центральной Африке, стало подписание англо-французский союз 1899 года о разделе сфер влияния, которое было заключено 21 5марта в форме дополнительной декларации к ст. 4 англо-французского соглашения 1898 г..

Переговоры о заключении Англо-французский союз 1899 г. начались в феврале, после урегулирования Фашодского конфликта. Заключив с Египтом соглашение о кондоминиуме над Суданом и добившись эвакуации Маршана из Фашоды, Англия согласилась начать переговоры, ещё раньше предложенные французским министром иностранных дел Делькассе. В основу переговоров, а затем соглашения был положен проект французского посла в Лондоне — Поля Камбона. Проект предусматривал разграничение английских и французских владений по водоразделу рек Нила и Конго. Делькассе с самого начала старался связать новое соглашение с соглашением от 14. VI 1898 г., касавшимся Западной Африки. Он хотел избежать упоминания о египетском вопросе, который он предпочёл приберечь для дальнейшего торга с Англией. Однако в своем письме Полю Камбону, Делькассе так описал причины не обсуждения египетского вопроса : «Для того чтобы избежать упоминания о египетском вопросе, я с первой минуты старался связать это новое соглашение с конвенцией 14 июля 1898 года. Вопрос идет только о восточных границах».

Соглашение было подписано Полем Камбоном и английским премьер-министром, и министром иностранных дел лордом Солсбери. Оно передавало Франции Западный Судан с крупными областями: Канем, Вадан, Багирми, Борку и Тибести в бассейне оз. Чад. «Описание пограничной линии: начинается она на юге в пункте пересечение границы между французской территорией и «Свободным Конго» с линией водораздела между Нилом и Конго; следует от этого пункта по линии водораздела до 11 с. ш. и далее по границе между государствами Вадаи и Дарфур…»[19, c. 187]

Англия, действовавшая от имени Египта, получила Нубию, Кордофан, Дарфур и Бахр-эль-Газал. Кроме того, французская торговля получила доступ к Нилу. Правительства обеих стран обязались не приобретать ни территории, ни политического влияния соответственно к востоку и к западу от установленной соглашением границы. Таким образом, Франция была вынуждена в результате дипломатического поражения в Фашоде отказаться от всяких притязаний на бассейн Верхнего Нила, но зато получила возможность объединить свои владения в Западной и Северной Африке. Англия, обеспечившая за собой Судан, овладевшая Нилом по всему его течению, получила возможность территориально соединить Египет со своими восточно — африканскими владениями. Англо-французский союз 1899 г. урегулировал, в основном, спорные вопросы между Англией и Францией в Африке и положило начало их сближению.

Вывод???

Каковы были основные узлы англо-фр противоречий?? (2-3 предложения)

3. Предпосылки англо-французского сближения на рубеже 19 — 20 века

После того как в 1902 г. Англия заключила союз с Японией и получила некоторую уверенность, что ее дальневосточные интересы отныне будут обеспечены японскими руками, после того, как в том же 1902 г. Англия избавилась от забот в Южной Африке — английская дипломатия не считала уже необходимым во что бы то ни стало ладить с Германией. «Ст. 1 — Высокие Договаривающиеся Стороны, обоюдно признавая независимость Китая и Кореи, заявляют, что ими не руководят какие бы то ни было агрессивные стремления в той или другой стране. Имея в виду, однако, свои специальные интересы, из коих интересы Великобритании касаются главным образом Китая, между тем, как Япония, кроме своих интересов, которые она имеет в Китае, особенным образом заинтересована в политическом, равно как и в торговом и промышленном отношениях в Корее, Высокие Договаривающиеся Стороны признают, что будет допустимо для каждой из них защищать эти интересы, если им будут угрожать либо агрессивные действия какой-нибудь другой державы, либо беспорядки, возникающие в Китае или Корее и вызывающие необходимость вмешательства той или другой из Высоких Договаривающихся Сторон для охраны жизни или имущества её подданных.». Также данный договор позволил Великобритании не только сохранить, но и упрочнить свои позиции в азиатско — тихоокеанском регионе, обеспечив безопастность морских коммуникаций и не допустить превращения бассейна Янцзы в «германскую Индию», а Маньчжурию — в «российскую Бухару». (1, c.86)

Первыми попытками Германии отдалиться от Великобритании и ослабить их политическую дружбу становятся события конца 1897 года, когда Германия, которая на протяжении нескольких лет вынашивала планы создания собственной военно — морской базы на территории Поднебесной, приступила к их практическому осуществлению. Как замечается по этому поводу в немецкой прессе «Цукунфт», «Китай призван стать для Германской империи тем же, чем Индия для Англии, а именно ядром обширных колониальных владений, не уступающим по своим масштабам британским».[] Тем самым наступает новая фаза международных отношений — наращивание кайзеровского флота, наращивание вооружения. Проведение новой политики Вильгельма в Цзяочжоу, как свидетельство о необходимости для всех держав, и прежде всего Великобритании, обратить внимание на усиление роли Германии и начинать считаться с окрепшим государством на политической арене. Но Британия не собиралась и не желала сдаваться. Как заявлял министр иностранных дел Великобритании Керзон «Мы все еще являемся и непременно должны оставаться первой державой Дальнего Востока, а для этого следует сохранить в условиях конкуренции то, что мы получили в период монополии»

К началу XX в. англо-германские противоречия становятся главными в системе международных отношений. Экономическое, политическое и колониальное соперничество двух стран дополнилось гонкой военно-морских вооружений. Развернув в 1898 г. строительство мощного военного флота, Германия бросила вызов «владычице морей», угрожая ее посреднической торговле и связям с колониями.

Длительное время, уверенные в неуязвимости островного положения Англии и в преимуществе ее военного флота, британские дипломаты считали лучшей внешней политикой не связывать себе руки союзами с другими государствами, поощрять конфликты между ними и извлекать из этих конфликтов пользу для Англии. Для сохранения «европейского равновесия» Великобритания обычно противодействовала сильнейшему континентальному государству, не позволяя ему занять доминирующее положение в Европе.

Однако ухудшение международного положения страны в начале XX в. заставило английское правительство изменить внешнеполитический курс. Резкое усиление военной и морской мощи Германии, ее неприкрытые территориальные притязания создавали реальную угрозу существованию Британской империи. Политика изоляции становилась опасной, и британская дипломатия начала искать на континенте союзников в будущем столкновении с Германией.

Одним из первых признаков этой перемены явился пересмотр позиции Англии по отношению к Багдадской железной дороге. До сих пор Англия не мешала этому предприятию. Более того, между банкирами велись переговоры об участии в нём английского капитала; это было для немцев весьма желательно, так как с финансированием строительства дороги, Дойче Банк испытывал немало затруднений. «Имп. Правительство гарантирует концессионеру годичную сумму в 11 000 фр. с построенного и находящегося в эксплуатации километра, а также подрядную сумму в 4500 фр. с находящегося в эксплуатации километра для эксплуатации расходов…». Но в апреле 1903 г. эти переговоры были прерваны. Британская пресса настойчиво развивала мысль, что дорога на Багдад является прямым путём, выводящим немцев на подступы к Индии. После чего идея о сотрудничестве с Германией в деле сооружения Багдадской железной дороги, натолкнулась на мощное противостояние со стороны ряда влиятельных британских изданий, а также крупных политических фигур. Решительную агитацию против соглашения с Берлином вели «Нэшнл Ревью», «Спектейтор», «Таймс». Тем самым английское правительство стало препятствовать осуществлению багдадского железнодорожного проекта.

Багдадская дорога была лишь частным вопросом во всей совокупности англо-германских противоречий. Между Англией и Германией шла борьба за коренной передел мира. Британская дипломатия уже вербовала себе союзников для надвигавшейся европейской войны.

Борьба с Германией толкала Англию на сближение с давней своей соперницей — Францией — и по возможности с Россией. Англия не желала уступать Германии своих колониальных владений. Посредством соглашения с Францией и Россией, английская дипломатия рассчитывала лишить Германию возможности играть на англо-русских и англо-французских противоречиях и вымогать у Англии те или иные уступки.

Разразившаяся в 1904 г. русско-японская война ускорила перегруппировку империалистических держав вокруг двух противоположных центров — Англии и Германии.

Статс-секретарь иностранных дел Ленсдаун, сменивший на этом посту Солсбери, полагал, что соглашение с Францией прочнее обеспечит её нейтралитет в русско-японской войне. А это было важно, ибо выступление какой-либо державы на стороне России, по условиям англо-японского союза, вынуждало воевать и Англию. «Ст. 2 — В случае, если Великобритания или Япония, при защите своих собственных интересов, как это выше указано, будет вовлечена в войну с другой державой, другая Высокая Договаривающаяся Сторона будет соблюдать строгий нейтралитет и приложит свои усилия к тому, чтобы воспрепятствовать другим Державам присоединиться к враждебным действиям против её союзницы.»

На политической и экономической арене появляются новые ведущие империалистические страны — США, Япония, Германия. Наибольшие завоевательные притязания проявляла кайзеровская Германия, потребовавшая перераспределения колониальных владений. Что в первую очередь задевало интересы ведущих в колониальной политике стран — Великобританию и Францию. Что заставило объединиться и искать компромиссы двум ведущим державам перед лицом нарастающей угрозы, перед давним соперником Германией, чьи амбиции нарастали все больше с каждым новым конфликтом за передел колониальных владений. Уход от дел непримиримого противника Франции лорда Солсбери в 1900 году и смерть королевы Виктории в 1901 году, несомненно содействовали новому этапу в развитии дипломатических отношений Франции и Великобритании. К тому же после англо — бурской войны, позиции имперской партии в Великобритании несколько ослабли.(Судьба империи с 47)

Убеждённым поборником англо-французского и англо-русского сближения выступал и король Эдуард VII. К уверенности, что этого сближения требуют интересы Англии, у Эдуарда присоединялась личная неприязнь к Вильгельму II. Эдуард VII давно усматривал в Германии главного врага Англии. Германия страшила Эдуарда своей мощью; она раздражала его беспокойной назойливостью, вымогательством колониальных уступок. Бюлов пишет в своих мемуарах, что «могучее развитие германской промышленности, торговли и флота возбуждало в короле те же самые чувства, которые испытывает владелец большой старинной банковской фирмы, когда перед ним вырастает молодой, менее родовитый, несимпатичный ему и очень деятельный конкурент».

Английская конституция оставляет не много места для вмешательства монарха в руководство политикой. Тем не менее Эдуард VII сыграл заметную роль в деле примирения Англии с её старыми соперниками. Любитель пошить, законодатель мод, король обладал и дипломатическими способностями, умением обходиться с людьми. Он пользовался особым расположением высшего света едва ли не во всех европейских странах. Это облегчало ему выполнение дипломатических задач. Весной 1903 г. Эдуард VII приехал в Париж и ответный визит в Англию президента Французской республики Э. Лубе в июле того же года. Франко-английское сближение завершилось подписанием 8 апреля 1904 г. генерального соглашения «Entente cordiale», («Сердечное согласие») о разделе сфер влияния в колониях. Эдуард VII придал своему визиту характер довольно эффектной демонстрации англо-французского сближения. Король много говорил в Париже о том, что время вражды ушло в прошлое и что должна наступить эра англо-французской дружбы. Именно его приезд в Париж стал началом для теплых исключающих вражду прошлых лет отношений.

Для Франции вопрос об англо-французском сближении приобретал ещё большую остроту, чем для Англии. Франции нельзя было мешкать, ибо дальневосточная война отвлекала силы России от германской границы. Франция снова оказывалась наедине лицом к лицу со своим опаснейшим восточным соседом.

Правда, за последние годы французская дипломатия успешно развивала свою работу по отрыву Италии от Тройственного союза, дабы нанести урон в росте военной силы своему мощнейшему врагу — Германии. Со второй половины 80-х годов Франция вела против Италии таможенную войну. Изматывая, таким образом, хилое народное хозяйство Италии, Франция рассчитывала принудить её к разрыву Тройственного союза. Французское правительство и банки действовали при этом рука об руку. Началось с того, что в интересах промышленной буржуазии Северной Италии, итальянское правительство предприняло поход против ввоза французских фабрикатов. Французское правительство ответило контрмерами против итальянского сельскохозяйственного экспорта во Францию. В результате между Францией и Италией началась таможенная война. Одновременно французские банки предприняли поход против итальянских ценных бумаг; в Италии последовали массовые банкротства. И без того слабые государственные финансы Италии были ещё более подорваны.

До конца 90-х годов германский капитал имел некоторую возможность поддерживать итальянские финансы. Тем не менее, французский нажим чувствовался всё сильнее. В результате уже в начале 90-х годов Италия стала делать попытки сблизиться с Францией; этим она явно шантажировала Германию, вымогая у неё экономическую поддержку и добавочные политические гарантии. В 1896 — 1898 гг. экономическая и финансовая нужда, а также катастрофа в Абиссинии заставили Италию предпринять более решительные шаги к примирению с Францией. Как уже было сказано, Италия признала французский протекторат над Тунисом. За это через два года она получила от Франции торговый договор, который положил конец таможенной войне. Кризис 1900 г. лишил германский капитал возможности оказать Италии финансовую поддержку. Зато дипломатия Делькассе воспользовалась этим моментом для воздействия на Италию. Французские кредиты спасли Италию от краха. Тут же Делькассе предложил итальянцам соглашение о разделе Северной Африки. Он готов был признать итальянские «права» на Триполи в обмен за согласие на захват Марокко Францией. Договор был подписан 15 декабря 1900 г. 16 декабря 1900 года в подтверждении данного договора была отправлена нота Висконти — Веноста министром иностранных дел Италии имя Баррера, французского посла в Риме : «В частности, что касается Марокко, из наших разговоров выяснилось, что действие Франции имеет целью использование и охранение прав, вытекающих для нее из соседства ее территории с этой империей…; такие действия не причинят ущерба интересам Италии как средиземноморской державы.

Было также установлено, что если из указанного выше проистекло бы изменение политического или территориального положения Марокко, то Италия оставит за собой право, в качестве мероприятия, основанного на взаимности, развивать в таком случае свое влияние в триполитанской Киренаике».

От англо-французского договора 1890 г. до начала англо-бурской войны 1899-1902 гг. В это время англо-французское колониальное соперничество вступило в свою высшую фазу. Количество спорных африканских территорий постепенно сокращалось, но борьба за оставшиеся ужесточилась. Основным камнем преткновения между Великобританией и Францией стали долины Верхнего Нила и Нигера. Если Нигерский вопрос удалось разрешить дипломатическими средствами, то борьба за Судан привела к тяжелому международному кризису, в котором французское правительство было вынуждено уступить долину Нила Англии. В 1896 г. был осуществлен раздел сфер влияния на Индокитайском полуострове; большую роль в политике европейских держав начал играть Китай, основное соперничество за который развернулось между Лондоном и Петербургом.

4. Создание англо-французской Антанты в 1904 году

английский французский антанта колониальный

1 ноября 1902 г. Франция заключила новое соглашение с Италией. Обе стороны обязывались соблюдать строгий нейтралитет, в случае если одна из них «прямо или косвенно станет объектом нападения со стороны одной или нескольких держав» [9, с. 258]. Более того, соглашение устанавливало, что «строгий нейтралитет» распространяется и на тот случай, если одна из сторон «вследствие прямого вызова окажется вынужденной принять на себя инициативу объявления войны» [9, с. 258]. . При таких обстоятельствах та из договаривающихся сторон, которая станет жертвой провокации, должна была сообщить другой о своём намерении объявить войну, чтобы другая сторона могла судить, есть ли действительно налицо «прямой вызов». «в случае, если Франция прямо или косвенно сделается объектом нападения со стороны одной или нескольких держав, Италия сохранит строгий нейтралитет.

То же самое будет в случае, если Франция, вследствие прямого вызова, окажется вынужденной для защиты своей чести и безопасности принять на себя инициативу объявления войны. В таком случае, правительство республики должно будет предварительно сообщить свое намерение королевскому правительству, которое таким образом само будет в состоянии констатировать, что действительно имеется налицо прямой вызов »

Не противореча букве Тройственного союза, соглашение 1902 г. обесценивало его по существу. По условиям союзного договора Италия обещала Германии военную помощь, в случае если та «без прямого вызова» окажется жертвой нападения со стороны Франции. Теперь та же Италия обязывалась перед Францией соблюдать нейтралитет при наличии «прямого вызова» со стороны Германии. Право судить, кто кого провоцирует в любом франко-германском конфликте, Италия оставляла за собой.

Соглашение 1902 г. было важным достижением французской дипломатии в плане подготовки к войне с Германией. Понятно, однако, что нейтралитет плохой итальянской армии ни в какой мере не мог возместить Франции частичной утраты русской помощи.

Если вы думаете скопировать часть этой работы в свою, то имейте ввиду, что этим вы только снизите уникальность своей работы! Если вы хотите получить уникальную курсовую работу, то вам нужно либо написать её своими словами, либо заказать её написание опытному автору:
УЗНАТЬ СТОИМОСТЬ ИЛИ ЗАКАЗАТЬ »