Физические лица как субъекты международного частного права


2

Содержание

Введение

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦАХ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

1.1 Физические лица как субъекты международного частного права

1.2 Правоспособность физических лиц

1.3 Коллизионные вопросы дееспособности физических лиц в международном частном праве

ГЛАВА 2. ПРАВООТНОШЕНИЯ С УЧАСТИЕМ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

2.1 Трудовые отношения физических лиц в международном частном праве

2.2 Семейные отношения физических лиц в международном частном праве

2.3 Наследственные отношения физических лиц в международном частном праве

2.4 Опека и попечительство в международном частном праве

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Тема курсовой работы интересна и актуальна на сегодняшний день. Актуальность данной темы заключается в том, что одной из основных задач современного международного частного права является регулирование общественных отношений с участием физических лиц, имеющих различное гражданство или проживающих на территории разных стран.

Определение правового положения физических лиц, установление круга и содержания их прав и обязанностей на территории конкретного государства относятся к его исключительной компетенции и регламентируются, прежде всего, нормами национального законодательства соответствующей страны, что обусловлено действием принципа государственного суверенитета. Применительно к международному частному праву особый интерес в этом смысле вызывают нормативные положения, касающиеся прав, обязанностей и ответственности иностранцев, так как именно отношения с их участием составляют значительную часть предмета правового регулирования международного частного права.

В настоящее время в связи с достаточно большой мобильностью людей, возникает множество коллизионных вопросов, касающихся право-, дееспособности, наследственных, трудовых и других правоотношений. Поэтому положение физических лиц является актуальным в наши дни.

Предметом исследования являются физические лица как субъекты международного частного права.

Объект исследования — правовое положение физических лиц.

Методологической основой исследования является метод анализа, метод синтеза, сравнительно-правовой метод и исторический метод.

Основной целью курсовой работы является рассмотрение и изучение положения физических лиц как субъектов международного частного права.

Задачами данной работы являются:

1) изучить особенности правоспособности физических лиц;

2) рассмотреть коллизионные вопросы дееспособности физических лиц в международном частном праве;

3) исследовать трудовые отношения физических лиц в международном частном праве;

4) понять семейные отношения физических лиц в международном частном праве;

5) увидеть особенности опеки и попечительства в международном частном праве.

Нормативными источниками, использованными в данной курсовой работе, являются: Конституция РФ, Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ».

Теоретической базой исследования послужили научные труды отечественных ученых в области международного частного права, а также иные литературные источники, относящиеся к проблеме, освещаемые в данной курсовой работе.

Данная курсовая работа состоит из: введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦАХ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

1.1 Физические лица как субъекты международного частного права

Субъекты международного частного права — это участники гражданских правоотношений, осложненных «иностранным элементом». Под иностранным элементом понимаются имущественные отношения, где субъектом выступает сторона, имеющая иностранное подданство; субъекты принадлежат одному государству, а объект находится за границей; возникновение, изменение или прекращение отношений, связанных с юридическим фактом, имеющим место за границей.

С точки зрения К. А. Бекяшева к числу субъектов международного частного права относятся:

1) физические лица (граждане; лица без гражданства — апатриды; иностранные граждане; лица, имеющие двойное гражданство — бипатриды);

2) юридические лица (государственные организации, частные фирмы, предприятия, научно-исследовательские и иные организации);

3) государства;

4) нации и народы, борющиеся за свободу и независимость, и создание собственной государственности в лице своих руководящих органов (к их числу относится, например, Организация Освобождения Палестины);

5) международные межправительственные организации;

6) государственно-подобные образования, являющиеся субъектами международного публичного права (к ним относятся вольные города и Ватикан — резиденция главы римско-католической церкви).

Однако, многие авторы, такие как, например Н. И. Марышева выделяют только три субъекта: физические, юридические лица и государство. Особенность правового положения иностранцев заключается в том, что на них одновременно распространяют свое действие несколько правопорядков:

* личный закон — право государства к которому принадлежит лицо на основании гражданства (подданства), постоянного места проживания (домицилия) либо обычного места пребывания. Если лицо наряду с российским имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право. Если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право. При наличии у лица нескольких иностранных гражданств личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище;

* закон государства пребывания (того государства, на территории которого фактически находится лицо в конкретный момент времени).

Правовое положение физических лиц как субъектов международного частного права определяется как в национальном законодательстве, так и в международных договорах. В России в настоящее время действует Федеральный закон от 25.07.2002 г. №115-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации».

Таким образом, среди субъектов международного частного права физические лица занимают немаловажное место и играют большую роль. Правовой статус физических лиц в международном частном праве — это совокупность их прав, свобод и обязанностей в государстве пребывания.

физический лицо международный право

1.2 Правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства

Вопросы гражданско-правового статуса иностранцев на территории конкретного государства издавна являлись краеугольными в международном частном праве. Первоначально именно отношения, связанные с правовым положением иностранных купцов, по русской терминологии того времени — «заморских гостей», составляли основную сферу действия международного частного права. Для международного частного права характерен дифференцированный подход к физическим лицам, находящимся в пределах юрисдикции конкретного государства, основанный, во-первых, на разделении на соответствующие категории, а во-вторых, установлении определенного правового режима в отношении каждой из них. Таких категорий, как правило, три. Прежде всего, это собственные граждане данного государства. Затем следуют иностранные граждане и, наконец, лица без гражданства. В последние годы становится все более актуальным выделение в отдельную позицию и еще одной группы лиц — беженцев.

Иностранец — физическое лицо, находящееся на территории государства, гражданином которого оно является. Правовое положение иностранцев определяется совокупностью правовых норм, определяющих их права и обязанности. Эти нормы содержатся как в национальном законодательстве, так и в международно-правовых актах.

По общему правилу гражданская правоспособность лица — это его способность иметь гражданские права и обязанности, возникающая с момента рождения и устанавливаемая законом. Например, ст. 18 Гражданского кодекса РФ следующим образом раскрывает содержание гражданской правоспособности: «граждане могут иметь имущество на праве собственности, наследовать и завещать имущество, заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности, иметь иные имущественные и личные неимущественные права». Приведенные формулировки свидетельствуют, что закон не ограничивает содержание гражданской правоспособности указанным перечнем правомочий лица. В практике международного частного права сложилось такое положение, когда иностранные граждане, обладая определенным объемом правоспособности, которая предоставлена им собственным правопорядком, во время своего пребывания на территории другого государства не вправе ссылаться на тот объем правомочий, которыми они располагают в своем государстве. В то же время объем прав, которыми наделены иностранные граждане в государстве пребывания, зачастую может быть более значительным, нежели тот, который они имеют в своем отечестве.

Иностранные граждане, пребывающие на территории других стран, обладают правоспособностью, определяемой местным правопорядком. Преимущественно это осуществляется на основе принципа национального режима. Национальный режим предполагает уравнивание иностранцев в правах и обязанностях местным населением (ст.62 Конституции РФ). В российском законодательстве коллизионный аспект определения гражданской правоспособности физического лица соединен с материально-правовой нормой, устанавливающей общие рамки объемов правоспособности иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ на основе принципа национального режима, закрепленного во многих других предписаниях отечественного правопорядка.

Таким образом, действующее коллизионное право Российской Федерации, помимо закрепления нового коллизионного принципа (личного закона), применительно к вопросам правоспособности позволяет говорить о двух аспектах проблемы: правоспособности как таковой, определяемой на основе отсылки к личному закону лица, и объеме правоспособности, обусловленном принципом национального режима.

Предписания об уравнивании в правах граждан договаривающихся государств содержатся в двусторонних соглашениях о правовой помощи. Так, в Договоре о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой от 19 июня 1992 г. указывается, что граждане одной договаривающейся стороны пользуются на территории другой договаривающейся стороны в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защитой, как и граждане последней (ст. 1).

Согласно Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (СНГ) принцип национального режима имеет еще большую сферу действия, ибо он распространяется не только на граждан договаривающихся государств, но также и на другие категории субъектов, т. е. лиц, постоянно проживающих на территории соответствующей договаривающейся стороны. Следовательно, если гражданин Болгарии постоянно проживает на территории Российской Федерации, определение его правового статуса, скажем, в Республике Молдова или Украине должно подчиняться принципу национального режима, т. е. он должен быть уравнен в правах с собственными гражданами соответственно либо Молдовы, либо Украины.

Правоспособность иностранных физических лиц может ограничиваться также и посредством установления перечня секторов экономики, в которых не может быть занят иностранец. Например, в РФ архитектурная деятельность иностранных граждан и лиц без гражданства осуществляется наравне с гражданами РФ, если это предусмотрено международным договором РФ. Однако при отсутствии соответствующего международного договора указанные категории лиц могут принимать участие в архитектурной деятельности на территории России только совместно с архитектором — гражданином РФ или юридическим лицом, имеющими лицензию (ст. 10 Федерального закона «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» 1995 г.).

Во многих государствах иностранцы дифференцированы на несколько категорий в зависимости от целей и сроков пребывания. Например, во Франции в соответствии с Законом существуют посетители, т. е. временно пребывающие иностранцы: туристы, студенты, лица наемного труда (сезонные рабочие), коммерсанты; обыкновенные резиденты, т. е. лица, получившие разрешение — вид на жительство в течение 3 лет и «лица-резиденты» — лица, имеющие 10-летнее удостоверение — вид на жительство. К числу «привилегированных» иностранцев относятся граждане стран Европейского Сообщества, для которых, например, не требуется получать французское удостоверение коммерсанта. Именно принадлежность лица к той или иной категории определяет его правовое положение.

Наиболее общей для многих государств сферой, в которой действуют ограничения правоспособности иностранных граждан и лиц без гражданства, являются трудовые отношения, а также отношения собственности, особенно в том, что касается вещных прав на недвижимость.

1.3 Коллизионные вопросы дееспособности физических лиц в международном частном праве

Гражданская дееспособность физического лица — это его способность своими действиями осуществлять гражданские права и обязанности. Данная правовая категория непосредственно связана с умственно-психологическим состоянием человека. Законодательство всех стран устанавливает, что полностью дееспособным в публичном и частном праве индивид становится по достижении установленного в законе возраста. В законодательстве также закреплена возможность признания физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным.

Основными аспектами правового статуса индивида, связанными с категорией гражданской дееспособности, являются право лица на имя (ст. 1198 ГК РФ — право физического лица на имя, его использование и защиту определяется личным законом этого лица), институты опеки и попечительства, признание физического лица безвестно отсутствующим и объявление его умершим. Общепризнанное положение — вопросы гражданской дееспособности индивидов подчиняются коллизионному регулированию (генеральная коллизионная привязка — личный закон физического лица). В странах общего права (в первую очередь в США) по вопросам права лица на имя к иностранцам применяется только американское право. В континентальной системе права право на имя определяется по личному закону, однако в отношении последствий злоупотребления чужим именем применяется собственное право (закон суда или закон места совершения правонарушения в соответствии с общей концепцией деликтных обязательств). Российское право содержит прямое установление, что право лица на имя, его использование и защиту регулируется личным законом, если в законе не предусмотрено иное (ст. 1198 ГК РФ).

В российском праве гражданская дееспособность индивидов определяется их личным законом (ст. 1197 ГК РФ). Для установления личного закона (право государства гражданства или домицилия) используется ст. 1195 ГК РФ. Современное российское законодательство содержит новеллу: физическое лицо не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности по его личному закону, если такое лицо является дееспособным по праву государства места совершения сделки (п. 2 ст. 1197 ГК РФ). Исключение из данного правила — ссылка иностранца на отсутствие у него дееспособности по его личному закону принимается во внимание, если доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности. Эта норма связана с одним из общих принципов, давно господствующих в международном частном праве: лицо, дееспособное по своему личному закону, всегда признается дееспособным за границей; лицо, недееспособное по своему личному закону, может быть признано дееспособным за границей. Подобные установления закреплены в праве практически всех государств.

Цель и функции признания недееспособного по его личному закону иностранца дееспособным в другом государстве заключаются в защите интересов местных, как выражается Г. К. Дмитриева, «купцов» и имеют большое значение для современных международных гражданских правоотношений. Иностранец может заключить за границей сделку, а впоследствии отказаться от выполнения своих обязательств под предлогом отсутствия у него дееспособности. Данная ситуация встречается нередко и является серьезным тормозом внешнеторговых связей. Общепризнанная необходимость соблюдения общего принципа права «договоры должны соблюдаться» и вызвала к жизни правило о возможности признания недееспособного иностранца дееспособным на территории государства места заключения сделки.

В США по вопросам дееспособности суды в принципе руководствуются правом места совершения акта; такая же ситуация имеет место и в Великобритании в отношении коммерческих сделок. Ограничение дееспособности физических лиц производится исключительно в судебном порядке (ст. 22, 29, 30 ГК РФ). В праве разных государств установлены совершенно различные основания ограничения дееспособности (например, по праву Франции, Италии, ФРГ, Монако ограниченно дееспособным как расточитель может быть признан игрок в рулетку; странам общего права такое основание ограничения дееспособности неизвестно). Страны общего права по вопросам дееспособности вообще не применяют такие иностранные законы, которые устанавливают ограничения дееспособности по основаниям, неизвестным общему праву. Например, в США или Великобритании лицо, признанное по закону какого-либо иностранного государства ограниченным в дееспособности как расточитель, будет считаться полностью дееспособным, поскольку общее право в принципе не знает института расточительства. Основания ограничения дееспособности в российском праве (ст. 29, 30 ГК РФ) — психическое расстройство; злоупотребление алкоголем и наркотиками, которое может поставить семью соответствующего лица в тяжелое материальное положение.

По общему правилу, индивид может быть признан полностью недееспособным или ограниченно дееспособным только у себя на родине в соответствии со своим личным законом. Однако достаточно часто встречаются ситуации, когда подобное решение выносится судом другого государства (и в соответствии с правом страны суда) по отношению к иностранному гражданину. В таких случаях возникает проблема признания иностранного судебного решения на родине соответствующего иностранца (в особенности если основания ограничения дееспособности по законам этих государств не совпадают).

С другой стороны, возможно ограничение дееспособности российских граждан в соответствии с судебными решениями, принятыми в иностранных государствах. По отношению к таким лицам российское государство несет обязанности по защите их личных имущественных и неимущественных прав. В основном вопросы ограничения дееспособности иностранных граждан в судах другого государства разрешаются в международных договорах.

Очень серьезной проблемой современного МЧП является институт безвестного отсутствия и объявления безвестно отсутствующих лиц умершими. В международном праве действуют и многосторонние (Конвенция 1950 г. об объявлении умершими лиц, безвестно отсутствующих), и двусторонние соглашения, регулирующие этот вопрос. В многосторонних и двусторонних договорах о правовой помощи коллизионные проблемы безвестного отсутствия разрешаются на основе личного закона или закона суда. По общему правилу компетентными являются суды государства гражданства того лица, в отношении которого возбуждено дело о безвестном отсутствии. В отдельных случаях, прямо предусмотренных в договоре, компетентным является суд другой договаривающейся стороны (ст. 23 российско-польского Договора о правовой помощи 1996 г.), а применимым правом — закон суда.

Институт безвестного отсутствия и признания таких лиц умершими известен законодательству далеко не всех государств. Во Франции (и в других государствах романской подсистемы права), например, не признается принципа объявления лица отсутствующим или умершим. Здесь возможно только объявление лица безвестно отсутствующим в порядке судебного определения, имеющего значение только для данного дела и влекущего ограниченные имущественные последствия (временный ввод во владение наследством, но отсутствие возможности расторгнуть брак с таким лицом). Праву США и Великобритании в принципе неизвестен институт безвестного отсутствия: в этих странах допустимо только для целей судебного разрешения конкретного спора установить прецедент относительно опровержимой презумпции факта смерти лица, отсутствующего в течение семи лет. Большинство государств мира (ФРГ, Чехия, Польша, Монголия, Австрия, Италия, Венгрия, страны Латинской Америки, Россия) все же признают институт безвестного отсутствия и предусматривают практически идентичное его законодательное регулирование: на территории данной страны признание лица безвестно отсутствующим или объявление его умершим подчиняется местному праву (ст. 1200 ГК РФ).

Таким образом, вопросы гражданско-правового статуса иностранцев на территории конкретного государства являются очень важными в международном частном праве. Вопросы право — и дееспособности являются необходимой частью осуществления правоотношений между физическими лицами разных государств. А также крайне актуальными являются коллизионные вопросы, так как противоречия в законодательстве разных стран определенно создают проблемы для граждан, которым важно разрешение того или иного вопроса.

ГЛАВА 2. ПРАВООТНОШЕНИЯ С УЧАСТИЕМ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

2.1 Трудовые отношения физических лиц в международном частном праве

Трудовые отношения иностранных граждан на территории России регулируются рядом нормативно-правовых актов, содержащих нормы прямого действия. Прежде всего, основные условия участия иностранных граждан в трудовых отношениях предусмотрены Законом, согласно которому иностранные граждане пользуются правом свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также правом на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Н. Ю.Ерпылеева разъясняет: работодателем является физическое или юридическое лицо, получившее в установленном порядке разрешение на привлечение и использование иностранных работников и использующее труд иностранных работников на основании заключенных с ними трудовых договоров. Работодателем может быть и иностранный гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя. Заказчиком работ (услуг) является физическое или юридическое лицо, получившее в установленном порядке разрешение на привлечение и использование иностранных работников и использующее труд иностранных работников на основании заключенных с ними гражданско-правовых договоров на выполнение работ (оказание услуг). Заказчиком работ (услуг) может стать и иностранный гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя.

Временно проживающий в России иностранный гражданин не вправе осуществлять трудовую деятельность вне пределов субъекта Федерации, на территории которого ему разрешено временное проживание.

Действующее трудовое законодательство вменяет работодателю в обязанность возмещать работнику расходы на переезд в другую местность по производственной необходимости, а также провоз имущества и проезд членов его семьи (ст. 169 ТК РФ). Но это правило применяется только в отношении тех работников, с которыми уже подписаны трудовые договоры.

Например, инвестиционная компания пригласила иностранного гражданина на должность главного аналитика. Для обеспечения его приезда в Россию, в частности, были оплачены: авиабилет бизнес-класса, провоз и таможенное оформление багажа, доставка багажа до места жительства в Москве. Расходы составили 400 000 руб. и были отнесены в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль. Однако в ходе выездной проверки налоговый орган посчитал произведенные выплаты в пользу физического лица не связанными с выполнением им своих функциональных обязанностей. Организация, отстаивая свою позицию, сослалась на деловое предложение (оферту) на трудоустройство и на тот факт, что оплата проезда является деловой практикой. Но налоговые инспекторы, сопоставив даты въезда, въездные визы и дату трудового договора, установили, что последний был подписан позднее, и, как следствие, начислили недоимку, штрафы и потребовали пересчитать базу по налогу на прибыль. По их мнению, данные выплаты следовало осуществить за счет чистой прибыли и не включать в состав расходов, уменьшающих налог на прибыль. Кроме того, оферта не входит в число документов, регулирующих трудовые отношения.

Избежать претензий налоговых органов можно, включив в трудовые договоры с иностранными гражданами пункт, согласно которому расходы на проезд подлежат компенсации после вступления работодателя и работника в трудовые отношения.

2.2 Семейные отношения физических лиц в международном частном праве

Коллизионные нормы в области международного семейного права содержатся в разделе VII «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» Семейного кодекса РФ. Данная группа коллизионных норм применяется к широкому кругу семейных отношений.

Правовой статус брака в МЧП регулируется следующим образом. Согласно Семейному кодексу РФ форма и порядок заключения брака на территории РФ определяются законодательством РФ. Условия заключения брака на территории РФ определяются для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, гражданином которого лицо является в момент заключения брака. Условия заключения брака лицом без гражданства на территории РФ определяются законодательством государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства (ст. 156). Согласно Договору между Россией и Польшей условия заключения брака определяются для каждого из лиц, вступающих в брак, в соответствии с законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой это лицо является. Кроме того, соблюдается законодательство Договаривающейся Стороны, на территории которой заключается брак, в отношении препятствий к заключению брака. Форма заключения брака определяется законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой заключается брак (ст. 24).

Согласно Семейному кодексу РФ личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов, не имевших совместного места жительства, определяются на территории Российской Федерации российским законодательством. При заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов друг другу супруги, не имеющие общего гражданства или совместного места жительства, могут избрать законодательство, подлежащее применению для определения их прав и обязанностей по брачному договору или по соглашению об уплате алиментов. В случае если супруги не избрали подлежащее применению законодательство, к брачному договору или к их соглашению об уплате алиментов применяются вышеуказанные положения (ст. 161).

Согласно «Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (заключена в Минске 22.01.1993) (вступила в силу 10.05.1994, для РФ 10.12.1994) (с изм. от 28.03.1997) личные и имущественные правоотношения супругов определяются по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой они имеют совместное место жительства. Если один из супругов проживает на территории одной Договаривающейся Стороны, а второй — на территории другой Договаривающейся Стороны и при этом оба супруга имеют одно и то же гражданство, то их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству той Договаривающейся Стороны, гражданами которой они являются.

Помимо коллизионных норм семейные правоотношения с иностранным элементом регулируются и унифицированными материальными нормами, содержащимися в различного рода международных договорах. В качестве примера можно было бы привести Московское соглашение СНГ от 9 сентября 1994 г. о гарантиях прав граждан в области выплаты социальных пособий, компенсационных выплат семьям с детьми и алиментов. Данное соглашение носит смешанный характер, так как наряду с материально-правовыми нормами содержит и ряд коллизионно — правовых норм. Соглашение распространяется на все виды выплат гарантированной государственной социальной помощи семьям с детьми и алиментов, которые установлены или будут приняты национальным законодательством. Каждая из сторон на своей территории не будет устанавливать какие-либо ограничения по признаку гражданства на получение гарантированной государственной социальной помощи лицам, имеющим детей. Гарантированная государственная социальная помощь гражданам, имеющим детей, осуществляется в порядке, установленном национальным законодательством стороны, на территории которой проживает ребенок с одним из родителей (ст. 2, 3).

Стороны признают и обеспечивают исполнение судебных решений по алиментным делам. Стороны обеспечивают в приоритетном порядке свободный перевод и выплату денежных средств по алиментам физическим лицам, по социальным пособиям и компенсационным выплатам семьям с детьми, постоянно или временно пребывающим на их территории, через банки и учреждения почтовой связи. Перевод денежных средств по алиментам и другим компенсационным выплатам семьям с детьми осуществляется в порядке, устанавливаемом межправительственным соглашением о переводе денежных средств гражданам по социально значимым неторговым платежам (ст. 6, 7). В целях реализации настоящего Соглашения стороны будут:

— проводить политику сближения национального законодательства путем сотрудничества;

— информировать друг друга о действующем в их государствах социальном законодательстве и его изменениях, в том числе через Консультативный совет по труду, миграции и социальной защите населения.

Документы, выданные в целях реализации настоящего Соглашения на территории одной стороны по установленной форме, или их заверенные копии принимаются на территории другой стороны без легализации (ст. 9).

2.3 Наследственные отношения физических лиц в международном частном праве

Основные коллизионные нормы в области наследования закреплены в ст. 1224 части третьей ГК РФ. Отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства. Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — по российскому праву. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права (п. 1,2).

Согласно Договору между Российской Федерацией и Республикой Польша правовые отношения в области наследования движимого имущества регулируются законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти. Правовые отношения в области наследования недвижимого имущества регулируются законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой находится это имущество. Вопрос о том, какое наследственное имущество следует считать движимым, а какое недвижимым, решается в соответствии с законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой находится имущество (ст. 39). Если согласно применимому законодательству Договаривающейся Стороны наследником является государство, то движимое имущество переходит в собственность Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти, а недвижимое имущество переходит в собственность Договаривающейся Стороны, на территории которой оно находится (ст. 40).

Способность составлять или отменять завещание, равно как и правовые последствия недостатков волеизъявления, определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. Форма составления или отмены завещания определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. Однако достаточно соблюдения законодательства Договаривающейся Стороны, на территории которой было составлено или отменено завещание (ст. 41). По вопросам наследования движимого имущества компетентны органы Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти. По вопросам наследования недвижимого имущества компетентны органы Договаривающейся Стороны, на территории которой это имущество находится. Если все движимое имущество, оставшееся после смерти гражданина одной Договаривающейся Стороны, находится на территории другой Договаривающейся Стороны, то по ходатайству наследника, если с этим согласны все известные наследники, производство по делу о наследовании ведет орган этой Договаривающейся Стороны (ст. 42). Завещание вскрывает (оглашает) орган Договаривающейся Стороны, на территории которой находится завещание. Копия завещания и протокола о вскрытии (оглашении) завещания пересылается органу, компетентному вести дело о наследовании (ст. 43).

Согласно Минской конвенции СНГ граждане каждой из договаривающихся сторон могут наследовать на территориях других договаривающихся сторон имущество или права по закону или по завещанию на равных условиях и в том же объеме, как и граждане данной Договаривающейся Стороны (ст. 44). Право наследования имущества определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой наследодатель имел последнее постоянное место жительства. Право наследования недвижимого имущества определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой находится это имущество (ст. 45). Если по законодательству Договаривающейся Стороны, подлежащему применению при наследовании, наследником является государство, то движимое наследственное имущество переходит договаривающейся стороне, гражданином которой является наследодатель в момент смерти, а недвижимое наследственное имущество переходит договаривающейся стороне, на территории которой оно находится (ст. 46).

Способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма завещания и его отмены определяются по праву той страны, где завещатель имел место жительства в момент составления акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям права места его составления (ст. 47). Производство по делам о наследовании движимого имущества компетентны вести учреждения Договаривающейся Стороны, на территории которой имел место жительства наследодатель в момент своей смерти. Производство по делам о наследовании недвижимого имущества компетентны вести учреждения Договаривающейся Стороны, на территории которой находится имущество (ст. 48).

В МЧП не получили широкого развития унифицированные материально-правовые нормы, регулирующие наследственные отношения. Международная унификация коснулась в основном коллизионных норм. В качестве таковой на универсальной основе можно привести Гаагскую конвенцию 1961 г. о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений. Эта Конвенция принята в рамках Гаагской конференции по международному частному праву. Россия в ней участия не принимает. В соответствии с Конвенцией завещательное распоряжение является действительным в том, что касается формы, если его форма соответствует внутреннему законодательству:

— места, где завещатель сделал его;

— гражданства, которое имел завещатель либо во время, когда он сделал распоряжение, либо во время его смерти;

— места, в котором завещатель имел свой домициль либо во время, когда он сделал распоряжение, либо во время его смерти;

— обычного места жительства завещателя либо во время, когда он сделал распоряжение, либо во время его смерти;

— когда речь идет о недвижимости, места ее нахождения.

Вопрос о том, имел ли завещатель свой домициль в данном месте, определяется правом этого места (ст. 1 Конвенции). Любые предписания, ограничивающие допускаемые формы завещательных распоряжений и относящиеся к возрасту, гражданству или иным личным качествам завещателя, считаются относящимися к вопросам формы. То же правило применяется к качествам, которыми должны обладать свидетели, необходимые для действительности завещательного распоряжения (ст. 5). Применение коллизионных норм, установленных в Конвенции, не зависит от каких-либо требований взаимности. Конвенция применяется, даже если гражданство заинтересованных лиц или право, подлежащее применению, не является гражданством или правом Договаривающегося Государства (ст. 6).

Обычно в договорах о правовой помощи предусматривается, что производство дел о наследовании движимого имущества ведут учреждения юстиции страны, на территории которой наследодатель имел последнее постоянное место жительства, а производство дел о наследовании недвижимого имущества — учреждения юстиции страны, на территории которой оно находится.

Постоянно проживающий в Иван-городе (Ленинградская область) гражданин России К. работал водителем на предприятии в Нарве (Эстония). Его жена, гражданка Эстонии, проживала вместе с ним. Она родилась в 1930 г. в эстонской деревне, в семье старообрядцев. К. погиб при аварии в 1997 г., после его смерти остались сын (проживает в Нарве), дочь (проживает в Иван-городе) и брат (проживает в Таллине). Завещание составлено не было. После смерти К. возникли разногласия по поводу имущества умершего. В Иван-городе он имел жилой дом и автомашину, в Усть-Нарве (Эстония) — летний домик и каменный гараж, а также вклад в эстонском банке (в Нарве).

В соответствии со ст. 45 Договора между Россией и Эстонией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 5 августа 1994 г., вступившего в силу 19 марта 1995 г., производство по делам о наследовании движимого имущества ведут учреждения договаривающейся стороны, на территории которой наследодатель имел последнее постоянное место жительства, а производство по делам о наследовании недвижимого имущества — учреждения той стороны, на территории которой находится это имущество. В Договоре предусмотрено, что эти положения применяются соответственно и к спорам по делам о наследовании. В договоре с Эстонией, как и в некоторых других договорах, имеется и особое правило о распределении компетенции, согласно которому в случае, если все движимое наследственное имущество находится на территории государства, где наследодатель не имел последнего постоянного местожительства, то по заявлению наследника, если с этим согласны все наследники, производство по делу о наследовании ведут учреждения этого государства.

2.4 Опека и попечительство в международном частном праве

Институты опеки и попечительства связаны с категорией дееспособности. Опека устанавливается над малолетними и недееспособными гражданами (ст. 32 ГК РФ), а попечительство — над несовершеннолетними и ограниченно дееспособными гражданами (ст. 33 ГК РФ). Попечительство может устанавливаться в отношении лиц, которые не способны самостоятельно осуществлять свою дееспособность в силу физических недостатков (слепота, глухота), а также в отношении расточителей. Чаще всего попечительство устанавливается для охраны интересов ограниченно дееспособных совершеннолетних лиц. Законодательство большинства государств содержит сходные постановления по этому вопросу.

Основное отличие опеки от попечительства заключается в том, что попечитель лично не совершает сделок от имени подопечного, а только дает согласие на их совершение. Опекун сам совершает сделки от имени подопечного. Попечитель не имеет права управлять имуществом подопечного. Назначение попечителя аналогично назначению опекуна. Деятельность и опекунов, и попечителей находится под контролем соответствующих компетентных органов.

Институт опеки и попечительства известен и гражданскому, и семейному праву. В большинстве стран опека и попечительство регулируются в рамках гражданского законодательства. В определенной степени это связано с тем, что семейное право в качестве самостоятельной отрасли присутствует далеко не во всех юрисдикциях, а является отраслью гражданского права.

Подавляющее большинство национальных кодификаций МЧП содержит регламентацию опеки и попечительства. Эти вопросы относятся к «праву лиц». В отношении опеки и попечительства возникают вопросы: возможно ли учреждение опеки (попечительства) над иностранцем или лицом, проживающим за границей; может ли иностранец быть назначен опекуном (попечителем); закон какого государства регулирует как весь комплекс отношений по опеке и попечительству, так и отдельные его аспекты. Очень часто отдельные отношения, вытекающие из данной опеки (попечительства), регулируются разным законодательством.

Законодательство некоторых стран подчиняет все аспекты опеки (попечительства) единой коллизионной привязке: — закону домицилия подопечного: «Опека и другие институты по защите недееспособных определяются правом места жительства недееспособного» (ст. 26 Закона о МЧП Венесуэлы); — закону гражданства подопечного: «Опека, равно как и любой другой вид попечения, определяется по праву государства, гражданином которого является затрагиваемое ими лицо» (ст. 24 ГК Греции);

— закону страны суда: «При регулировании вопросов опеки, попечительства, попечения и других вопросов, связанных с институтами, устанавливаемыми для защиты прав несовершеннолетних, умалишенных и отсутствующих, применяется йеменский закон» (ст. 27 ГК Йемена (1992)).

В Великобритании господствующей коллизионной привязкой является английское право (закон суда). Английский суд, применяя собственное право, может назначить опеку над несовершеннолетним британским подданным, даже домицилированным за границей, и над иностранцем, домицилированным или только временно пребывающим на территории Великобритании. Пределы правомочий назначенного за границей опекуна в соответствии с английским правом определяются по закону места учреждения опеки (в отношении движимого имущества).

В ФРГ опека над иностранцем может быть назначена только в том случае, если он имеет место жительства или место пребывания на территории Германии и если государство гражданства иностранца не берет на себя попечение о нем, хотя в соответствии с законами этого государства над таким лицом должна быть учреждена опека.

Законодатель Швейцарии отказался от самостоятельного регулирования вопросов опеки (попечительства) и закрепил отсылку к Гаагской конвенции о юрисдикции и применимом праве в отношении защиты несовершеннолетних (1961), нормы которой по аналогии применяются к опеке (попечительству) в отношении совершеннолетних (ст. 85 Закона о МЧП Швейцарии). По такому же пути пошел литовский законодатель (ст. 1.34 ГК Литвы). С точки зрения коллизионного регулирования отношения опеки (попечительства) можно разделить на несколько самостоятельных статутов: 1) условия назначения, изменения и прекращения опеки (попечительства) определяются личным законом опекаемого (Румыния, Украина, Австрия); 2) последствия опеки (попечительства) определяются личным законом опекаемого (Австрия) или законом суда (Таиланд);

3) установление временных и срочных защитных мер в отношении подопечного подчиняются закону его места жительства (Испания) или закону суда (Италия, Перу, Тунис);

4) обязанность опекуна (попечителя) принять опекунство (попечительство) регулируется личным законом опекуна (Украина, Румыния);

5) отношения между опекуном (попечителем) и лицом, находящимся под опекой (попечительством), определяются законом государства, органы которого назначили опеку, — «законом компетентного учреждения» (Украина). Если право места жительства лица, находящегося под опекой (попечительством), является для него более благоприятным, применяется закон места жительства подопечного;

6) право представительства опекуна (попечителя) регулируется законом компетентного учреждения и распространяется за пределы государства, органы которого назначили опеку (Украина).

В новейших кодификациях МЧП проявляется тенденция расширения применения института автономии воли сторон ко всему спектру отношений, связанных с иностранным правопорядком: «Стороны могут выбрать применимое к опеке право. Если стороны не выбирали право, применяется право места, в котором находится имущество опекаемого или в котором возникло отношение опеки» (§17 Закона о МЧП Китая).

Коллизионное регулирование опеки и попечительства предусмотрено в ст. 1199 ГК РФ. Установление и отмена опеки и попечительства производятся в соответствии с личным законом опекаемого или подопечного (п. 1). Это положение закрепляет общую двустороннюю коллизионную норму. Применение личного закона для решения вопросов личного статуса индивида основано на критерии наиболее тесной связи между лицом и соответствующей правовой системой. Пункт 2 ст. 1199 ГК РФ предусматривает, что личный закон опекуна (попечителя) применяется для установления его обязанности принять опеку (попечительство). Это специальная коллизионная норма, которая отражает необходимость принимать во внимание ту правовую систему, с которой лицо, обязанное принять опеку (попечительство), наиболее тесно связано.

Отношения между опекуном (попечителем) и опекаемым (подопечным) определяются по закону компетентного учреждения — в соответствии с правом страны, учреждение которой установило опеку (п. 3). Этот правопорядок регламентирует, каким именно образом должна осуществляться опека (попечительство). Закон компетентного учреждения — основная коллизионная привязка данной нормы.

Наряду с общим коллизионным правилом для регулирования отношений между опекуном и подопечным установлена специальная альтернативная привязка к российскому закону. Применение российского права имеет ограниченный характер: подопечный имеет в России место жительства и российское право имеет для него более благоприятный характер.

Статья 1199 ГК РФ содержит «цепочку» коллизионных норм: отдельные аспекты одного и того же правоотношения регулируются посредством различных коллизионных привязок. Положения ст. 1199 ГК РФ являются одними из наиболее удачных в МЧП России.

Таким образом, существуют определенные виды правоотношений, которые имеют свои, характерные только для них особенности. Это говорит о том, что не все правоотношения одинаковы и имеют одни корни, но различны по своей природе и правовому регулированию.

Заключение

Таким образом, в заключение хотелось бы сказать, что среди субъектов международного частного права физические лица занимают немаловажное место и играют большую роль. Правовой статус физических лиц в международном частном праве — это совокупность их прав, свобод и обязанностей в государстве пребывания.

Вопросы гражданско-правового статуса иностранцев на территории конкретного государства являются очень важными в международном частном праве. Вопросы право — и дееспособности являются необходимой частью осуществления правоотношений между физическими лицами разных государств. А также крайне актуальными являются коллизионные вопросы, так как противоречия в законодательстве разных стран определенно создают проблемы для граждан, которым важно разрешение того или иного вопроса.

В курсовой работе достигнуты цели и задачи:

— изучены особенности правоспособности физических лиц;

— рассмотрены коллизионные вопросы дееспособности физических лиц в международном частном праве;

— исследованы трудовые отношения физических лиц в международном частном праве;

— рассмотрены семейные отношения физических лиц в международном частном праве.

Наиболее важными представляются различные виды правоотношений, поскольку именно через них физические лица разных стран осуществляют свою деятельность друг с другом. Рассмотрены наиболее распространенные из них: семейные, так как сейчас далеко не редки браки между гражданами Российской Федерации и любой другой страны, соответственно эти отношения порождают множество других — права ребенка, право на алименты детей, супругов, а также бывших супругов и многие другие. Так же это наследственные правоотношение: например, привязка о принятии наследства по последнему месту жительства, или по месту нахождения недвижимого имущества, принадлежащего наследодатели и иные нюансы в этих вопросах. Помимо семейных и наследственных немало важную роль играют трудовые отношения с иностранным элементом и опека и попечительство. В данной работе рассмотрены некоторые примеры применения коллизионных вопросов о физических лицах на практике. Это, прежде всего, практика из трудового законодательства, примеры из наследственных отношений.

Отношения физических лиц разных государств просто неизбежны и требуют правового регулирования, но в каждой стране свое законодательство, поэтому и существуют различные международные акты и двусторонние соглашения.

Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты:

1. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам/ Минск 22 января 1993 г.

2. Конвенция об объявлении умершими лиц, безвестно отсутствующих 16 ноября 1950 г. / Генеральная Ассамблея ООН.

3. Договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой /Пекин, 19 июня 1992 г.

4. Российско-польский Договор о правовой помощи 16.09.1996г. / г. Тегеран.

5. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ)// Собрание законодательства РФ, 04.08.2014, N 31, ст. 4398. 6. Гражданский кодекс РФ (часть третья) от 26.11.2001 N 146-ФЗ (ред. от 05.05.2014 с изменениями, вступившими в силу с 01.07.2014)// Собрание законодательства РФ 03.12.2001, N 49, ст. 4552.

Если вы думаете скопировать часть этой работы в свою, то имейте ввиду, что этим вы только снизите уникальность своей работы! Если вы хотите получить уникальную курсовую работу, то вам нужно либо написать её своими словами, либо заказать её написание опытному автору:
УЗНАТЬ СТОИМОСТЬ ИЛИ ЗАКАЗАТЬ »