Формы и методы психотерапии


23

ВВЕДЕНИЕ

Психотерапия — это внутреннее исцеление души (от греч. шхчз— душа, духовность человека; иесбрехщ — забота или внимание, как правило, по отношению к внутреннему миру или тому святому, что есть в душе человека; это последнее определение отличается от медицинских понятий, составляющих слово «психиатрия»).

Психология — это наука, подготавливающая методы исследования человеческого поведения. Это совокупность практического опыта и правил, кодифицированных согласно рациональной позиции, близкой тому, что принято называть «научным процессом». «Психология» — это аналитический момент, идентифицирующий и определяющий количественный характер соотношений процессов, свойств и переменных для одного или более субъектов.

Психотерапия занимается частным и конкретным отдельным человеком, тогда как психология обращается к массовым моделям поведения.

В бессознательном любого человека проложен путь разума, заложен способ самореализации. Разумность жизни обладает способностью к достижению наивысшего успеха. Всевозможные болезни всегда свидетельствуют об отклонении поведения от природной нормы.

Онтопсихология открыла эталон, постоянно присутствующий в человеческом бессознательном: семантическое поле, которое дает код к интерпретации всей реальности человеческой природы.

Когда в онтопсихологии происходит исследование с опорой на семантическое поле, это означает, что рациональный ум способен оценить энергетические диалектические отношения, которые связывают сознание и организмическое целое, двух индивидуумов, монитор отклонения и социальное Сверх-Я.

По мере использования всего организма, а не только ума, мы осознаем константу ошибки, которая искажает церебральные результаты вследствие вмешательства монитора отклонения.

Благодаря собственной аутентичности, психотерапевт направляет пациента к восприятию собственного присутствия, вплоть до самых основ своей души. Этот контакт направляется психотерапевтом в соответствии с процессом «Я» — «Ты», то есть, психотерапевт пытается провести пациента от невроза к «онтозу», от рассеянного «Я» как «оно» к «Я», сжатому в оптическом самобытии.

Онтопсихологическая терапия позволяет найти настоящее личное оптическое, благодаря которому человек способен распознать среди возможностей среды единственно для него приемлемые и принять определенные решения, аутентично совершить единственно приемлемый для него выбор. Следуя этим путем человек из обыденного элемента природы превращается в свободную творческую личность в историческом измерении. Но не истории вообще, а лишь той организованной истории, которая максимально совпадает с бытием.

Каждая проблема имеет единственное возможное решение, целиком обусловленное нашим истинным бытием, которое представляет собой критерий реальности для отдельного субъекта в земных условиях (только внутри человека мы можем найти ключ, открывающий все двери).

Истина человеческого существа всегда относительна, а не абсолютна. Поэтому уточним здесь различные типы истины.

а). Истина в себе. Это чистое бытие, вне всех типов собственного существования. Никто неспособен познать эту истину. Когда я устанавливаю меру истинности объекта, параметром, критерием является мой разум, моя восприимчивость. Но объект также имеет свою меру оценки по отношению ко мне. Среда также оценивает меня, объект и нас обоих. Эта среда расположена в географическом пространстве па планете Земля, которая, в свою очередь, имеет свой критерий оценки среды. А как выглядит Земля с Солнца? Перед нами открывается бесконечность, сущность которой остается непроницаемой.

Истиной в себе обладает исключительно высший разум или Бытие, либо же то, что мы называем Богом. Она недоступна логике живых существ, поскольку все живое, благодаря самому факту своего обособленного пребывания в определенном месте, в любом случае является чем-то иным, нежели оптическое целое. Истина в себе принадлежит только оптическому целому.

б). Относительная истина. Это оценка образов действия реальности, обладающей двумя или более полюсами, а, следовательно, это — динамика, это — переменная между мной и средой. Две или более точки обуславливают возникновение связи, которая может быть лишь такой и никакой другой. «Ид» («Оно») не имеет смысла без субъекта. Но, когда появляется субъект, «ид» становится «ты». Таким образом, «я» и «ты», в конечном счете, представляют собой единую реальность. Объект определяет меня и я определяю объект в единой системе отсчета. Это идеал научной истины, то есть объективирование квантового местоположения, которое определяет одновременно двоих: я и свет, я и тело, клетку и ее переменные, мысль и другую мысль, две личности, историю и индивид и т. д.

в). Идеологическая истина. При помощи идеологической истины описывается, оценивается и измеряется конкретное отношение со стороны множества индивидов, составляющих единый культурно-исторический контекст. Это истина системы: тот способ, которым идеологическая система идентифицирует данное отношение. То отношение, которое десять веков тому назад оценивалось определенным образом, сегодня может оцениваться по-другому. Это истина, подверженная идеологическим изменениям системы.

Это модель интеллектуального, историко-политического, юридического, экономического, социологического поведения или позиции, которая определяется как действующий критерий всего входящего в область усвоения знаний и типов экзистенции.

Это истина, порождаемая господствующим в любой среде мнением (в университетской, журналистской, министерской и т. п.). Это господствующая идеология, восторжествовавшая благодаря распространению влияния более или менее широкого круга личностей на отдельные сообщества, даже на целую нацию и более того.

Большая часть так называемой научной истины является в действительности истиной идеологической, по не имеет ничего общего с онтикой, с психоэнергетическим развитием среды, с тем, что происходит в реальности.

г). Демократическая истина. Это истина, устанавливаемая согласно мнению большинства. Сегодня в политике говорят об «онтологии политики». В действительности это не что иное, как заблуждение, пример того, как групповое мнение присваивает себе имя, выражающее качество бытия.

Эта истина навязывается насильно, что необходимо постоянно помнить в диалектической ситуации. Верно то, что считает верным большинство. Единственным критерием истины является одобрение большинства, поскольку оно свидетельствует о количестве сторонников данного мнения. Жизнь индивида подвергается насилию со стороны группы, в демократическом смысле составляющей большинство. Это несправедливо, но это факт, который необходимо учитывать, поскольку большинство обладает физическим превосходством в виде закона, оружия, денег.

д). Научная истина. Под научным поведением, то есть под научной истиной понимается совпадение данной оценки с оценкой любого другого человека, который ставится в то же положение, что и объект, используя те же инструменты. Действительно, наука не подтверждает истинность или ложность.

ГЛАВА1. ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

1.1 Предмет

Особым предметом психотерапии является психическая деятельность в любом ее проявлении (регрессе или эволюции, в комплексах или творческих способностях).

Под психической деятельностью или интенциональностью мы подразумеваем первое и основополагающее движение человека, которое затем воплощается в мысль, эмоцию, темперамент, характер, память, волю, познание. Речь идет об основной энергии Вселенной, способной преобразовываться в любом своем проявлении, сохраняя в неприкосновенности свое начало. Ее истечение уже преобразует сам источник, поэтому она возвращается к центру.

«Психика» — это действие, или динамика, проявляющаяся во всей своей совокупности, неделимая и не поддающаяся дроблению, что позволяет ей самостоятельно преодолевать пространственно-временные координаты. Это динамичная целостная самоявленность. Она проявляется, всегда сохраняя внутреннюю идентичность, и действует или движется согласно намерению (интенциональность).

«Интенциональность» — это момент, когда начавшееся действие в себе обретает цель, то есть направление или устремленность «самодвижущего».

Таким образом, «психическая деятельность» — это не мысль, воспоминание, эмоция или психосоматика, которые являются лишь проявлениями психического импульса.

Сама по себе психика ускользает от всякой оценки, но предстает как очевидность.

Субъект, пребывающий в процессе мышления, осознает этот процесс. Его мысли — это уже действительность, но когда он выражает свои мысли, облекает в слова свои эмоции, есть мыслящий и мыслимое, означающее и означаемое: мыслящий, означающее являются предметом психотерапии. Великий психотерапевт должен научиться постигать причинное Ин-се всего, что составляет память, мысль, эмоцию, цель.

Когда сон становится автором комедий или драм, которые мы переживаем ночью, описываемое имеет значение в зависимости оттого, насколько оно связано с существующей и действующей причиной. Если, например, мы видим ступеньки, то под ними подразумеваются не ступеньки, как таковые, но определенная проявляющаяся динамика: ступеньки означают, что субъект регрессирует, то есть развивает системную жизнь, потеряв контакт с Ин-се своей истины (ступеньки всегда представляют собой сегменты, тогда как жизнь — едина).

Тем самым я утверждаю, что — при анализе сновидений — настоящий психотерапевт видит символику, но перехватывает то, что мыслит или является причиной.

Понимание этого открывает непосредственное знание направления и действия, то есть мы понимаем силу, которая должна свершиться, хотя внешне это еще никак не проявляется.

1.2 Метод

Онтопсихологическая психотерапия использует индуктивно-дедуктивный метод, который строится на особой обработке таких данных, как семантический язык, онейрический язык, аффективный анамнез (моральные привязанности, импульсные мотивации и т. п.), кинетико-проксемический язык, язык симптома или особой проблемы (экзистенциальной, моральной или психологической).

Онтопсихология стремится добраться до квантового реле, которое представляет собой семантическое поле, и определить позитивность или негативность психологии. Семантическое поле — это связь, устанавливаемая природой между двумя или более субъектами. Чтобы проследить его, необходимо устранить все параметры сознания, учитывая лишь критерий организми-ческого Ин-се. Учителем онтопсихолога является Ин-се другого. Определив его, онтопсихолог способен понять, как помочь своему пациенту и каков его путь, но при этом решающее значение по-прежнему имеет развитая и ответственная решимость пациента.

1.3 Инструмент

Инструментом является диалог, который строится в соответствии с субъективными феноменологиями и экзистенциальной конкретикой. Пациент мотивирует приближение любой своей субъективности. Онтопсихолог вступает во взаимодействие, постоянно вводя новые семантические объективные данные, поступающие от Ин-се пациента.

1.4 Критерий

Критерием онтопсихологической терапии является организмическое Ин-се, постоянно проявляемое как биологическое здоровье субъекта.

Основной и единственной целью является аутентификация человека, то есть восстановление единства или осознание природной изначальности, предшествующей всякому последующему, не тождественному окультуриванию.

Лечение— или терапевтический (психический и соматический) смысл — осуществляется как второстепенный эффект, как следствие изменения поведения и решимости субъекта.

ГЛАВА 2. ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Особая психотерапевтическая подготовка требует выполнения трех предварительных условий:

а) природной интуиции,

б) практически постоянного обучения и образования (постоянной технической приспособляемости к текущим потребностям), в) всегда открытого к усвоению нового (постоянный опыт) характера, выкованного жизнью.

Психотерапевтические отношения строятся на следующих отдельных элементах, безошибочно отличающих их от всех прочих отношений.

1). Осознание потребности и признание способности психотерапевта дать ответ на эту потребность, и, следовательно, согласие не сопротивляться психотерапевту, который становится разумным спутником интенциональности пациента.

2), Решимость пациента обсуждать безоговорочно все свои поступки, то есть готовность к внутреннему преображению (метанойя).

3). Материальные возможности пациента для проведения одного или двух сеансов в неделю в течение пяти—шести месяцев. Важно, чтобы пациент лечился за свой счет: если за него платят государство или семья, психотерапия невозможна вообще, особенно Онтопсихологическая. Целью психотерапии является самореализация пациента как уникальной и неповторимой личности, поэтому его экономический баланс также должен быть независимым, что способствует обеспечению эффекта высшей самостоятельности.

4). Тот, кто выбирает психотерапию этого типа, должен постоянно подтверждать свое чувство осознанной ответственности, поскольку каждому новому этапу тренинга должно предшествовать самостоятельное развитие пациента: психотерапевт всегда выступает в роли необходимого спутника. Немногие способны выбрать независимый путь Прометея и найти себе учителя, который помог бы ему в этом.

5). Подтверждение эгоического здоровья субъекта. По истечении месяца необходимо удостовериться, приносит ли психотерапия желаемые результаты, происходит ли развитие (исчезновение симптома, интенсивность сознания, безмятежное укрепление собственной субъективности, первые успехи в социальных отношениях).

Анализируя эти аспекты, мы видим, как психотерапия продвигается от субъективной потребности пациента, который выбирает «технического» оператора собственной субъективности, к цели, заключающейся в восстановлении собственного личностного равновесия.

Единственным оперативным критерием, которым руководствуется психотерапевт, является субъективное Ин-се пациента, подтверждением которого служит исключительно его очевидность и действенность.

Следовательно, научность психотерапии может быть доказана лишь на основании внутренней субъективной очевидности. Выздоровление и успех пациента представляют собой лишь второстепенные следствия.

Онтотерапевт не может доказать постороннему серьезность своих действий, поскольку он строит их на основании параметров, определяющих глубинный внутренний мир, которые поддаются сопереживанию, но не доказуемы посредством внешней диалектики. Он может только «оперировать»: посредством тренинга нарастающей интериоризации*, используя все инструменты, предоставляемые ему словесной и жестикуляционной связью, провоцируя клиента к осознанию собственной самоочевидности. Никакие моральные или идеологические ценности системы или традиции не играют в психотерапевтических отношениях ни малейшей роли. Единственным критерием ценности является субъективное Ин-се пациента, спутником которого становится психотерапевт, поэтому единственной моралью, имеющей значение в психотерапии, является мораль Ин-се другого (природная или этическая интенциональность жизни).

ГЛАВА 3. ОНТОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

Основная схема онтотерапевтического процесса выглядит следующим образом: определение импульса или интенциональности, онто Ин-се в аноретическом психологическом контексте индивида (материал анамнеза), выявление его аутентичной потребности в сложившейся ситуации и провоцирование ее возможного осуществления.

Эта логическая схема включает пять стадий:

1) ситуацию столкновения;

2) ретроактивный анамнез;

3) фидеистический диагноз;

4) индивидуацию онто Ин-се;

3.1 Ситуация столкновения

Онтотерапевт, встречаясь с пациентом и зная, по крайней мере, его имя, должен целиком сосредоточиться на абсолютной открытости, новизне пациента. Очень важно первое впечатление от встречи, позволяющее онтотерапевту, который целиком задействует свою восприимчивость, получить первые кинетико-соматические послания пациента.

Во время первого сеанса онтотерапевт должен полностью погрузиться в себя, чтобы интуитивно воспринять совокупность пациента и его проблемы, используя все свои диагностические способности. На первом сеансе психотерапевт должен быть полностью настроен на восприятие минимальных деталей одежды, поведения, жестикуляции, мимики, тембра голоса, тона пациента. По образцу логической речи пациента онтотерапевт выслушивает и интерпретирует, прежде всего, бессознательные сообщения, которые всегда откровенно передаются пациентом. Почти всегда есть несоответствие между логико-вербальным выражением и кинетико-соматическим. Последнее всегда искренне (но не всегда истинно).

По окончании сеанса у онтотерапевта должно сложиться предварительное представление о психотерапевтическом пути, в соответствии с которым ему следует вкратце и приблизительно изложить пациенту собственную точку зрения. Частота посещений устанавливается в непосредственной зависимости от интенсивности психического состояния пациента (в зависимости от стабилизации или осаждения невротической проблемы).

3.2 Ретроактивный анамнез

Последующие начальные сеансы направлены на выработку у пациента привычки к самонаблюдению. Для этого необходимо установить панораму семейной среды, служебных отношений, общественных, личных, аффективных интересов. Подведя определенный анамнестический итог, необходимо выявить чаяния пациента, то есть, ускорить точное описание проблемы.

Уточняя проблему, онтотерапевт начинает провоцировать пациента к осознанию собственного исторического «Я», необходимо также подтолкнуть его к пониманию критической точки ситуации, приводящей к возникновению невроза, и заострить перспективу. Другими словами, онтотерапевту следует развеять надежды пациента на то, что ситуация разрешится сама собой, объяснив ему, что, скорее всего, в дальнейшем его положение только ухудшится. Действительно, определенное бессознательное сопротивление может привести к тому, что пациент привыкает находиться в проблематичной ситуации, отказываясь, таким образом, от экзистенциального самонаблюдения.

Когда пациент начинает восстанавливать в памяти хронологию эмоции, то есть динамику субъективной оценки различных эпизодов, то он учится пониманию того, что именно он сам, и никто другой является виновником даже самых неприятных событий своего прошлого. Этот ретроактивный процесс позволяет пациенту отыскать все отрицания или искажения, к которым он прибегал в определенной ситуации, и понять, что именно эти искажения привели к остановке его личного развития и возникновению невроза. Когда пациент начинает видеть уже не столько историю событий, сколько свое «Я», развивающееся через определенные факты, завершается вторая стадия: на первый план начинает выступать историческая субъективность пациента.

3.3 Фидеистический диагноз

На третьей стадии онтотерапевт стремится к телеологической индивидуации, подталкивая пациента к фидеистическому выражению — к выражению его надежд, желаний, намерений, опасений. Фидеистический диагноз должен охватывать и прошлое, представляя собой как бы поиск утерянного «Я», которым мог бы стать пациент. Прежде всего, необходимо определить, какова была наиболее реальная надежда «Я» на определенные события, в какой момент «Я» отступило перед лицом того, что было ему чуждо.

Онтотерапевт должен проследить весь интенциональный процесс пациента, исключая все случаи фрустрации или вознаграждения, изучить всю схему идеальной и эмоциональной внутренней ориентации пациента и углубиться во все оттенки его текущих комплексов. Если ядром эмоциональной настроенности является не подлинное «Я», а комплекс (то есть нечто чуждое «Я»), значит, произошло отклонение, но наиболее глубокая и неудовлетворенная потребность пациента может вновь открыться на волне аффективности.

Аффективная волна — это телеология априорного «Я»: чистая динамика, несущая в себе послание для «Я». Следовательно, в том случае, если ее конечной целью является нечто отличающееся от «Я», это приводит к внутренней несовместимости. Поэтому следуя за основной константой аффектации, вне временного объекта, мы обнаруживаем изначальную векторность, раскрывающую неповторимый архетип субъекта.

3.4 Индивидуация онто Ин-се

Онтотерапия основывается на предположении о предсуществовании состояния фактического или потенциального здоровья. В ином случае абсурдно говорить о патологии. Патология — это любое отклонение от основополагающей неповторимости надлежащего бытия. Таким образом, пациент выздоравливает лишь благодаря обращению к собственному неповторимому надлежащему бытию. Следовательно, четвертая стадия крайне важна, так как пациент должен понять неповторимость собственного надлежащего бытия. Другими словами, это открытие цели, предшествующей любой другой данности и являющейся, таким образом, решением и заданной динамикой целостного восстановления.

Пациенту необходимо помочь понять процесс собственного «Я», научить его отличать свое «Я» от сопутствующих факторов. Необходимо научиться видеть за ситуациями развитие контуров исторического «Я», воспринимая непрерывно развивающуюся феноменологию как принадлежащую (но не совпадающую) наиболее глубинному «Я» или «Себе», которое является изначальным принципом идентичности.

На этой стадии онтотерапевт должен облегчить пациенту процесс внутреннего самоустранения, отвлечь его от всяких временных проблем, подтолкнуть к поиску конечной (или первой) причины кризиса собственного бытия. В определенном смысле это равнозначно тому, чтобы сделать очевидным для пациента внутреннее предательство. В душе существует потребность, которая всегда предшествует любому событию, поэтому все происходящее необходимо рассматривать и оценивать с точки зрения этой потребности.

Если в начале онтотерапевтического процесса пациент убежден, что все в нем обусловлено внешними факторами, то на этой четвертой стадии он должен понять, что любой фактор в себе — беспристрастен и может пойти ему на пользу или навредить ему в зависимости от того, как его встречает и принимает наше «Я». Когда внешние факторы (эмоциональные или среды) фрустрируют глубочайшую потребность для получения временного и незамедлительного вознаграждения, начинается подготовка к внутренней раздвоенности, проявляющейся в психосоматических комплексах и патологиях. Фрустрация априорного «Я» и вознаграждение временных ситуаций приводят к несовместимости априорного и исторического «Я». Действительно, любая ситуация чревата задачей для «Я».

Онтотерапия директивна в высшей степени. Все обусловлено оптическим центральным положением пациента, которое зависит не от убеждения психотерапевта, но определено семантическим диктатом Ин-се пациента. Онтотерапевт — это техник, способный интерпретировать протосемантику пациента и проявить ее сознанию пациента, чтобы он смог действовать добровольно и начать процесс возрождающей метанойи.

На этой стадии онтотерапевт постоянно призывает пациента быть внимательным к себе. Онтотерапевтическая директивность двояка:

а) обязательная направленность на «Я» пациента

б) перспективно-тематический отбор сюжетов. Вовсе необязательно охватывать все подробности жизни, достаточно проанализировать эмоции пациента, вызванные травмирующим событием, до мельчайших подробностей изучить историю, предшествовавшую невротическому или психосоматическому событию, исследовать реальные и онейрические черты анамнеза, выявить темы, которые пациент пытается обойти посредством сопротивления или другого способа компенсации. Направление пациента на перспективно-тематический отбор означает, таким образом, определенное сужение области самонаблюдения до ключевых событий пациента.

Психотерапия может быть объективной лишь в том случае, если психотерапевт и пациент способны взаимодействовать в целостности оптического экзистенциального контакта: всеобщее бытие пациента постигается во всех его эмоциональных и психических колебаниях в исторических рамках сеанса. Онтотерапевт способен проследить эмоциональность пациента, сам эмоционально отражая импульс пациента, но при этом ясно осознавая его. Таким образом, он способен распознать объект, дополняющий импульс последнего, и мало-помалу стимулировать пациента не только к его осознанию, но и к обретению способности к восстановлению функционального взаимодействия между «Я» и бессознательным.

Онтотерапевт должен откликаться на любую динамику для установления контакта с изначальным моментом пациента. Он пытается создать динамические моменты втайне от пациента: обсуждение отдельных моделей комплекса, фиксации на объектах, прошлых отношениях, от которых зависит настоящее, регрессивное вмешательство Сверх-Я и т. п. приемлемо в психотерапии. Это похоже на прелюдию к любви, когда двое говорят о погоде, моде и прочих посторонних вещах. То есть тактика состоит в движении по периферии для достижения центра. Благодаря контакту с организмическим центром другого, онтотерапевт способен увидеть раскол между «Я» и Ин-се, отличить импульсы последнего от импульсов комплекса и настойчиво вербализовать импульс Ин-се для «Я» (директивность).

Пять стадий онтотерапевтического пути позволяют идентифицировать, аутентифицировать и развить личную этику пациента

Идентификация Ин-се - это уникальнейшее неповторимое Ин-се, составляющее личностный разум человека и определяющее этость бытия или не-бытия. Глубинная неповторимость души может найти себе подобное лишь в высшем Бытии. Внутри себя человек взывает к жизни, к истине, к Богу. Мы единственные дети Бытия. Каждый, соблюдая собственные правила, должен открыть собственную истину в полноте самоудовлетворения. Тогда мы пребываем в покое, то есть в безмятежности бытия.

Идентификация это великое дело, поскольку необходимо сбросить множество личин, с помощью которых стереотипы, комплексы и идеологии скрывают истину: стереотипы это способы поведения системы; комплексы — структурные искажения, которые, рождаясь в семье, неизбежно переходят в экзистенциальную зрелость субъекта; идеологии — это все, что считается абсолютным. Эти три фактора действуют совместно, постоянно взаимодействуя и скрываясь друг в друге.

Аутентификация означает возвращение пациента от исторического рассеяния к виртуальности собственной природной ин-тенциональности. «Аутентификация» означает, что данный человек, в данном возрасте, согласно своему логическому образу, предопределенному природой, согласно тому темпераменту и способностям, которыми она его одарила, должен достичь определенного уровня зрелости: логико-историческое «Я» должно соответствовать тому, что было предусмотрено оперативным замыслом природы для данного субъекта. Таким образом, оно должно сходиться с оптической виртуальностью, которая должна иметь свою соответствующую историю. Быть «аутентичным», значит, быть подобным замыслу Бытия. Эволюция: осуществив идентификацию, восстановив аутентичность, психотерапевт стимулирует развитие субъекта, но не как идеологическую эволюцию, а как действие, направленное на достижение собственной последней виртуальности (человек открытый виртуальный замысел). Великая психотерапия помогает индивиду, но не навязывает ему путь: окончательное решение зависит только от него. Психотерапия учит его использованию своей аутентичности в постоянном росте для открытия новых, более широких горизонтов.

ГЛАВА 4. СОПРОТИВЛЕНИЕ ПРИ ПСИХОТЕРАПИИ

Целью онтопсихологической психотерапии является преобразование энергии комплекса индивида в энергию исторического самосозидания «Я»; следовательно, это не отреагирование, но преобразование, сублимированное в иерархии высшей функциональности.

Окончанием психотерапевтического вмешательства можно считать тот момент, когда сопротивление, полностью выдыхаясь, прекращается. Само по себе сопротивление является одной из сторон критической способности, силы и состоятельности «Я» субъекта. Поэтому психотерапия стремится не победить его, но понять и правильно переориентировать, заставив экзистенциальную критическую способность субъекта функционировать во имя реального глобального интереса в данный момент.

Существует три вида сопротивления:

1) Сопротивление психотерапии: возникает в момент столкновения пациента с психотерапевтом, который в этом случае не должен уклоняться от решения проблемы, обвиняя пациента в сопротивлении, чтобы тот не обнаружил его слабости или фальшивости. Следовательно, оператор должен покорно, самостоятельно исследовать себя относительно сопротивления, оказываемого ему пациентом. Ощущение слабости говорит о том, что следует отказаться от дальнейшего лечения данного субъекта, чтобы не превращать психотерапию в личную борьбу, способную привести лишь к бесплодной победе пациента, невроз которого только усилится, и к регрессу.

2). Сопротивления «Я»: это непреклонность «Я», уверенного в том, что ему все подконтрольно, считающего, что реальность — внутренняя и внешняя — такова, какой он ее видит. Подобная позиция «Я» поддерживается сильной волей и высоким культурным уровнем. Если эта поддержка идет от психотерапевта, то субъект во время сеанса реагирует и нападает, пытаясь сохранить свою самоуверенность, свою идентичность собственному представлению. Вследствие этого он использует любую промашку или кажущуюся ошибку, задержку психотерапевта, чтобы застать его врасплох. Здесь задействовано также косвенное сопротивление психотерапевту.

Эта вторая позиция называется сопротивлением, так как «Я» основывается не на объективном знании, но на субъективной уверенности, которая не совпадает с реальным положением субъекта. Об этом свидетельствуют те данные, которые извлекает психотерапевт из онейрической информации, семантического поля, а также тот факт, что в пациенте присутствует действующая ошибка, объективно существующее, но не поддающееся субъективному контролю, нарушение функциональности.

Прежде всего, необходимо сказать пациенту о реальности бессознательного, иначе психотерапия бесполезна. Он должен осознать, что существует бессознательное, действующее в любом случае — при его участии или без оного, за или против него и выработать у него чувство ответственности по отношению к этой безмерной действительности. Если удастся дать ему интуитивно почувствовать свое бессознательное, то непреклонность логико-сознательного «Я» ослабевает, само «Я» испытывает кризис и начинает постигать собственную реальность. Это настоящая хирургическая операция в психотерапии, в которой пациент и психотерапевт действуют рука об руку: первый дает указания, а второй действует.

3). Сопротивление комплекса: его оказывает структура комплекса, действие которого не зависит от «Я». По сути дела, комплекс представляет собой «Я» без сознания, энергетическую структуру, обладающую собственной интенциональностью. Она действует не как одно целое с «Я», но пытается стать независимым образованием. В случае кризиса пациенту следует набраться терпения, чтобы подавить эту независимую направленную силу. Пациент должен дать согласие, но способ подавления сопротивления комплекса находится исключительно в компетенции и распоряжении психотерапевта.

Психотерапия по необходимости директивна. Психотерапевт обязан распознать тип силы комплекса, оценить его величину, точно установить его и найти способ, позволяющий временно раздробить его, чтобы заставить работать на логико-сознательное «Я». Необходимо понять, разрушить и переместить в «Я» структуральную энергию комплекса для дальнейшего роста.

Сопротивление — это ничто иное, как способ приспособления комплекса в ущерб субъекту: «Я» объединяется с энергетической формой, не ведущей к органическому росту. Психотерапевт всего лишь отражает сопротивление логического «Я» собственному самосозиданию. Это сопротивление разветвляется, преследуя двойную цель: а) сохранить настоящее положение комплекса; б) устранить все жизнеспособное (психотерапевта), стремящееся изменить это положение. Для достижения этих целей сопротивление отбирает в другом всегда то, что подобно стереотипу, патологическому раздвоению. Пациент не хочет симптома, но не хочет и меняться. Он только ищет среду, созвучную своему стереотипу, или же вырабатывает стратегию, позволяющую сделать ее таковой. Таким образом, он приспосабливается к требованиям психотерапевта лишь для того, чтобы затем восстановить собственный комплекс. В результате динамические импульсы пациента приспосабливаются к приобретенному новому биологическому пространству; дается новая вербализация, но семантическая структура остается прежней.

Индивид — если он не аутентичен, всегда пытается вновь подсунуть старую стратегию, усвоенную с детства в семейном окружении, чтобы сохранить в неприкосновенности свою идентичность и устранить возможность разумного воздействия обстоятельств.

Сопротивление оборачивается ошибкой, различными формами невротического, психотического и индивидуального психосоматического расстройства, неудачами в политической, социальной, экономической сферах деятельности. Действительно, даже если психика в историческом плане смещает ошибку в экономические или социальные отношения, это неизбежно сказывается на психосоматическом уровне. Это психическая пластическая операция, при которой изымается участок психической деятельности и переносится в сферу экономических, чувственных, поведенческих и других отношений.

Цель психотерапии состоит в том, чтобы приучить субъекта пристально следить за собственной реальностью и подготовить его к историческим требованиям самосозидания.

ГЛАВА 5. ТРАНСФЕР

С точки зрения онтопсихологии существуют три формы трансфера:

1). Трансфер соблазна. Пациент вкладывает в психотерапевта свои эротические заряды с единственной целью соблазнить и, тем самым, принизить его. Психотерапевта побуждают, завлекая его различными способами, потерять свое высшее положение оператора аутентичности. Это тактика, применяемая пациентом, который пытается подчинить себе — через любовь, восхищение, уважение или презрение — психотерапевта, чтобы оправдать свое нежелание изменяться.

2). Исторический трансфер. Через столкновение (ненависть и любовь) с психотерапевтом пациент отреагирует или разрушает аффективное содержание, исторически связанное с другой ситуацией или личностью, которое отныне начинает действовать как вытеснение или накопление «Я». Пациент изменяет адрес, оставляя прежнее содержание: психотерапевт становится вынужденным получателем послания, направленного другому.

Эти две первые формы трансфера — негативны, поскольку психотерапевта принуждают стать объектом вложения комплекса. Пациент как бы заставляет его стать продолжением собственного комплекса (невроз, негативная психология, шизофрения, патологический симптом и т. п.), вынуждая тем самым психотерапевта разрешить использовать себя в качестве новой «матери».

В подобной атмосфере возникает убийственная зависимость: пациент принуждает психотерапевта попасть в зависимость от разрушительного импульса этого пациента. Он возбуждает сомнения для того, чтобы в действительности заставить психотерапевта занять пассивную позицию по отношению к его комплексу. Семантическое поле пациента преобладает над оперативной способностью психотерапевта.

3). Трансфер любви. Это вовлечение, мотивируемое бессозна-тельным-основой (Ин-се) пациента, стремящегося к глобальному взаимодействию. Онтотерапевт рассматривается как толчок и жизненный образец для самореализации и самоосвобождения. Как правило, такому типу всеобщего стремления противостоят сопротивления «Я» и Сверх-Я. Трансфер любви происходит путем экзистенциальной заслуги

В какой бы ситуации ни находился пациент в начале психотерапии, между его позитивным бессознательным и психотерапевтом должна установиться проявленная или скрытая эмпатия, невзирая на наличие сопротивления любого типа. Если начальная, основная эмпатия отсутствует, то психотерапия невозможна, поскольку отсутствует ее основа — взаимодействие.

Наиболее серьезную опасность для профессиональной жизни психотерапевта всегда представляет трансфер. Принять трансфер — означает принять болезнь другого, позволив заразить себя ею. Естественно, психотерапевт должен обладать таким мастерством, которое позволяет во время психотерапии притворно поддаваться действию трансфера, при этом никогда не становясь объектом аффектации пациента.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Достоинство индивидуальной психотерапии заключается в том, что она обеспечивает конфиденциальность (тайну) выявления и исправления недостатков клиента и бывает по своему результату глубокой. В ней все внимание психолога направлено только на одного человека. Индивидуальная психотерапия удобна тем, что лучше раскрывает особенности клиента, снимает у него психологические барьеры, которые неизбежно возникают и с трудом преодолеваются в том случае, когда человеку приходится откровенно высказываться и вести себя в присутствии других людей. Но этот вид психотерапии малоэффективен при решении проблем межличностного характера, для которых необходима работа в группе.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

психотерапия межличностный трансфер

1.Антонио Менегетти. Учебник по онтопсихологии. ННБФ «Онтопсихология » Москва2007 Антонио Менегетти «Хортон Лимитед» 1993

2.Антонио Менегетти /Тезаурус. Словарь онтопсихологических терминов

Если вы думаете скопировать часть этой работы в свою, то имейте ввиду, что этим вы только снизите уникальность своей работы! Если вы хотите получить уникальную курсовую работу, то вам нужно либо написать её своими словами, либо заказать её написание опытному автору:
УЗНАТЬ СТОИМОСТЬ ИЛИ ЗАКАЗАТЬ »