Эмпирическое исследование особенностей восприятия детьми дошкольного возраста сказочных героев


ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВОСПРИЯТИЯ ДЕТЬМИ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА ГЕРОЕВ СКАЗОК

1.1 Общая характеристика дошкольного возраста

1.2 Сказка как метод народной психологии

1.3 Особенности художественного восприятия действительности в дошкольном возрасте

Глава 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОСПИЯТИЯ ДЕТЬМИ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА СКАЗОЧНЫХ ГЕРОЕВ

2.1 Изучение восприятия сказочных героев детьми дошкольного возраста

2.2 Анализ и оценка результатов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Сказка сама по себе, пожалуй, не оставляет равнодушным ни одного человека. Тайну, заключенную в сказке, ребенок чувствует. Значение сказки для жизни маленького человека, его эмоционального мира никто не пытается оспаривать. Сказка служит мостиком, соединяющим внешний мир с внутренним миром ребенка. Через знакомство со сказкой, сказочными героями происходит воспитание национального самосознания, сохранение народных традиций. Именно через фольклор, а значит и через сказку, сохраняется преемственность поколений в рамках культуры, потому что сказка — это педагогический опыт и творческий гений народа.

Сказка — незаменимый инструмент формирования личности ребенка. То, что ребенок видит и слышит, является первыми опорными точками для его будущего творчества.[4] Он накапливает материал, из которого впоследствии будет строиться его фантазия. Поэтому сказки способствуют развитию в ребенке творческого мышления и воображения. В психологии и педагогике сказка традиционно считается одной из форм организации детского опыта. Существование скрытого за незатейливым на первый взгляд сказочным повествованием психодиагностического, развивающего, псих коррекционного, психотерапевтического потенциала сказки давно осознано в психологии.

В качестве основного психологического механизма, обеспечивающего установление и поддержание контакта между внутренним миром ребенка и сказочным миром, называют процесс идентификации ребенка с главным героем, чему способствует ряд специфических особенностей сказки, касающихся и сюжета, и характеристик персонажей, и устройства сказочного мира в целом. Созвучие сказочного мира внутреннему миру ребенка объясняется их одинаковой алогичностью и отсутствием необходимости строить причинно-следственные связи при восприятии сказки, относительной простотой и доступностью стиля и языка сказки, семантической не перегруженностью сказки и т. д. [11]

Согласно представлениям различных авторов, волшебная сказка, обучая ребенка приемам метафоризации, наделяет его мощным орудием адекватного сущностного познания окружающей действительности, проникновения в мир смыслов, скрывающихся за предметами, систематизирования и структурирования приобретаемого и уже существующего опыта. Сказка является источником развития воображения ребенка. Наконец, в наиболее сообразной возрастным особенностям ребенка форме она задает в его сознании полярные эталоны всех основных человеческих категорий, с помощью которых человек строит модель мира и осознает самого себя.

При анализе сказок нередко подчеркивается наличие в них персонифицированного в форме конфликта ее героев противопоставления добра и зла, задающего ребенку полярные эталоны для построения «шкалы» оценки нравственности того или иного поступка, для ориентации собственного поведения относительно нее. Однако попытки экспериментально опосредствовать этический поступок ребенка в реальной ситуации нравственного выбора с помощью образцов (эталонов) поведения персонажей сказки показали, что дошкольники, знающие, как им следовало бы вести себя, все же, как правило, не могут руководствоваться примером поведения сказочного героя. [8]

К старшему дошкольному возрасту отношение к воспринятому меняется — появляется способность занять позицию вне изображаемого, позицию зрителя (Н. Д. Николенко и др.). [6] В процессе развития художественного восприятия зарождается и оценка воспринятого. Исходя из выше изложенного, можно сделать вывод о том, что изучение восприятия героев сказок детьми старшего дошкольного возраста, является актуальным вопросом.

Гипотеза исследования: соответствие эмоционального восприятия детей старшего дошкольного возраста объективному характеру нравственной поляризации героев сказки зависит от ее композиции.

Цель исследования: исследовать характер зависимости эмоционального восприятия детей старшего дошкольного возраста к сказочным героям от ее композиции, в частности, от развязки и реакций героя на действия испытателей.

Задачи исследования:

— осуществить теоретический анализ литературы по теме курсовой работы;

— рассмотреть понятие сказки как метод народной психологии;

— выявить психологические особенности детей дошкольного возраста;

— изучить характер поляризации эмоционального восприятия к сказочным героям у детей старшего дошкольного возраста после прослушивания ими традиционной и искаженной версий сказки;

— провести эмпирическое исследование по диагностике восприятия героев сказок детьми старшего дошкольного возраста;

— выявить возрастные и тендерные особенности изменения эмоционального отношения старших дошкольников к действующим лицам искаженной версии сказки;

— разработать психолого-педагогические рекомендации воспитателям и родителям.

Объект исследования: дети старшего дошкольного возраста

Предмет исследования: особенности восприятия сказочных героев

Структура: работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, приложения.

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВОСПРИЯТИЯ ДЕТЬМИ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА ГЕРОЕВ СКАЗОК

1.1 Общая характеристика дошкольного возраста

Известно, что дошкольное детство определяющий этап в развитии личности, ибо в возрасте до 6 лет ребенок с интересом познает окружающий мир, «напитывается» разными впечатлениями, усваивает нормы поведения окружающих, подражает, в том числе героям книг. Читательские интересы дошкольников 5-7 лет более разнообразны: им нравятся книги о животных, природных явлениях, детях, описания игровых и бытовых ситуаций.

У детей дошкольного возраста развиваются произвольность и целенаправленность действий, растут волевые усилия, формируются любознательность, наблюдательность. Вовлечение дошкольника в трудовую деятельность, постоянное руководство им со стороны взрослого — непременное условие всестороннего развития психики ребенка. Большое влияние на умственное развитие оказывает обучение. К началу дошкольного возраста психическое развитие ребенка достигает такого уровня, при котором можно формировать двигательные, речевые, сенсорные и ряд интеллектуальных навыков, появляется возможность вводить элементы учебной деятельности. [2]

Новообразованием дошкольного периода развития является воображение. В дошкольном возрасте можно выделить три стадии и одновременно три основных компонента этой функции: опора на наглядность, использование прошлого опыта и особая внутренняя позиция. Основное свойство воображения — способность видеть целое раньше частей — обеспечивается целостным контекстом или смысловым полем предмета или явления.

Особенности воображения отражаются и на логике обучения детей. Так оказалось, что, например, эффективное обучение дошкольников чтению и математике имеет совершенно иную логику по сравнению с обучением младших школьников. Дошкольников целесообразнее обучать читать целыми словами и лишь затем переходить к фонематическому анализу уже знакомых слов. При ознакомлении же с началами математики дети спонтанно учатся сначала выделять из множества его часть, вычитать, а только потом соединять две части в одно целое, складывать. Важное достоинство этого метода заключается в том, что такое обучение не требует специально организованных занятий и воспринимается детьми как самостоятельная деятельность.

Ведущей деятельностью в этом возрасте является не только сюжетно-ролевая игра, но и последовательно сменяющие друг друга пять видов игр: режиссерская, образная, сюжетно-ролевая, игра с правилами и снова режиссерская игра, но на качественно новом уровне развития. [13]

Способность ребенка к актуализации сюжетно-ролевой игры обеспечивают, с одной стороны, режиссерская игра, в процессе которой ребенок учится самостоятельно придумывать и разворачивать сюжет, а с другой — образная игра, в которой он отождествляет себя с различными образами и тем подготавливает ролевую линию развития игровой деятельности. Например: «Я пошел в джунгли охотиться, вижу — тигр. Я его — раз — поймал и отправил в зоопарк. Правда, я смелый?».

Другими словами, для того чтобы овладеть сюжетно-ролевой игрой, ребенок вначале должен научиться самостоятельно придумывать сюжет в режиссерской игре и овладеть способностью к образно-ролевой реализации в образной игре. В дошкольном возрасте под влиянием обучения и воспитания происходит интенсивное развитие всех познавательных психических процессов. Это относится к сенсорному развитию. Сенсорное развитие — это совершенствование ощущений, восприятий, наглядных представлений. У детей снижаются пороги ощущений. Повышаются острота зрения и точность цветоразличения, развивается фонематический и звуковысотный слух, значительно возрастает точность оценок веса предметов. [9]

В результате сенсорного развития ребенок овладевает перцептивными действиями, основная функция которых заключается в обследовании объектов и вычленении в них наиболее характерных свойств, а также в усвоении сенсорных эталонов, общепринятых образцов чувственных свойств и отношений предметов. Наиболее доступными для дошкольника сенсорными эталонами являются геометрические формы (квадрат, треугольник, круг) и цвета спектра. Сенсорные эталоны формируются в деятельности. Лепка, рисование, конструирование больше всего способствуют ускорению сенсорного развития.

Мышление дошкольника, так же как и другие познавательные процессы, имеет ряд особенностей. Так, например, ребенку среднего дошкольного возраста во время прогулки около реки можно задать следующие вопросы:

— Миша, почему плавают в воде листочки?

— Потому что они маленькие и легкие.

— А почему плывет пароход?

— Потому что большой и тяжелый.

Дети этого возраста не умеют еще выделять существенные связи в предметах и явлениях и делать обобщающие выводы. На протяжении дошкольного возраста мышление ребенка существенно меняется. Это в первую очередь выражается в том, что он овладевает новыми способами мышления и умственными действиями. Мышление развивается от наглядно-действенного к образному. Затем на основе образного мышления начинает развиваться образно-схематическое, которое представляет промежуточное звено между образным и логическим мышлением. Образно-схематическое мышление дает возможность устанавливать связи и отношения между предметами и их свойствами. [7]

На протяжении дошкольного возраста происходит дальнейшее развитие памяти, она все больше выделяется из восприятия. Все большее значение начинает приобретать способность к воспроизведению. Для развития памяти ребенка характерно движение от образной к словесно-логической. Развитие произвольной памяти начинается с возникновения и развития произвольного воспроизведения, а затем следует произвольное запоминание.

В дошкольном возрасте ребенок очень чувствителен к звуковой стороне языка. Достаточно ему услышать определенное звукосочетание, как «но тотчас же отождествляется с вещью и служит толчком к созданию образа. «Что такое Бардадым?» — спрашивают у четырехлетнего Вали. Он сейчас же отвечает без всяких раздумий: «Страшный, большой, вот такой». И показывает рукой в потолок. Характерной для дошкольника является возрастающая произвольность воображения. В ходе развития оно превращается в относительно самостоятельную психическую деятельность.

Дошкольный возраст — начальный этап формирования личности. У детей возникают такие личностные образования, как соподчинение мотивов, усвоение нравственных норм и формирование произвольности поведения.

1.2 Сказка как метод народной психологии

дети дошкольный сказка герой

Сказки — прекрасное творение искусства. Социальная, художественная и педагогическая ценность народных сказок несомненна и общепризнанна. Сказки нам дороги, как родина, как их творец — народ.

Ученые по-разному толковали сказку. Одни из них с безусловной очевидностью стремились охарактеризовать сказочный вымысел как независимый от реальности, а другие желали понять, как в фантазии сказок преломилось отношения народных рассказчиков к окружающей действительности.

В основе сказки всегда лежит метафора. Метафора — это вид символического языка, который в течение многих столетий используется в целях обучения и передачи информации, это любое языковое выражение с переносным смыслом. [15]

В литературных аллегориях, поэтических образах, произведениях сказочников используется метафора, чтобы выразить определенную мысль в непрямой и от этого, как ни парадоксально, наиболее впечатляющей форме. Эту силу воздействия метафоры чувствуют все родители, дедушки и бабушки. Увидев погрустневшим личико ребенка, они спешат утешить его, рассказав какую-нибудь историю, с которой ребенок может интуитивно соотнести и себя.

В основе теории К. Г. Юнга лежит символ [3]. Он, как и метафора, передает нечто большее, чем представляется на первый взгляд. Юнг считал, что вся картина нашего психического мира опосредована символами. С их помощью наше «Я» проявляет все свои грани, от самых неизменных до высочайших. Юнговское определение символического удивительным образом совпадает с существующими определениями метафор. Основной ролью символа, по мнению Юнга, является выражение архетипа. Архетипы — это врожденные элементы человеческой психики, отражающие общие модели чувственного опыта, выработанные в ходе развития человеческого сознания. Иначе говоря, архетипы — это метафорические прототипы, представляющие многочисленные этапы эволюции человечества. Для Юнга архетипы — «живые психические силы», не менее реальные, чем наши тела.

Существует много способов выразить или воссоздать архетип, наиболее распространенные из них — сны, мифы и сказки. В этих особых областях деятельности сознания неуловимый архетип обретает осязаемую форму и воплощен в действии. Сознательный ум внимает некой истории с определенной последовательностью событий, смысл которой усваивается полностью только на подсознательном уровне. Архетип облекается в метафорические одежды (Юнг использует здесь термин иносказания), которые помогают ему выйти за пределы понимания обычного бодрствующего сознания.

Для Юнга символы являются той животворной силой, которая питает психику и служит средством отражения и преобразования жизни.

Народной сказке свойственны все особенности фольклора. Сказочник зависит от традиций, в форме которых коллективная художественная работа других сказочников доходит до него. Традиции как бы диктуют сказочнику содержание и форму его творения, основные поэтические приемы, особый выработанный и развитый на протяжении веков сказочный стиль. Эти традиции властно вмешиваются в творческий процесс народного мастера — сказочника. Устные сказки, записанные от сказителей, — творения многих поколений людей, а не только этих отдельных мастеров. Это труд тысяч безымянных авторов, каждый из которых вносил свою лепту в общее дело. Сказка имеет свои разновидности. Существуют сказки о животных, волшебные, новеллистические. [3]

Сказки о животных существенно отличаются от других видов сказочного жанра. Специфика их проявляется, прежде всего, в особенностях фантастического вымысла. Эти сказки восприняли формы вымысла из представлений и понятий первобытных людей, приписавших животным способность думать, говорить и разумно действовать. Представления людей, приписавших зверю человеческие мысли и разумные поступки, возникли в жизненно важной борьбе за овладениями силами природы.

Зверь издали чуял охотника и спешил скрыться. Естественный отбор и борьба за существование породили в мире животных ту целесообразность и естественную разумность, которая поражала первобытного охотника. Образ жизни зверей и птиц казался человеку обдуманным. Он приписал животным способность рассуждать и говорить. Сказочная лиса, как и настоящая лиса, любит наведываться в курятник. Медведь могуч и силен, каждая из сказок о животных воссоздает богатые подробностями бытовые истории. Речь зверей и птиц, внутренние мотивы их поступков, действия, самая житейская обстановка — все свидетельствует об обыденном и привычном.

Волшебные сказки — конкретные художественные произведения народного искусства. Ни одна волшебная сказка не обходится без чудесного действия: в жизнь человека вмешивается то злая и губительная, то добрая и благоприятная сверхъестественная сила. Волшебная сказка изобилует чудесами. Здесь и страшные чудовища: Баба Яга, Кощей; и чудесные предметы: ковер-самолет, сапоги-скороходы. Чудесный вымысел лежит в основе этого вида сказки.

Персонажи волшебной сказки идеализируются. Герой — образец совершенства, доблести, героиня — воплощение молодости, красоты и душевного обаяния. Героине и герою даруются царский сан. В волшебной сказке действуют не просто Иван и Марья, а Иван-царевич и Марья-царевна. Они поселяются во дворцах. Однако в поступках, речи герои остаются простыми людьми, крестьянами.

Насколько прекрасен внутренний и внешний облик героев, на стороне которых сочувствие народа, настолько безобразен и уродливо-комичен облик персонажей, причиняющих вред человеку. Это чудовища-страшилища, вроде Лиха одноглазого, змея о многих головах, Кощея. Рисуя их уродливыми и безобразными, сказочники показывали, что внешность этих существ выражает их внутреннюю порочность и злонамеренность.

Волшебная сказка — образец национального русского искусства. Она уходит своими глубочайшими корнями в психику, в восприятие, культуру и язык народа. Сказочный вымысел не повторяется ни в одном другом фольклорном жанре: он присущ только сказке.

Отличны от сказок и легенды. Легенда шла не от народной, языческой, а от христианской религии. Принятие Русью христианства повлекло за собой проникновения в народ некоторых церковных понятий, фантастики библейских книг. Легенда существовала в самых разных вариантах, и каждый из них грозил неправедно живущим жесткой карой. Фантастику библейских сказаний народ направил против господ.

Как видим, фольклор был богат разнообразными жанрами. Каждый из них имеет свою особенность и ценность. Но, по мнению В. П. Аникина, искусством художественного слова можно считать только сказки [14].

Народ педагог умело использовал их для воспитательных целей. Для каждого возраста имелись свои сказки. Были «сказки маленьким». Это небольшие сложенные произведения с «небыличным» содержанием. Они развивали фантазию детей, несли определенную дозу информации. С возрастом объем информации увеличивается. С помощью сказок детям преподавали основы нравственности, знакомили их с законами, обычаями, взаимоотношениями классов. Все это делалось без принуждения в занимательной форме.

Сказки являются для ребенка неисчерпаемым источником чувств и фантазии, а в свою очередь, развитие чувств и фантазии приобщает их к духовному богатству, накопленному человечеством. Сказки заставляют волноваться, сопереживать персонажам и событиям. Однако и волнение, и сострадание, и радость ребенка должны быть адресованы именно тем персонажам и тем событиям, которые этого достойны, а недостойные поступки должны соответственно осуждаться. Для маленького ребенка каждый день несет с собой открытия, имеющие исключительную важность для формирования его личности: это и общение со взрослыми, и детьми, и наблюдения за жизнью взрослых, явлениями природы. [17]

Первое знакомство ребенка с народной поэзией начинается с малых фольклорных форм: пестушек, потешек, прибауток, считалок, скороговорок. В народной педагогике сказывание сказок и потешек проходило без картинок. Оно включало действия взрослого совместно с ребенком. «Кашку варят» на ладошке ребенка, «ладушки» хлопают его ручками, яички Курочки Рябы «бьют кулачком» ребенка и «плачут» вместе с ним, закрывая лицо его ладонями. Простота малых фольклорных форм не имеет ничего общего с упрощенностью. И хотя они состоят из нескольких строк, незатейливых по содержанию и простых по форме, однако таят в себе немалые жанровые богатства — речевые, смысловые, звуковые.

Простая рифма, неоднократно повторяющиеся звукосочетания и слова, восклицания и эмоциональные обращения невольно заставляют малыша прислушиваться, замирать на какое-то мгновение, всматриваться в лицо говорящего. Неповторимое своеобразие фольклора особенно ценно для активизации ребенка в тот период, когда у него еще не сформированы произвольные действия, внимание, реакция на слова.

Раннее соприкосновение с народным творчеством обогащают чувства ребенка пониманием добра, ласки, тепла. Сказка для ребенка — это не что иное, как особое средство постижения жизни, способ познания, осмысления некоторых жизненных явлений, моральных установок общества, постижения реалий действительности. Образность сказки, даже более того — ее условность, хорошо усваивается ребенком.

Никакие сенсации, проповеди и увещевания не принесут пользу, поскольку ребенок по существу своей психики, прежде всего и более всего эмоционален. А сказочная образность обращена к эмоциональной стороне человека. Сказка повествует о правде жизни. Просто, правда эта увидена и подана под особым углом зрения. [1]

Сказка близка ребенку по мироощущению, ведь, у него эмоционально-чувственное восприятие мира. Ему еще не понятна логика взрослых рассуждений. А сказка и не учит напрямую. В ней есть только волшебные образы, которыми ребенок наслаждается, определяя свои симпатии.

В сказке есть четкая граница: это — Добро, а это — Зло, этот персонаж — плохой, а этот — хороший. И малыш знает, что Кощей обязательно будет побежден и добро победит. Это упорядочивает сложные чувства ребенка, а благополучный конец позволяет поверить в то, что в будущем и он сделает что-то хорошее. Сказки позволяют ребенку уйти от скуки обыденной жизни, почувствовать неизведанное, пережить эмоциональную встряску. [12]

Сказки, особенно волшебные, где обязательно присутствуют сверхъестественная сила и персонажи «вредители», аккумулируют в себе богатый материал, на основе которого дошкольники способны усвоить типичные образцы и модели поведения, определяемые не только сложившейся ситуацией, но и характером персонажа.

1.3 Особенности художественного восприятия действительности в дошкольном возрасте

дети дошкольный сказка герой

Главная ценность дошкольного возраста — высокая эмоциональная отзывчивость на художественное слово, способность сопереживать, с волнением следить за развитием сюжета, ждать счастливой развязки, поэтому мы говорим о возможности и необходимости формирования литературного вкуса с дошкольного возраста. [5]

Выразительное чтение вслух способствует созданию у ребенка образных представлений, воздействует на эмоции и восприятие, помогает заинтересовать ребенка, вызвать у него желание вновь слушать знакомое произведение. Более того, чтение вслух приучает к внимательному слушанию текста. Выбирая эту форму работу с книгой, важно соблюдать определенные правила: четко выговорить слова, читать не очень громко, но и не очень тихо, соблюдать паузы. Чтение должно быть эмоционально окрашенным, чтобы удержать внимание ребенка. Целесообразно выбрать небольшие по объему произведения с динамичным сюжетом, повторами, что способствует более внимательному слушанию и более быстрому запоминанию текста.

Детский сад знакомит дошкольников с лучшими произведениями для детей и на этой основе решает целый комплекс взаимосвязанных задач нравственного, умственного, эстетического воспитания.

Процесс развития эстетического восприятия очень заметен в дошкольном возрасте. Понять, что художественное произведение отражает типичные черты явлений, ребенок может уже в 4-5 лет. Исследователи отмечают такую особенность художественного восприятия ребенка, как активность, глубокое сопереживание героям произведений. У старших дошкольников появляется способность мысленно действовать в воображаемых обстоятельствах, как бы становиться на место героя. Например, вместе с героями сказки дети испытывают чувство страха в напряженные драматические моменты, чувство облегчения, удовлетворения при победе справедливости. [16]

Многие сказки внушают уверенность в торжестве правды, в победе добра над злом. Оптимизм сказок особенно нравится детям и усиливает воспитательное значение этого средства.

Увлекательность сюжета, образность и забавность делают сказки весьма эффективным педагогическим средством. В сказках схема событий, внешних столкновений и борьбы весьма сложна. Это обстоятельство делает сюжет увлекательным и приковывает к нему внимание детей. Поэтому правомерно утверждение, что в сказках учитываются психические особенности детей, прежде всего неустойчивость и подвижность их внимания.

Образность — важная особенность сказок, которая облегчает их восприятие детьми, не способными еще к абстрактному мышлению. В герое обычно весьма выпукло и ярко показываются главные черты характера, которые сближают его с национальным характером народа: отвага, трудолюбие, остроумие и т. п. Эти черты раскрываются и в событиях, и благодаря разнообразным художественным средствам, например гиперболизации. [10]

В детском саду у ребенка формируют также некоторые элементарные умения анализировать произведение (его содержание и форму). К моменту поступления в школу каждый ребенок должен уметь определить основных героев (о ком говорится в произведении), высказать свое отношение к ним (кто нравится и почему), определить жанр произведения (стихотворение, рассказ, сказка), уловить наиболее яркие примеры образности языка (определения, сравнения и др.).

Часть программных произведений дети должны выучить наизусть (стихотворения, малые фольклорные жанры), часть — уметь передавать близко к тексту (пересказывать). Кроме того, ребенок овладевает способами исполнения ролей в инсценировке, в игре-драматизации по литературным сюжетам. Одна из важных задач — формировать самостоятельность детей в художественно-речевой и театрально-игровой деятельности, развивать их творческие способности. [5]

Сказка является неотъемлемым элементом в воспитании детей. Она на доступном языке учит детей жизни, рассказывает о добре и зле. Примером правильного половозрастного выбора может быть рассказывание сказки Ш. Перро «Красная Шапочка». Милая сказка полезна и интересна девочкам в 3 — 4 года. Красивая, послушная, кроткая — все эти качества необходимы для развития в девочке женственности. Наказанием за непослушание и своеволие является встреча с волком и все неприятности, которые случились с бабушкой из-за того, что Красная Шапочка не послушала Маму. Читая и рассказывая сказки, мы развиваем внутренний мир ребёнка. Дети, которым с раннего детства читались сказки, быстрее начинают говорить правильно выражаясь. Сказка помогает формировать основы поведения и общения. Роль детских сказок развивать фантазию и воображение ребёнка, а так же его творческий потенциал.

Восприятие сказки, сказочных героев оказывает сильное воздействие на эмоциональное развитие детей, процесс ознакомления со сказкой создает реальные психологические условия для формирования социальной адаптации ребенка. Детские сказки расширяют словарный запас малыша, помогают правильно строить диалог, развивают связную логическую речь. Не менее важно сделать речь ребёнка эмоциональной, красивой, образной. Формируется умение задавать вопросы. Очень важна связь между речевой и умственной деятельностью детей.

Сопоставление сказочных героев приводит к непроизвольной оценке. Эмоциональное отношение детей к сказочным героям ярко окрашено. Ребенок бурно радуется победе положительного персонажа, благополучному исходу событий, торжества добра над злом.

Например, перечитывая сказку «Коза-дереза», почти все малыши с торжеством заканчивают ее тем, что коза упала с печки и разбилась. Активно действуя (мысленно) вместе с героем, дети пытаются иногда вмешаться в события (прерывают чтение, закрывают глаза, шлепают по картинке с изображением «плохого» персонажа и т. д.). Вместе с тем, в этом возрасте эмоциональное отношение детей к героям часто бывает не связано с текстом. оно определяется ограниченным жизненным опытом детей, который не всегда дает возможность правильно понять произведение. Психологи заметили, что мишку из сказки «Теремок» ребенок называет хорошим только потому, что у него дома есть любимая игрушка — мишка.

Сказки учат ребенка мыслить, расширять кругозор. Его интересует результат действия героев сказки и, как правило, волнует собственная причастность к происходящему.

Для выявления особенностей восприятия сказочных героев детьми дошкольного образа было проведено экспериментальное исследование, которое описано в следующей главе.

Глава 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОСПИЯТИЯ ДЕТЬМИ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА СКАЗОЧНЫХ ГЕРОЕВ

2.1 Организация и изучение восприятия сказочных героев детьми дошкольного возраста

В исследовании приняли участие 19 дошкольников старшего дошкольного возраста: 11 девочек и 8 мальчиков; из них 5 мальчиков и 8 девочек в возрасте 5 лет и 3 мальчика и 3 девочки в возрасте 6 лет.

Для решения поставленных задач в качестве экспериментального материала была использована народная волшебная сказка «Гуси-лебеди».

Было подготовлено два варианта сказки: традиционный — для проведения первого эксперимента, второй вариант — с изменением композиции.

При создании экспериментального варианта начало сказки оставалось неизменным, модификации касались ее развязки, а именно: при повторной серии испытаний героя (Сестрицы Аленушки) Печкой, Молочной Речкой, Кисельными Берегами и Яблонькой он во всех случаях реагирует отрицательно, не выполняя просьбы, в форме которых были испытания («съесть ржаного пирожка, киселька, лесного яблочка»), что влечет за собой неспасение от погони, означающее победу антагониста, олицетворяющего зло, и поражение Сестрицы Аленушки, воплощающей добро.

Процедура эксперимента включала в себя три этапа.

Первый этап — изучение эмоционального восприятия детей старшего дошкольного возраста к персонажам народной волшебной сказки до непосредственного предъявления одного из подготовленных вариантов. Для этого использовался Цветовой тест отношений (ЦТО), разработанный A. M. Эткиндом [Приложение 1].

Цветовой тест отношений — это компактный невербальный диагностический метод, отражающий как сознательный, так и частично неосознаваемый уровни отношений человека. Он опирается на концепцию отношений В. Н.Мясищева, идеи Б. Г.Ананьева об образной природе психических структур любого уровня и представления А. Н.Леонтьева о чувственной ткани смысловых образований личности.

Методической основой данного теста является цветоассоциативный эксперимент. Идея и процедуры эксперимента были разработаны А. М.Эткиндом. Он исходит из предположения о том, что существенные характеристики невербальных компонентов отношений к значимым другим и к самому себе отражаются в цветовых ассоциациях к ним. Цветовая сенсорика весьма тесно связана с эмоциональной жизнью личности. Эта связь, подтвержденная во многих экспериментально-психологических исследованиях, давно используется в ряде психодиагностических методов.

Метод цветоассоциативного эксперимента отличается от других цветовых методов своеобразным способом извлечения реакций на цветовые стимулы и иной постановкой задачи тестового исследования. Все это позволяет считать данный метод оригинальным средством личностного тестирования. Психодиагностический метод цветоассоциативного исследования отношений личности был назван «цветовой тест отношений» (ЦТО).

Задание № 1 — ребенку предлагалось восемь цветовых стимулов (карточек), которые он должен был соотнести с характером следующих персонажей: Братец Иванушка, Баба-Яга, Сестрица Алёнушка, Еж, Молочная Речка, Кисельные Берега, Печка, Яблонька. При этом подчеркивалось, что необходимо будет подбирать цвет, подходящий именно к характеру сказочного героя, а не к его одежде или внешнему виду.

Задание № 2 заключалось в ранжировании цветных карточек, начиная с самого «красивого, приятного для глаза» и кончая «самым некрасивым, неприятным».

Второй этап — предъявление испытуемым варианта сказки с искаженной композицией.

На третьем этапе исследования осуществлялось повторное применение ЦТО для исследования изменения эмоционального отношения детей к персонажам. При этом специально подчеркивалось, что необходимо подобрать цвета, подходящие для характеров персонажей именно только что прослушанной сказки, а не вообще для Братца Иванушки, Сестрицы Аленушки и других.

При обработке эмоционального восприятия дошкольников к тому или иному персонажу определялись местом (рангом) соотносимого с ним цвета в шкале цветовых предпочтений ребенка.

Для статистической обработки результатов эксперимента были использованы следующие методы математической статистики: коэффициент ранговой корреляции Спирмена (для определения тесноты и направления корреляционной связи между двумя групповыми иерархиями, между двумя признаками, измеренными в одной и той же группе); G-критерий знаков (для оценки достоверности сдвига признака от первого замера ко второму).

2.2 Анализ и оценка результатов

Картину поляризации эмоционального восприятия дошкольников к персонажам сказки до экспериментальной ситуации можно представить в виде усредненных и упорядоченных по возрастанию ранговых мест персонажей в шкале, где первый ранг соответствует максимально положительному эмоциональному восприятию, а восьмой — максимально отрицательному. (Приложение 2)

Из приложения 2 видно, что наиболее эмоционально принимаемыми являются образы персонажей Сестрица Аленушка, Братец Иванушка. Они часто встречаются в народных волшебных сказках в положительных ролях героев или искомых персонажей и, следовательно, хорошо знакомы дошкольникам и имеют по отношению к себе достаточно определенное и устойчивое положительное эмоциональное отношение. Последнее место отводится образу Бабы-Яги, предстающей в сказках, как правило, в роли антагониста / вредителя. К неантропоморфным образам персонажей Еж, Молочная Речка, Кисельные Берега, Печка и Яблонька старшие дошкольники не демонстрируют столь выраженного положительного или отрицательного эмоционального отношения.

Эмоциональное восприятие к образам сказочных персонажей у детей, прослушавших версию сказки с искаженной композиционной структурой, значительно изменяется. (Приложение 3, 4)

Образ Сестрицы Аленушки с первого места (ранг 2,58) был перенесен на предпоследнее шестое место (4,36);

образ Братца Иванушки со второго места (3,16) переместился на первое (2,36);

второе место (3,05), передвигаясь с пятого (4,18), занял образ сказочного Ежа;

на третье место (3,38), вместо исходного четвертого (3,88), был поставлен образ Молочной Речки, Кисельных Берегов;

четвертое и пятое, вместо бывших шестого и третьего мест, заняли остальные испытатели Печка (3,96 против 4,55) и Яблонька (4,09 против 3,76) соответственно.

Значения коэффициента ранговой корреляции Спирмена в данном случае(- 0,7) не достигают уровня статистической значимости (р<0,05), что указывает на достоверность изменения эмоционального восприятия детей к персонажам сказки. (Приложение 5)

При рассмотрении группы с целью возможного выявления в ней возрастных различий в характере изменения эмоционального восприятия к действующим лицам сказки обнаружились интересные закономерности (Приложение 6).

У дошкольников пяти лет изменение эмоционального восприятия к образам Сестрицы Аленушки в роли героя и Бабы-Яги в роли антагониста/вредителя не имеет однозначной тенденции. Доля детей, все-таки пересмотревших свое отношение к данным образам в пользу их большего эмоционального отвержения, несущественно превышает долю детей, эмоциональное отношение которых к этим персонажам даже несколько улучшилось.

Также не достигают уровня статистической достоверности сдвиги в сторону улучшения эмоционального восприятия к образам Братца Иванушки в роли искомого персонажа и помощника — Ежа.

Дошкольники шести лет демонстрируют значительное изменение эмоционального восприятия в сторону его ухудшения к образам Сестрицы Аленушки в роли героя и Бабы-Яги в роли антагониста, а также в сторону улучшения к образам Братца Иванушки и Ежа, исполняющих круг действий искомого персонажа и помощника.

Данный факт может объясняться тем, что у детей пяти лет в оценке сказочных персонажей преобладает ориентация на их внешний вид. При этом нравственные характеристики, выражающиеся через круг действий персонажа, находятся на втором плане. Ведущую же роль в оценке действующих лиц сказки они начинают играть только с шестилетнего возраста, когда дети научаются дифференцировать понятия «хороший» и «красивый», и те уже не становятся полностью совпадающими, как это было у младших детей. Вероятно, образ Сестрицы Аленушки как раз и является для дошкольников внешне привлекательным. Красивая Сестрица Аленушка не может быть плохой для младших детей. Известно также, что адекватное эмоциональное восприятие дошкольников к нравственным нормам формируется только в конце старшего дошкольного возраста. Можно предположить, что дети пяти лет, идентифицируясь с образом какого-либо персонажа, в силу большего, чем у шестилетних детей, эгоцентризма не могут отстраниться от него, занять независимую позицию стороннего наблюдателя, позволяющую адекватно отнестись к этому персонажу. Продолжая идентифицироваться с ним, дошкольники демонстрируют к нему положительное эмоциональное отношение, определяющее и систему отношений ко всем остальным персонажам.

Таким образом, исследование на материале восприятия детьми народной волшебной сказки позволяет уловить один из моментов перехода ребенка на новый уровень развития морального сознания.

В работе были выявлены некоторые тендерные особенности изменения эмоционального отношения детей шести лет к персонажам сказки после прослушивания ее искаженного варианта (Приложение 7).

У мальчиков обнаружено значительное ухудшение эмоционального отношения к образу Сестрицы Аленушки в роли героя, а также улучшение к образам Братца Иванушки и Ежа, исполняющих круг действий искомого персонажа и помощника.

У девочек же видны значительные изменения эмоционального восприятия в пользу их ухудшения к образам Сестрицы Аленушки в роли героя и Бабы-Яги в роли антагонист, а также в сторону их улучшения к образу Ежа, исполняющего круг действий помощника

Таким образом, можно констатировать, что в изменении эмоционального восприятия старших дошкольников к образам сказочных персонажей при нарушении композиционного строя прослеживаются различия, которые проявляются в достоверном улучшении эмоционального отношения к мужскому образу искомого персонажа у мальчиков, не наблюдающемся у девочек, и в достоверном ухудшении эмоционального отношения к образу антагониста у девочек. Мальчики, которые еще до процедуры предъявления им экспериментального варианта сказки больше симпатизировали образу Братца Иванушки, чем девочки, в связи с актуальностью процессов полоролевой идентификации, после указанной процедуры еще больше утвердились в своем положительном отношении к данному образу. Кроме того, Братец Иванушка не делает в сказке ничего плохого, в отличие от остальных персонажей, действия которых, так или иначе, привели к негативному финалу. Девочки же по причине все той же значимости процессов половой идентификации до процедуры эксперимента более симпатизировали образу Сестрицы Аленушки, чем образу Братца Иванушки (в отличие от мальчиков).

Можно предположить, что процесс эмоциональной идентификации с данным персонажем и определил поначалу объект развертывающихся эмпатических переживаний, вместе с которым девочки участвовали в сказочных событиях до тех пор, пока герой соответствовал всем сказочным канонам и упорно боролся за спасение искомого персонажа. Череда же искаженных композиционных элементов сказки, а именно непрохождение серии трех испытаний героем и победа антагониста, ослабляет процесс эмоционального уподобления герою и вызывает у девочек разочарование в нем, проявляющееся в достоверном ухудшении эмоционального отношения к нему. При этом, естественным кажется уход на второй план образа Братца Иванушки, изменение эмоционального восприятия к которому здесь недостоверно, а также значительное (достоверное) ухудшение эмоционального восприятия к фигуре антагониста (в отличие от недостоверного — у мальчиков). Последнее может объясняться компенсацией разочарования в герое, с которым имела место эмоциональная идентификация, «поиском виноватого» в том, что он продемонстрировал свою геройскую несостоятельность.

После проведённой работы были разработаны рекомендации для воспитателей, родителей, психологов. ( Приложение 8)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сказка близка ребенку по мироощущению, ведь у него эмоционально-чувственное восприятие мира. Ему еще не понятная логика взрослых рассуждений. А сказка и не учит напрямую. В ней есть только волшебные образы, которыми ребенок наслаждается, определяя свои симпатии.

В сказке всегда есть четкая граница: это — Добро, а это — Зло, этот персонаж — плохой, а этот — хороший. Сказки позволяют ребенку уйти от скуки обыденной жизни, почувствовать неизведанное, пережить эмоциональную встряску.

Проведенное исследование экспериментально подтвердило предположение о том, что искажение композиции народной волшебной сказки ведет к формированию такого эмоционального восприятия к ее персонажам, которое не соответствует объективному характеру их нравственной поляризации. Прежде всего, предъявление детям такой сказки приводит к изменению отношения к двум главным действующим лицам — герою и антагонисту. А так как они представляют собой персонифицированные полярные категории добра и зла, т. е. этические эталоны, формирование которых в старшем дошкольном возрасте является актуальным, то можно констатировать, что искажение композиционного строения народной волшебной сказки делает данную сказку неприменимой для целей такого формирования.

Противоположный традиционному характер развязки и реакций героя на действия испытателей, с одной стороны, психологизирует образы действующих лиц сказки, приближает их к реальной действительности, но, с другой — затрудняет выделение в них тех нравственных характеристик, которые заложены народной волшебной сказкой.

Таким образом, композиция сказки является условием, определяющим возможность ее использования в формировании полярного эмоционального отношения старших дошкольников к этическим эталонам, необходимого для присвоения ребенком нравственных норм, которые содержит в себе сказка.

Предъявление детям сказки с искаженной композицией приводит к изменению отношения не только к главным действующим лицам (герою и антагонисту), действия которых отклоняются от традиционных, но и к второстепенным (искомому персонажу и помощнику), функции которых остаются неизменными. Таким образом, нарушение традиционной композиции сказки приводит к появлению неадекватного отношения к героям сказки и в целом ведет к этической дезориентации ребенка.

Обнаружены возрастные различия в интенсивности изменения эмоционального отношения к образам персонажей, выступающим в роли действующих лиц сказки с искаженной композицией. Дети шести лет (в отличие от детей пяти лет) демонстрируют значимые изменения эмоционального восприятия ко всем четырем указанным выше персонажам.

Таким образом, исследование подтверждает то, что главное в сказке — это роль внешнего оформления образа персонажа при его оценке дошкольниками, а также возрастную обусловленность способности к эмоциональному отстранению от идентифицируемого объекта для формирования адекватного эмоционального восприятия к нему, и динамику эмоционального компонента нравственного развития в дошкольном возрасте.

Эмоциональное восприятие дошкольников к героям сказки и, следовательно, восприятие ими полярных этических эталонов во многом определяется протекающими в дошкольном возрасте процессами половой идентификации, что также необходимо учитывать, выстраивая работу по нравственному развитию дошкольников.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Алексеенкова, Е. Г. Зависимость эмоционального отношения дошкольников к персонажам сказки от ее композиции / Е. Г. Алексеенкова, В. Н. Андреева // Вопросы психологии. -2006. — № 6. — С. 39- 47.

2. Вачков, И. В. Сказкотерапия: Развитие самосознания через психологическую сказку / И. В. Вачков — М.: Ось-89, 2001.

3. Гамезо, М. В. Возрастная и педагогическая психология / М. В. Гамезо, Е. А. Петрова. — М.: Педагогическое общество России, 2004. — 512 с.

4. Гусейнов, А. А. Социальная природа нравственности [Текст] /А. А.Гусейнов. — М., 1974.

5. Запорожец, А. В. Неверович, Я. З. Развитие социальных эмоций у детей дошкольного возраста [Текст] /А. В.Запорожец, Я. З.Неверович. — М., 1986.

6. Зинкевич-Евстигнеева, Т. Д. Психологическое развитие дошкольника [Текст] /Т. Д.Зинкевич-Евстигнеева. — М., 1998

7. Зинурова, Р. Р. Развитие диалектического мышления дошкольников посредством «диалектических наглядных схем» на основе мифов и сказок / Р. Р. Зинурова // Мир психологии. — 2003. — № 3. — С. 174 — 181.

8. Кошелева, А. Д. Эмоциональное развитие дошкольника [Текст] /А. Д.Кошелева. — М., 1985.

9. Логинова, В. И. Саморукова, П. Г. Дошкольная педагогика[Текст] /В. И.Логинова, П. Г.Саморукова. — М., 1988.

10. Мухина, В. С. Возрастная психология [Текст] /В. С.Мухина. — М., 1997.

11. Никифоров, А. И. Сказка, её бытование и носители [Текст] /А. И.Никифоров. — М., 1930.

12. Пазухина, И. А. Развитие навыков общения у детей младшего дошкольного возраста / И. А. Пазухитина // Дошкольная педагогика. — 2004. — № 3. — С. 36-39.

13. Пазухина, И. А. Ступеньки к самопознанию / И. А. Пазухина // Дошкольная педагогика. — 2002. — № 3 — С. 35.

14. Полякова, М. Н. Построение развивающей среды в группах для детей старшего дошкольного возраста / М. Н. Полякова // Дошкольная педагогика. — 2004. — № 1. — С. 6 — 10.

15. Пропп В. Я. Фольклор и действительность [Текст] /В. Я.Пропп. — М., 1976

16. Субботский, Е. В. Нравственное развитие дошкольников[Текст] /Е. В.Субботский// Вопросы психологии. — М., 1983.

17. Тихомирова, И. И. Мышление как основа вдумчивого чтения / И. И. Тихомирва // Школьная библиотека. — 2004. — № 8. — С.46-51.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Цветовой тест отношений (ЦТО), разработанный A. M. Эткиндом

В ЦТО используется набор цветов из восьми цветового теста М. Люшера. Обоснование возможности диагностики отношений испытуемых к значимым понятиям и людям с помощью ЦТО дается количественной оценкой, полученной путем вычисления коэффициента корреляций между матрицей семантических расстояний цветов и стереотипов и матрицей средних рангов цветов в ассоциациях к этим же стереотипам. Вычисленный с учетом одного только фактора оценки, этот коэффициент равен 0,60, а с учетом всех трех факторов личностного дифференциала он оказался еще выше — 0,69 (в обоих случаях р < 0,01). Это значит, что на первые места в ассоциативной раскладке выходят именно те цвета, которые сходны по своему значению с ассоциируемым понятием. Все это подтверждает валидность цветовых ассоциаций как метода измерения эмоциональных значений на достаточно высоком уровне достоверности.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Сказочный герой

Место

Ранг

Сестрица Алёнушка

1

2,58

Братец Иванушка

2

3,16

Яблонька

3

3,76

Молочная река

4

3,88

Ёж

5

4,18

Печка

6

4,55

Кисельные Берега

7

4, 88

Баба — Яга

8

4,95

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Сказочный герой

Место

Ранг

Сестрица Алёнушка

6

4,36

Братец Иванушка

1

2,36

Яблонька

5

4,09

Молочная река

3

3,38

Ёж

2

3,05

Печка

4

3,96

Кисельные Берега

7

4,86

Баба — Яга

8

4,91

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

С. Алёнушка

Б. Иванушка

Река

Ёж

Кисельные берега

Печка

Яблонька

Баба-Яга

ранг по перв. экспер.

1

2

4

5

7

6

3

8

ранг по контрольн. экспер.

6

1

3

2

7

4

5

8

D2 і

25

1

1

9

0

4

4

0

ПРИЛОЖЕНИЕ 6

Сдвиг эмоционального отношения детей к персонажам сказки после прослушивания версии с искаженным композиционным строем (число испытуемых в %)

Действующее лицо сказки

Возрастная группа

Сдвиг эмоционального отношения к действующему лицу сказки

в сторону ухудшения

«нулевой»

в сторону улучшения

Герой (Сестрица Аленушка)

5 лет

61,2

18,9

19,9

6 лет

70,7

9, 3

20

Помощник (Еж)

5 лет

30,1

21,1

48,8

6 лет

16,4

30,1

53,5

Искомый персонаж (Братец Иванушка)

5 лет

25,8

25,8

48,4

6 лет

20,8

34,3

44,9

Антагонист (Баба-Яга)

5 лет

30,6

52

17,4

6 лет

29,5

64,1

6,4

ПРИЛОЖЕНИЕ 7

Сдвиг эмоционального отношения мальчиков и девочек к персонажам сказки после прослушивания версии с искаженным композиционным строем (число испытуемых в %)

Действующее лицо сказки

Пол

Сдвиг эмоционального отношения к действующему лицу сказки

в сторону ухудшения

«нулевой»

в сторону

улучшения

Герой (Сестрица Аленушка)

Мальчики

59,8

10,1

30,1

Девочки

74,8

14,1

11,1

Помощник (Еж)

Мальчики

12,6

19,5

67,9

Девочки

17,2

21,1

61,7

Искомый персонаж (Братец Иванушка)

Мальчики

11,3

40,9

47,8

Девочки

28,3

17,2

54,5

Антагонист (Баба-Яга)

Мальчики

28,0

49,3

22,7

Девочки

30,7

62,2

7,1

ПРИЛОЖЕНИЕ 8

Психолого-педагогические рекомендации воспитателям и родителям:

1. Не следует прекращать читать ребенку вслух, даже в том случае, если он умеет читать самостоятельно, поскольку именно чтение взрослого предоставляет больше возможностей для полноценного восприятия.

2. Дети в дошкольном возрасте очень любят сказки. Слушая сказку, ребенок не умеет и не хочет занять позицию стороннего наблюдателя по отношению к описываемым событиям в сказке. Он вмешивается не только мысленно, но и действенно в ход повествования. Не ругать ребенка и не наказывать, если он под впечатлением прочитанного испортил книгу: замарал изображение отрицательного героя, вырезал ножницами положительного персонажа, желая спасти его от опасности. Необходимо помнить, что это — результат специфической активности ребенка: содействия, которая может проявляться и таким образом. В таких случаях нужно поговорить с ребенком и объяснить ему необходимость бережного отношения к книгам.

3. Необходимо отвечать на вопросы детей о прочитанном, отталкиваться от них при проведении бесед о книгах. В художественных текстах множество слов, значения которых еще не известны ребенку. Ребенку нужно указать значение слова, если ребенок задал вопрос или если вы чувствуете необходимость разъяснения значения слова для понимания текста.

4. Для детей старшего дошкольного возраста могут быть привлекательны как положительные, так и отрицательные герои. Играя роль отрицательного героя, ребенок может вызвать недовольство взрослых. В таких случаях рекомендуем попытаться отвлечь и переключить ребенка на другое занятие, временно отказаться от чтения любимой книги.

5. Если сказка заканчивается печально, если ребенок слишком эмоционально реагирует, придумать вместе с ребенком другую концовку.

6. Для того, чтобы ребенок глубже и адекватнее понял прочитанный текст, необходимо побуждать ребенка к творческой деятельности (рисованию, лепке, инсценированию сказок)

Если вы думаете скопировать часть этой работы в свою, то имейте ввиду, что этим вы только снизите уникальность своей работы! Если вы хотите получить уникальную курсовую работу, то вам нужно либо написать её своими словами, либо заказать её написание опытному автору:
УЗНАТЬ СТОИМОСТЬ ИЛИ ЗАКАЗАТЬ »